Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Парадигмы этического мышления




Если существуют природные задатки (психологический момент) способностей человека к нравственной жизни, то смело можно вести разговор об этическом мышлении и его парадигмах. Этическое мышление постепенно становится предметом специальных исследований. Впервые на эту проблему обратил внимание профессор В. П. Кобляков в своей монографии «Этическое сознание»1. По данной теме защищена кандидатская диссертация М. Н. Тухватуллиным2.

Недостаточная изученность этического мышления и отсутствие соответствующих разделов в учебниках по этике, логике и психологии, как нам представляется, объясняется, во-первых, оторванностью социальных наук (в первую очередь этики) от конкретных задач нравственного развития общества, а во-вторых, методологически ошибочным отождествлением мышления и сознания.

Этическое мышление существует наряду с экономическим, политическим, правовым, эстетическим, инженерно-техническим и другими видами мышления. Раз существует мораль с ее системой понятий и оценок, принципов и норм, убеждений и идеалов, вероятно, есть основание говорить и о специфическом нравственно-этическом мышлении, которое может быть названо этическим. Его выделение дает возможность глубже познать природу морального созна-

1 Кобляков В. П. Этическое сознание. Л., 1979. С. 113, 121.

2 Тухвагуллин М. Н. Этическое мышление как философская про
блема: Автореф. дис.... канд. филос. наук. Уфа: Изд-во БГУ, 1996.18 с.


ния, а также нагляднее представить деятельностно-практи-ческую сторону морали.

Этическое мышление предполагает умение оперировать нравственными оценками и этическими категориями, мотивировать поведение и поступки, давать моральные оценки и характеристики общественным явлениям.

Этическое мышление опирается на ряд основоположений — отправных постулатов, которые мы предлагаем назвать парадигмами1.

Не претендуя на исчерпывающий охват, назовем наиболее важные из них.

1. Мораль есть там, где есть духовно-практическое отно
шение ее субъекта к действительности: человека к чело
веку, человека к социуму (обществу, государству, социаль
ной группе, этической общности), человека к окружающей
среде и социума к человеку. Как верно отмечал Ф. Н. Щер
бак: «Мораль не только регулирует (корректирует, напра
вляет) поведение, но и служит средством возвышения лич
ности, пробуждения чувства собственной значимости,
достоинства, сопричастности общественному назначению»2.

Личность, активная в духовно-практическом отношении, должна жить делами общества, человечества, своей социальной группы, своего народа. Это и есть возвышение личности над сугубо индивидуальными страстями, которые не всегда благородны. В то же время духовно-практическое отношение личности к самой себе — это самоуважение и самокритичность, это суверенность личности.

2. Морали нет там, где нет «автономии человеческого духа». Вспомним в связи с этим следующее высказывание молодого Маркса: «Мораль зиждется на автономии человеческого духа, а религия же — на его гетерономии»3. В данном утверждении содержится то главное, чем отличается мораль от остальных социальных регуляторов — ее глубоко личностная природа.

3. Общечеловеческой нормой, универсальным регуля-тивом общения людей выступает «золотое правило» нравственности:«Чего не хочешь себе, не пожелай другому».

1 Валеев Д. Ж. Мораль как важнейшая сущностная сила человека
/ Мораль и этика. М.: Институт философии АН СССР, 1989. С. 12—14.

2 Щербак Ф. Н. Мораль как духовно-практическое отношение. Л.,
1986. С. 12.

3 Валеев Д. Ж. Мораль как важнейшая сущностная сила человека
II Мораль и этика. М.: Институт философии АН СССР, 1989. С. 12—14.


Проблема «золотого правила нравственности» подробно исследована в книге А. А. Гусейнова1. Успешность функционирования этой нормы определяется уровнем гуманизма взаимоотношений людей, народов, государств.

4. Однако «золотое правило нравственности», оказывается, по утверждению немецкого философа Ю. Хабермаса, недостаточно универсальным в силу его некоторой приверженности к эгоцентризму. Он сравнивает «золотое правило» нравственности с категорическим императивом И. Канта,который имеет безусловный характер. «Категорический императив, — пишет Хабермас, — впервые порывает с эгоцентризмом Золотого правила («Не делай другому того, чего не хотел бы, чтобы делали тебе»), признавая максиму справедливой лишь тогда, когда все могут хотеть, чтобы каждый следовал ей в аналогичных случаях»2. Действительно, когда мы обращаемся к самой формулировке кантовского категорического императива «...существует только один категорический императив, а именно: поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом»3, не остается сомнений в правоте суждений Ю. Хабермаса. То есть категорический императив Канта,не отменяя «золотого правила» нравственности, существенно его дополняет. Поэтому оно может быть использовано как практическое правило морали с поправкой Канта, тогда как сам категорический императив может иметь более высокий статус морального закона,оставаясь парадигмой этического мышления.

