Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Суд не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.





Е.А. обратилась в суд с иском к И.И. о разделе совместно нажитого имущества.

В судебном заседании ответчик И.И. и его представитель А.В. представили заявление об утверждении мирового соглашения, заключенного между истцом Е.А. и ответчиком И.И., истец Е.А. в судебное заседание не явилась, представив заявление о рассмотрении заявления без ее участия, указав, что ей разъяснены и понятны последствия прекращения производства по делу.

Суд первой инстанции со ссылкой на ст.39 ГПК РФ, утверждая мировое соглашение между истцом Е.А. и ответчиком И.И. и прекращая производство по делу, исходил из того, что мировое соглашение не нарушает права и законные интересы сторон и других лиц, не противоречит закону и иным нормативным правовым актам.

Судебная коллегия полагает данный вывод суда ошибочным.

Как следует из материалов дела, решением районного суда от 27 июля 2009 года постановлено взыскать с И.И. в пользу ООО сумму основного долга 353500 руб., проценты по договору займа 84840 руб., неустойку в размере 26512,50 руб., расходы по уплате государственной пошлины в размере 6849,47 руб.

Из данного решения видно, что требования ООО вытекают из договора займа, заключенного между ООО в лице директора А.Ю. (займодавцем) и И.И. (заемщиком), от 12 августа 2008 года на сумму 353500 рублей под 3 % ежемесячно со сроком возврата 12 февраля 2009 года для приобретения земельного участка по договору купли-продажи земельного участка от 25 июля 2008 года.

По условиям договора купли-продажи земельного участка от 25 июля 2008 года И.И. приобрел земельный участок с кадастровым номером № площадью 53838 кв.м.

Определением районного суда от 18 августа 2010 года произведена замена правопреемником ООО «П» взыскателя ООО в исполнительном производстве по исполнению вышеуказанного решения районного суда от 27 июля 2009 года.

Согласно выписки из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 30 января 2013 года в отношении земельного участка, зарегистрированного за И.И., установлено ограничение (обременение) права в пользу ООО «П».



Между тем по условиям утвержденного судом мирового соглашения данный участок переходит в собственность истца Е.А., что затрагивает права ООО «П» на удовлетворение его требований к должнику И.И. по договору займа от 12 августа 2008 года из стоимости заложенного земельного участка площадью 46152 кв.м., приобретенного И.И. за счет заемных средств.

Однако в привлечении ООО «П» к участию в деле судом первой инстанции отказано.

При этом привлеченный в качестве третьего лица А.Ю. в судебном заседании возражал против утверждения мирового соглашения, указывая, что данное соглашение затрагивает его права и права ООО «П» как взыскателей по сводному исполнительному производству в отношении должника И.И.

При таких обстоятельствах заключение мирового соглашения в отсутствии согласия третьего лица А.Ю. и ООО «П», которое, исходя из обстоятельств дела, следовало привлечь к участию в деле в качестве третьего лица, нельзя признать соответствующим требованиям ч.2 ст.39 ГК РФ, согласно которой суд не принимает отказ истца от иска, признание иска ответчиком и не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

Судебная коллегия отменила определение суда с вынесением нового определения, которым в удовлетворении заявления об утверждении мирового соглашения, заключенного между истцом Е.А. и ответчиком И.И. по делу о разделе совместно нажитого имущества, отказала, дело возвращено в суд первой инстанции для продолжения рассмотрения по существу(Дело № 33-1971/2013, Ибресинский районный суд Чувашской Республики).

 

Обращение в суд путем оспаривания действий должностного лица, преследующее цель пересмотра вступившего в законную силу решения суда способом, не предусмотренным гражданским процессуальным законом, не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства.

В.Н. обратился в суд с заявлением об оспаривании действий должностного лица Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Чувашской Республике.

В обоснование такого заявления В.Н. указал следующее. В связи с обращением В.Н. по поводу нарушения его прав на землю, а именно по поводу самовольного занятия ООО принадлежащего В.Н. земельного участка для строительства дороги, прокуратура Чебоксарского района Чувашской Республики с привлечением специалистов Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Чувашской Республике организовала проверку в отношении ООО и после оформления результатов этой проверки проинформировала В.Н. о том, что доводы его обращения о самовольном занятии ООО его земельного участка не подтвердились. По мнению В.Н., такой результат проверки основан на информации, представленной государственным инспектором Чебоксарского района по использованию и охране земель А.П., который неправомерно использовал при осуществлении проверки результаты аэрофотосъемки, произведенной в 1991 году. Заявитель полагает, что сведения аэрофотосъемки 1991 года, будучи отменены в 1993 году, не должны были применяться.