5. В силу того, что Кант совершенно особняком стоит среди философов, занимавшихся проблемами этики, и ему с полным на то основанием принадлежит пальма первенства в этом вопросе как гениальному мыслителю, считаем нужным обратить внимание еще на один моральный закон, открытый им. Этот закон также является парадигмой этического мышления. Это — вторая формула категорического императива,который Кантом был назван «практическим законом». Он формулируется следующим образом: «...Поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в

1 Гусейнов А. А. Золотое правило нравственности. М., 1982.

2 Хабермас Ю. Демократия, разум, нравственность. М.: Наука,
1992. С. 13.

3 Кант И. Основы метафизики нравственности. Соч. Т. 4.4. 1.


своем лице, и в лице всякого другого так же, как к цели и никогда не относился бы к нему только как к средству»1.

Приведенная формула исходит из уважения к человеку и связана с мыслью Канта об идее человечества как «цели самой по себе». То есть человек может быть основанием любой цели, настолько высока его ценность. Превращение же человека в средство дегуманизирует общество, приводит к бездуховности.

6. Идея ценности человека высказывалась еще задолго
до Канта великим античным мыслителем Протагором, ко
торому принадлежит известное изречение: «Человек есть
мера всех вещей как существующих, что они существуют,
так и не существующих, что они не существуют». Это вы
сказывание само по себе также служит парадигмой этиче
ского мышления.

Если сопоставить вторую формулу категорического императива с парадигмой Протагора, то они в известной мере перекрещиваются, но не могут быть сведены друг к другу. Высказывание Протагора имеет несколько иную направленность, а именно то, что оно провозглашает человека критерием всего того, что делалось и делается в обществе. Могут быть заданы вопросы о целесообразности тех или иных движений, мероприятий, например, во имя чего создавались империи или во имя чего разрушались цивилизации и уничтожались народы? Для чего, скажем, нужно было вторжение советских войск в Афганистан или уничтожение города Грозного? Такие вопросы можно было бы задавать тысячами. И все ответы на них подтвердили бы одну и ту же истину о том, насколько человечество находится в плену ложных символов, которые бесконечно далеки от того, что нужно человеку в его повседневности, от того, что сегодня все больше и больше людей называют здравым смыслом.

7. Следующая парадигма этического мышления охваты
вается принципом толерантности,терпимости к высказы
ваниям и поступкам другого человека, к его образу жизни и
нравственной позиции. Как отмечает литовский этик
В. Ю. Жямайтис: «Так как познание истины и добра явля
ется сложным и противоречивым процессом, проистекаю
щим из столкновений различных подходов и точек зрения,
толеранция отстаивает право каждого иметь и защищать
свои собственные принципы жизни и убеждения. Если та
кой свободы нет, то о толеранции не может быть и речи... Но

1 Кант И. Указ. соч. С. 270.


это не лишает права критически относиться к чужим убеждениям и поступкам»1. Толеранция входит в саму плоть морали, строится на признании добровольности нравственного поведения.

8. Верой во все лучшее в человеке и человеческой культуре проникнута парадигма этического мышления, провозглашающая: «Добро сильнее зла». Этот гуманистический призыв нравственной культуры, зовущий всегда делать добро, известный еще создателям шумеро-аккадского эпоса о Гильгамеше, древнегреческой мифологии и зороастризма, дошел до сегодняшнего дня. Отмечая универсальный характер тезиса «добро сильнее зла» по отношению к истории человечества в целом, реализующегося в социальном прогрессе, в то же время нужно указать на вероятностно-статистический характер победы добра над злом в конкретных случаях, ибо иногда возможна победа зла над добром.

9. Исходя из той особенности морали, что она выступает как атрибутивное качество общественного сознания, а отсюда, и всей духовной культуры, можно прийти к выводу о морали как непреходящей ценности человеческой цивилизации,которую надо беречь и приумножать. Если возможна «экология культуры» (Д. С. Лихачев), то возможна и «экология нравственности» или экология морали.

Выступая как важнейший критерий ценностного видения мира, мораль сама является высшей духовной ценностью. Проблема ценности морали специально не изучалась, хотя многие философы вполне осознают это. Утверждение идеи о морали как незаменимой духовной ценности повысило бы авторитет морали и усилило бы ее роль в жизни общества. Этическое просвещение, в первую очередь, должно работать в этом направлении. Обыденному сознанию все представляется таким образом, что мораль существует сама по себе, не испытывая каких-либо ощутимых влияний от жизненных ситуаций, от поворотов политики, от поведения государственных и общественных деятелей. Вряд ли кто станет отрицать, например, негативное влияние на нравственный климат российского общества того, что в некоторых сферах производства месяцами не выплачивается заработная плата или того, как в Государственной думе депутаты занимаются рукоприкладством, которое было показано по российскому телевидению. По всей вероятности, властные

1 Жямайтис В. Ю. К вопросу о сущности толераннии / Мораль, традиции, воспитание. Уфа: Изд-во БГУ, 1987. С. 106.


структуры не очень об этом беспокоятся, ибо эти вещи часто остаются вне их внимания, а виновные не наказываются. При добром желании беречь нравственные ценности общества Государственная дума Российской Федерации могла бы создать специальную структурную единицу, комиссию по депутатской этике, по аналогии с такой же комиссией при Верховном Совете СССР в последние годы существования Советского Союза. Нечто подобное нужно создать и в представительных органах государственной власти суверенных республик, а также в Законодательных собраниях краев и областей. Ничего, кроме пользы в правовом и нравственном развитии, отдельные регионы от этого нововведения не имели бы.

10. Человечество в своем развитии, как об этом пишут ученые, писателии общественные деятели, подошло к той роковой границе, за которой видны черты глобального кризиса, охватившего все стороны человеческой деятельности. Прежде всего можно говорить об экологическом кризисе, который распространился на все континенты и угрожает существованию жизни, а также о политическом кризисе, касающемся взаимоотношений народов и целых стран. Проблемы эти не будут решены до тех пор, пока мир состоит из конфронтирующих государств, из господствующих и угнетаемых народов, пока нарушаются права человека. Нерешенность последних создает кризис доверия и является объективной предпосылкой возникновения мафиозных и террористических групп.

В силу сказанного можно без преувеличения утверждать, что человечество может погибнуть скорее всего не от атомной войны или от экологической катастрофы, а от более опасного и глобального явления — нравственного кризиса, охватившего всех людей земного шара. Опасность настолько масштабна и очевидна, что люди всех континентов, всех конфессий и национальностей находятся в состоянии самообмана и заблуждения, связанных с привычной недооценкой значения морального фактора и элементарной неосведомленностью о нравственном состоянии общества и человечества. Хотя нарастание нравственного кризиса налицо (преступность, суицид, наркомания, алкоголизм, терроризм, безразличие к общественным проблемам, вандализм к вещам и предметам, попытки насадить тоталитарные порядки, авторитарное сознание и др.), тем не менее это мало осознается, ибо нет единства и интенсивности понимания актуаль-


ных нравственных проблем в современном мире. Поэтому мы считаем, что если человечеству суждено погибнуть, то это случится по причине моральной деградации человека. Понимание этой опасности, борьба с ней и есть важнейшая парадигма современного этического мышления.

11. Острая проблема современности, связанная с про
блемой информатизации на пороге информационной циви
лизации, обращена к вопросу об истине, имеющей и этиче
ский аспект. Если истина как достоверное знание об объекте
изучения выходит на прямую связь с наукой, то инобытие
истины применительно к сфере морали, к мотивам и по
ступкам человека есть не что иное, как правда. Правда, по
словам А. И. Титаренко, есть понятие этическое1. Возмож
ность правды в сфере морали обусловливает и реальность та
ких феноменов нравственного сознания, как честность и
справедливость. Таким образом, вопрос о возможности
истины в этике, опредмечиваясь в проблеме правды в мо
рали, находит свою конкретизацию в феноменах мораль
ного сознания честности и справедливости.

Возможная парадигма этического мышления применительно к истине звучит примерно так: «Морально то, что истинно и, наоборот, истинно то, что морально». Усиливая эту парадигму, можно сказать: без определения морального статуса той или иной человеческой деятельности истина об этом объекте не может быть полной и объективной. И наоборот, без установления истины (правды) о факте невозможны о нем какое-либо достоверное этическое суждение, заслуживающая внимания моральная оценка.

12. Последняя из предлагаемых нами парадигм этиче
ского мышления имеет прямое отношение к характеру по
ступков человека, затрагивая одновременно и мотивацию, и
заранее как бы предугадывая реакцию окружающих на тот
или иной конкретный поступок. Эта парадигма была пред
ложена выдающимся английским философом Бертраном
Расселом и названа высшим моральным законом: «Поступай
так, чтобы производить гармоничные, а не противоречивые
желания»2. Закон этот ориентирует человека на такое пове-

1 Предложение об этом было сделано во время круглого стола
«Мораль и политика», устроенного Институтом философии АН
СССР, Академией общественных наук при ЦК КПСС 29 января 1990
года в Москве.

2 Рассел Бертран. Словарь разума, материи и морали / Пер. с англ.
К.: Port-Royal, 1996. 157 с.


дение, которое не было бы воспринято окружающими двусмысленно и не вводило бы кого-то в заблуждение. То есть поведение человека должно быть располагающим к взаимопониманию. Данная норма универсальна в том смысле, что она содержит требование и к этикетной стороне поведения, имеет процессуальный характер, ориентирована на предвидение результата поведения, который должен быть положительным.

* * *

Все перечисленные парадигмы этического мышления в своем единстве и комплексе могут дать высокую культуру этического мышления и нравственного поведения. Однако предложенный ряд парадигм — открытая система, которая в случае необходимости может быть дополнена. Ведь сегодня, как никогда в историческом прошлом, происходит закономерное расширение сферы этического мышления, потому что любой зигзаг истории не может быть осмыслен объективно без нравственно-этических оценок.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.