Судом вынесено решение об отказе в удовлетворении заявления В.Н.

Судебная коллегия отменила решение суда первой инстанции по следующим основаниям.

Согласно п.1 ч.1 ст. 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии искового заявления, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке; заявление предъявлено в защиту прав, свобод или законных интересов другого лица государственным органом, органом местного самоуправления, организацией или гражданином, которым Гражданским процессуальным кодексом РФ или другими федеральными законами не предоставлено такое право; в заявлении, поданном от своего имени, оспариваются акты, которые не затрагивают права, свободы или законные интересы заявителя.

Применительно к рассматриваемой в рамках настоящего дела правовой ситуации следовало исходить из того, что обращение В.Н. в суд путем оспаривания действий государственного инспектора Чебоксарского района по использованию и охране земель А.П. преследует цель пересмотра вступившего в законную силу решения суда способом, не предусмотренным гражданским процессуальным законом. Соответственно, его обращение в суд не подлежало рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства.

Так, из материалов дела следует, что В.Н. обжалованы в суд действия государственного инспектора Чебоксарского района по использованию и охране земель А.П., принимавшего участие в проверке, организованной Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Чувашской Республике по требованию заместителя прокурора Чебоксарского района Чувашской Республики от 26 июля 2012 года. По результатам указанной проверки 3 августа 2012 года Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Чувашской Республике был оформлен соответствующий акт проверки, и названный акт проверки был предметом судебной проверки в рамках рассмотрения районным судом заявления В.Н. о признании незаконным акта проверки от 3 августа 2012 года. Вступившим в законную силу решением суда от 7 ноября 2012 года в удовлетворении заявления В.Н. было отказано.

При рассмотрении и разрешении указанного дела суд давал правовую оценку, в том числе действиям лиц, проводивших проверку, по использованию в ходе проверки материалов аэросъемки, произведенной в 1991 году. В рамках настоящего дела В.Н. фактически требует повторной судебной оценки действий по использованию материалов аэросъемки, что недопустимо.

Судебная коллегия отменила решение суда и прекратила производство по гражданскому делу по заявлению В.Н. о признании незаконными действий государственного инспектора по использованию и охране земель А.П. (дело № 33-2026/2013, Чебоксарский районный суд Чувашской Республики)

 

Рассмотрение дела о признании права собственности на недвижимое имущество в отсутствие арендатора участка, на котором расположен спорный объект недвижимости, является безусловным основанием для отмены судебного решения.

С.А. обратился в суд с иском к ООО о признании права собственности на одноэтажное кирпичное нежилое здание общей площадью 3436,2 кв.м.

В обоснование иска указано, что 23 марта 2011 года между ним и ООО в лице конкурсного управляющего В.А. был заключен договор купли-продажи имущества, на основании которого он приобрел у ответчика животноводческую ферму - одноэтажное кирпичное нежилое здание общей площадью 3436,2 кв.м.

Во исполнение условий договора купли-продажи истец оплатил ответчику 300 000 рублей, что подтверждается квитанцией к приходному кассовому ордеру от 23 марта 2011 года. Однако до настоящего времени он не может зарегистрировать право собственности на указанный объект недвижимости, ввиду отсутствия зарегистрированного права на данный объект у ООО.

Ссылаясь на указанные обстоятельства, истец просил признать за ним право собственности на животноводческую ферму - одноэтажное кирпичное нежилое здание общей площадью 3436,2 кв.м..

Судом исковые требования С.А. удовлетворены в полном объеме.

Судебная коллегия отменила решение суда по следующим основаниям и перешла к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции.

В силу ст. 330 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются, в числе прочих, нарушение или неправильное применение норм процессуального права.

В соответствии с частью 4 этой статьи решение суда первой инстанции подлежит безусловной отмене независимо от доводов жалобы в случае, если суд разрешил вопрос о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле.

По делу установлено, что суд рассмотрел дело о признании права собственности на недвижимое имущество в отсутствие А.Н. – арендатора участка, на котором расположен спорный объект недвижимости, чем нарушил процессуальные права А.Н.

Разрешая спор по существу, судебная коллегия пришла к следующим выводам.

В соответствии со ст. 218 ГК РФ право собственности на имущество может возникнуть на основании гражданско-правовых сделок, в частности, сделки купли-продажи.

Согласно ст. 8.1 ГК РФ в случаях, предусмотренных законом, права, закрепляющие принадлежность объекта гражданских прав определенному лицу (права на имущество) подлежат государственной регистрации. Государственная регистрация прав на имущество осуществляется уполномоченным в соответствии с законом органом на основе принципов проверки законности оснований регистрации, публичности и достоверности государственного реестра.

Права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают, изменяются и прекращаются с момента внесения соответствующей записи в государственный реестр, если иное не установлено законом.

Согласно ст.ст. 164, 131 ГК РФ право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней.

В силу ст. 271 ГК РФ и ст. 35 Земельного кодекса РФ при переходе права собственности на недвижимость, находящуюся на чужом земельном участке, к другому лицу оно приобретает право пользования соответствующим земельным участком на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний собственник недвижимости.

Соответственно если у прежнего собственника не имелось прав на земельный участок, такие права не могут перейти и к новому собственнику.

Судом установлено, что 23 марта 2011 года между С.А. и ООО в лице конкурсного управляющего В.А. был заключен договор купли-продажи имущества, на основании которого истец приобрел у ответчика животноводческую ферму - одноэтажное кирпичное нежилое здание общей площадью 3436,2 кв.м. Между тем никаких документов, подтверждающих право продавца на спорный объект недвижимости, у сторон не имеется. В договоре купли-продажи нет ссылок на документ, подтверждающие право продавца на продаваемый объект.

Имеющаяся в деле инвентаризационная опись, в соответствии с которой по данным инвентаризации, проведенной конкурсным управляющим В.А., по состоянию на 29.10.2009 года на инвентарный учет поставлены коровник, каркас коровника, кормоцех, цех откорма и доильный зал, доказательством возникновения права собственности являться не может.

Применительно к разъяснениям, содержащимся в пункте 36 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и ВАС РФ от 29.04.2010 №№ 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», факт нахождения имущества на балансе лица сам по себе не является доказательством права собственности или законного владения.

Указанная инвентаризационная опись составлена самим продавцом и объективных подтверждений не имеет. Не имеет такой документ и правоустанавливающего значения. Кроме того, из него неясно, какие именно коровники и другие объекты поставлены на инвентарный учет и эти ли объекты явились предметом договора купли-продажи, заключенного с истцом.

Не может служить подтверждением права продавца на спорное недвижимое имущество и технический паспорт, поскольку он составлен уже после продажи спорного объекта недвижимости истцу.

Таким образом, доказательств возникновения права собственности на спорный объект недвижимости у продавца в деле нет, что исключает возможность признания указанного права за покупателем.

К тому же, как следует из договора купли-продажи от 23.03.2011 года, истцу продана ферма площадью 2300 кв.м., тогда как он претендует на признание права собственности на объект недвижимости площадью 3446,2 кв.м.

Здесь же следует отметить, что по данным районной администрации земельный участок, на котором расположен спорный объект недвижимости, продавцу – ООО - не принадлежал ни на каком праве (письмо администрации района от 27.05.2013 на запрос суда).

Наоборот, еще 6 мая 2010 года, то есть до того момента, когда С.А. приобрел в собственность животноводческую ферму, земельный участок, на котором расположена ферма, был предоставлен администрацией района в аренду на 49 лет А.Н.

Договор аренды зарегистрирован в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по ЧР 20.06.2010, является действующим, не оспорен и не признан недействительным.

Таким образом, С.А. приобрел имущество, в отношении которого не имеется доказательств о его принадлежности продавцу, расположенное на земельном участке, не отведенном продавцу для целей размещения указанного имущества, а напротив, находящемся в пользовании иного лица.

При изложенных обстоятельствах его иск о признании права собственности на животноводческую ферму - одноэтажное кирпичное нежилое здание общей площадью 3436,2 кв.м., как на объект недвижимого имущества, не может быть удовлетворен (Дело № 33-1652/2013, Моргаушский районный суд Чувашской Республики).

Постановления должностного лица службы судебных приставов, его действия (бездействие) по исполнению исполнительного документа могут быть оспорены в суде, в районе деятельности которого указанное лицо исполняет свои обязанности.

13 мая 2013 г. в Московский районный суд гор.Чебоксары поступила жалоба А.Г. на действия судебного пристава-исполнителя Московского РОСП гор.Чебоксары по тем основаниям, что 9 апреля 2013 г. в рамках исполнительного производства о взыскании задолженности в пользу ОАО судебным приставом-исполнителем Московского РОСП был незаконно наложен арест на принадлежащий ему автомобиль Тойота Королла, несмотря на то, что автомобиль находится в залоге ЗАО по договору о залоге от 20 июля 2012 г.

Определением судьи от 15 мая 2013 г. жалоба А.Г. на действия судебного пристава-исполнителя была возвращена заявителю по мотивам неподсудности. При этом судья исходил из того, что заявитель А.Г. зарегистрирован в Урмарском районе Чувашской Республики, а проживает в Калининском районе г. Чебоксары, в связи с чем предложил обратиться заявителю либо в Урмарский районный суд Чувашской Республики либо в Калининский районный суд г. Чебоксары в зависимости от места совершения судебным приставом-исполнителем действий по исполнительному производству.

Судебная коллегия отменила определение суда и вернула материалы в тот же суд для разрешения вопроса о принятии жалобы на действия судебного пристава-исполнителя к производству суда по следующим основаниям.

Согласно ст.128 Федерального закона «Об исполнительном производстве» постановления должностного лица службы судебных приставов, его действия (бездействие) по исполнению исполнительного документа могут быть оспорены в арбитражном суде либо суде общей юрисдикции, в районе деятельности которого указанное лицо исполняет свои обязанности.

Как следует из представленных материалов арест наложен судебным приставом-исполнителем Московского РОСП г. Чебоксары, служебные полномочия которой осуществляются по исполнительным производствам на территории Московского района г. Чебоксары.

Вступившим в законную силу определением судьи Урмарского районного суда Чувашской Республики от 29 апреля 2013 г. жалоба А.Г. на действия судебного пристава-исполнителя была возвращена в связи с неподсудностью, был сделан правомерный вывод о том, что данная жалоба подлежит рассмотрению в Московском районном суде гор. Чебоксары (Дело № 33-2331/2013, Московский районный суд г. Чебоксары Чувашской Республики).

Вопросы привлечения к участию в деле третьих лиц отнесены к компетенции суда и являются одной из задач подготовки гражданских дел к судебному разбирательству.

С.Л. обратилась в суд с заявлением к ТСЖ о признании решения общего собрания недействительным. Требования основаны на нормах ст.ст. 47, 146 158 ЖК РФ и мотивированы тем, что о проведении собрания и о принятом на нем решении ей не было известно. При этом оспариваемым решением нарушены ее права собственника жилого помещения в доме по ул. Текстильщиков г. Чебоксары.

Определением судьи указанное заявление оставлено без движения. Заявителю предложено уточнить круг лиц, участвующих в деле, привлечь в качестве третьих лиц собственников всех помещений в указанном доме, а также представить подлинники или заверенные копии приложенных к заявлению доказательств.

Судебная коллегия отменила определение суда по следующим основаниям.

Согласно ст. 131 ГПК РФ исковое заявление подается в суд в письменной форме.

В исковом заявлении должны быть указаны:

1) наименование суда, в который подается заявление;

2) наименование истца, его место жительства или, если истцом является организация, ее место нахождения, а также наименование представителя и его адрес, если заявление подается представителем;

3) наименование ответчика, его место жительства или, если ответчиком является организация, ее место нахождения;

4) в чем заключается нарушение либо угроза нарушения прав, свобод или законных интересов истца и его требования;

5) обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства;

6) цена иска, если он подлежит оценке, а также расчет взыскиваемых или оспариваемых денежных сумм;

7) сведения о соблюдении досудебного порядка обращения к ответчику, если это установлено федеральным законом или предусмотрено договором сторон;

8) перечень прилагаемых к заявлению документов.

В силу ст. 132 ГПК РФ к исковому заявлению прилагаются:

его копии в соответствии с количеством ответчиков и третьих лиц;

документ, подтверждающий уплату государственной пошлины;

доверенность или иной документ, удостоверяющие полномочия представителя истца;

документы, подтверждающие обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, копии этих документов для ответчиков и третьих лиц, если копии у них отсутствуют;

текст опубликованного нормативного правового акта в случае его оспаривания;

доказательство, подтверждающее выполнение обязательного досудебного порядка урегулирования спора, если такой порядок предусмотрен федеральным законом или договором;

расчет взыскиваемой или оспариваемой денежной суммы, подписанный истцом, его представителем, с копиями в соответствии с количеством ответчиков и третьих лиц.

Статьями 131, 132 ГПК РФ на истца не возложена обязанность уточнять круг лиц, участвующих в деле и привлекать кого-либо к участию в процессе.

Наоборот, применительно к положениям ст. 148, 150 ГПК РФ вопросы привлечения к участию в деле третьих лиц отнесены к компетенции самого суда и являются одной из задач подготовки гражданских дел к судебному разбирательству. Указанные вопросы разрешаются судом после принятия иска к производству суда (пункт 4 части 1 статьи 150 ГПК РФ).

В таких условиях не указание истцом в заявлении третьих лиц не являлось препятствием для принятия иска и не могло повлечь оставление заявления без движения.

Тем более что на этапе принятия иска к производству, исходя из его содержания и предмета спора, не усматривается, чем именно могут быть затронуты права и интересы всех собственников помещений многоквартирного дома.

Несостоятельными следует признать и требования судьи о предоставлении подлинников приложенных к заявлению документов, поскольку таких требований статья 132 ГПК РФ не содержит. Не предоставление подлинников документов не может являться препятствием к принятию иска, поскольку доказательства истец вправе представить и в ходе рассмотрения дела.

К тому же, как следует из содержания заявления С.Л., подлинников документов у нее не имеется и она ходатайствует перед судом об их истребовании у ответчика.

В таких условиях применительно к положениям ст. 148-150 ГПК РФ вопрос об истребовании подлинников доказательств суд должен разрешить в рамках подготовки дела к судебному разбирательству (Дело № 33-2285/2013, Калининский районный суд г. Чебоксары Чувашской Республики).

В ч.6 ст.112 Федерального закона «Об исполнительном производстве» предусмотрено, что должник вправе в порядке, установленном данным Федеральным законом, обратиться в суд с иском об отсрочке или о рассрочке взыскания исполнительского сбора, об уменьшении его размера или освобождении от взыскания исполнительского сбора (Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2010 года).

Е.В. обратился в районный суд с иском к Межрайонному отделу судебных приставов по исполнению особых исполнительных производств УФССП России по Чувашской Республике в порядке статьи 112 Федерального закона «Об исполнительном производстве» об уменьшении размера исполнительского сбора и рассрочке его взыскания.

Определением судьи исковое заявление, определенное судьей как жалоба на действия судебного пристава – исполнителя, возвращено заявителю. При этом суд исходил из положений статьи 441 Гражданского процессуального кодекса РФ и аналогичных положений части 1 статьи 128 Федерального закона «Об исполнительном производстве», устанавливающих, что заявление об оспаривании постановлений должностного лица службы судебных приставов, его действий (бездействия) подается в суд, в районе деятельности которого исполняет свои обязанности должностное лицо, указав, что дело подлежит рассмотрению по месту жительства должника.

Между тем, суд не принял во внимание, что Е.В. обратился в суд не с заявлением в порядке статьи 441 Гражданского процессуального кодекса РФ об оспаривании постановлений должностных лиц службы судебных приставов и их действий (бездействия), а в порядке, предусмотренном частью 6 статьи 112 Федерального закона «Об исполнительном производстве», которая предоставляет возможность должнику обратиться в суд не только с заявлением об оспаривании постановления судебного пристава - исполнителя, но и с иском об уменьшении размера исполнительного сбора или освобождении от его взыскания, об отсрочке или о рассрочке его взыскания

Таким образом, законом предусмотрен исковой порядок рассмотрения заявлений об уменьшении размера исполнительского сбора, о рассрочке его взыскания, а подсудность предъявления исков установлена статьями 28-32 Гражданского кодекса РФ.

Настоящий иск подан Е.В. по общим правилам подсудности, установленной статьей 28 Гражданского процессуального кодекса РФ, по месту нахождения ответчика.

При таких данных, оснований для возвращения иска по мотивам, изложенным в определении, у суда не имелось. (Дело № 33-2086/2013, Московский районный суд г. Чебоксары Чувашской Республики).

Исковые требования, заявленные в суд общей юрисдикции по правилам подведомственности до введения в отношении должника процедуры наблюдения, не являющиеся вновь предъявленными требованиями и не относящиеся к текущим платежам, рассматриваются в порядке гражданского судопроизводства.

И.А. обратилась в суд с исковым заявлением к ООО о взыскании суммы неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами, судебных расходов, мотивировав его тем, что ответчик не поставил ей строительные материалы согласно оплаченному 22 июня 2007 года за товар кассовому чеку и товарно-транспортной накладной на сумму 867 391,60 руб., тем самым неосновательно обогатился за её счет.

Определением районного суда от 22 октября 2010 года, оставленным без изменения судебной коллеги по гражданским делам, производство по делу приостановлено до разрешения уголовного дела, возбужденного в отношении И.А. по фактам мошенничества.

20 марта 2013 года производство по делу возобновлено в связи со вступлением в законную силу приговора по уголовному делу в отношении И.А.

Определением районного суда от 9 апреля 2013 года производство по делу прекращено.

Прекращая производство по делу, суд первой инстанции руководствовался п. 1 ч. 1 ст. 134, ст. 220 ГПК РФ и исходил из того, что требования И.А. основаны на денежных обязательствах ответчика, требования к которому с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства, в связи с чем разрешение спора отнесено к подведомственности арбитражного суда.

С указанными выводами суда первой инстанции судебная коллегия не согласилась.

Из материалов дела следует, что определением арбитражного суда от 15 сентября 2011 года в отношении ООО введена процедура наблюдения. Определениями того же суда соответственно от 20 февраля 2012 года и 12 марта 2013 года ООО признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство, продленное до 20 августа 2013 года. А.К. был утвержден сначала временным управляющим, а затем конкурсным.

Таким образом, процедура наблюдения в отношении ответчика была введена 15 марта 2011 года, то есть после подачи И.А. иска в суд (поступившего 21 сентября 2010 года) и его принятия к производству судом.

Согласно пункту 1 статьи 63 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее по тексту - Закон о банкротстве) - с даты вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения требования кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей, за исключением текущих платежей, могут быть предъявлены к должнику только с соблюдением установленного настоящим Федеральным законом порядка предъявления требований к должнику.

В силу положений пункта 1 части 1 статьи 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации - дела о несостоятельности (банкротстве) рассматривают арбитражные суды.

Согласно части 3 статьи 22 Гражданского процессуального кодекса РФ суды общей юрисдикции рассматривают и разрешают дела, предусмотренные частями 1 и 2 статьи 22 Гражданского процессуального кодекса РФ, за исключением экономических споров и других дел, отнесенных федеральным конституционным законом и федеральным законом к ведению арбитражных судов.

Из содержания приведенных норм права следует, что требования кредиторов по денежным обязательствам могут быть предъявлены к должнику только с соблюдением порядка предъявления требований к должнику, установленного Законом о банкротстве, и подлежат рассмотрению арбитражным судом, а не судом общей юрисдикции, с даты вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения.

Применительно к настоящему спору, исковые требования были заявлены И.А. до введения в ООО процедуры наблюдения, вновь предъявленными требованиями не являются, к текущим платежам не относятся, и по правилам подведомственности спора подлежали рассмотрению судом общей юрисдикции.

Судебная коллегия отменила определение суда о прекращении производства по делу с направлением дела в суд первой инстанции для рассмотрения (Дело № 33-2075/2013, Цивильский районный суд Чувашской Республики).

Посредством обязательного государственного страхования жизни и здоровья, предполагающего выплату при наступлении страховых случаев соответствующих страховых сумм, сотрудникам органов внутренних дел обеспечивается право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью.

Б. обратился в суд с иском к ОАО, ООО, МВД о взыскании страховой суммы, компенсации морального вреда, штрафа, судебных расходов.

Исковые требования мотивированы тем, что в 2011 году истец был уволен со службы с филиала академии МВД России по ограниченному состоянию здоровья в связи с установлением ему инвалидности 3 группы по причине заболевания, полученного в период прохождения военной службы. В соответствии с Федеральным законом от 28 марта 1998 года № 52-ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы» он имеет право на получение страховой выплаты в связи с повреждением здоровья. МВД России в 2011 году заключило государственный контракт обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих внутренних войск МВД России, граждан, призванных на военные сборы во внутренние войска МВД России, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел с ОАО, а в 2012 году с ООО. Однако в выплате страхового возмещения указанными лицами ему незаконно отказано.

Определением судьи исковое заявление было возвращено в связи с неподсудностью дела районному суду по тем основаниям, что заявленные требования вытекают из договора страхования, и данный иск не является иском о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, который может быть рассмотрен по месту жительства истца.

Судебная коллегия с указанными выводами суда первой инстанции не согласилась.

Лица, проходящие службу в органах внутренних дел, в силу возложенных на них обязанностей выполняют поставленные перед ними задачи в любых условиях, в том числе со значительным риском для жизни и здоровья, что влечет обязанность государства гарантировать им материальное обеспечение в случае причинения вреда жизни или здоровью при прохождении службы.

Реализуя данную обязанность государства, законодатель установил для лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел обязательное государственное страхование жизни и здоровья, условия и порядок осуществления которого определены в Федеральном законе от 28 марта 1998 года № 52-ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы и сотрудников федеральных органов налоговой полиции».

Обязательное государственное страхование жизни и здоровья сотрудников органов внутренних дел, установленное в целях защиты их социальных интересов и интересов государства (п.1 ст.969 ГК РФ), является одной из форм исполнения государством обязанности возместить ущерб, который может быть причинен жизни или здоровью этих лиц при прохождении ими службы. Следовательно, в конституционно-правовом смысле страховое обеспечение, полагающееся сотрудникам органов внутренних дел в соответствии с указанным Федеральным законом, входит в гарантированный государством объем возмещения вреда, призванного компенсировать последствия изменения их материального и (или) социального статуса вследствие наступления страховых случаев, включая причиненный материальный и моральный вред.

Таким образом, посредством обязательного государственного страхования жизни и здоровья, предполагающего выплату при наступлении страховых случаев соответствующих страховых сумм, сотрудникам органов внутренних дел обеспечивается право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью.

Заключая с федеральным органом исполнительной власти договор обязательного государственного страхования, страховщик тем самым принимает на себя обязательство по предоставлению застрахованным лицам установленного законом страхового обеспечения. И хотя такое обязательство возникает для него из гражданско-правового договора, по которому застрахованные лица выступают в качестве выгодоприобретателей, страховщик, осуществляя выплату страховых сумм, действует во взаимоотношениях с ними от имени государства, то есть выполняет одновременно и публичную функцию, реализуя вытекающую из Конституции Российской Федерации обязанность государства компенсировать вред, причиненный жизни или здоровью этих лиц.

Аналогичная правовая позиция приведена Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 26 декабря 2002 года № 17-П.

Таким образом, указанный иск может быть отнесен к искам о возмещении вреда здоровью.

Согласно ч.5 ст.29 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, предусматривающей подсудность по выбору истца, иски о возмещении вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья или в результате смерти кормильца, могут предъявляться истцом также в суд по месту его жительства или по месту причинения вреда. При этом право выбора суда при альтернативной подсудности принадлежит исключительно истцу. (Дело № 33-1149/2013, Калининский районный суд г. Чебоксары Чувашской Республики).

Требования истца об установлении факта получения черепно-мозговой травмы в период военной службы и об установлении факта причинно-следственной связи травмы и заболевания, в связи с которым установлена инвалидность, по существу являются требованиями в обоснование основного искового требования об обязании изменить формулировку причины инвалидности.

С. обратился в суд с иском к Бюро медико-социальной экспертизы и Военному комиссариату об установлении факта получения черепно-мозговой травмы в период прохождения военной службы, об обязании изменить формулировку причины инвалидности с общего заболевания на заболевание, полученное в период военной службы.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.