Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Психологическая теория права




 

Психологическая теория была создана в начале XX в. российским ученым Л.И. Петражицким. В числе после­дователей этой теории можно назвать А. Росса (сканди­навская или упсальская школа права), Ж. Гурвича (фран­цузская школа микросоциологии права), русского и со­ветского юриста М.А. Рейснера.

Петражицкий исходил из того, что право является феноменом психики. Источником права выступают эмо­ции человека. Именно они заставляют людей совершать поступки. Петражицкий различал два вида эмоций, оп­ределяющих отношения между людьми — моральные и правовые. Моральные эмоции являются односторонни­ми; они связаны с осознанием человеком своего долга. Если мы подаем из чувства долга милостыню, приводил пример Петражицкий, то у нас не возникает представле­ний, что нищий вправе требовать какие-то деньги. Совер­шенно иное дело — правовые эмоции. Чувство долга (обя­занности) сопровождается в них представлением о право­мочиях других лиц, и наоборот. «Наше право есть не что иное, как закрепленный за нами, принадлежащий нам — как наше добро — долг другого лица». Правовые эмоции являются двусторонними, а возникающие из них право­вые нормы носят атрибутивно-императивный (предоставительно-обязывающий) характер.

Право, которое существовало до появления норматив­ных регуляторов, Петражицкий называл интуитивным правом. Интуитивное право — бессознательно удачное массовое психическое приспособление для сосуществова­ния с другими человеческими особями. Многочисленные интуитивные правовые нормы, создаваемые индивидами, неизбежно вступают в противоречия друг с другом. На ранних этапах истории способом их обеспечения выступа­ло самоуправство. С развитием культуры правовая защи­та и репрессия упорядочиваются: возникает система фик­сированных юридических норм в форме обычаев и зако­нов, появляются суд, органы исполнения наказаний и т.п. Монополизируя функции принуждения, государственная власть способствует «определенности права».

Вообще говоря, интуитивное право заключает в себе тенденцию к позитивации(т.е. к закреплению). Петра­жицкии относил к позитивным правовым нормам прави­ла различных игр, в том числе детских, правила вежливо­сти, этикета, право преступного мира и т.п. Особым видом позитивного права Петражицкии считал официальное право: нормативные акты, судебные решения, созданные государством. Официальное право — микроскопическая величина по сравнению с морем житейских ситуаций, когда люди руководствуются интуитивным правом. В современных государствах наряду с официально признан­ным правом существует множество систем интуитивного права, как, например, право зажиточных слоев, мещанское право, крестьянское, пролетарское, право преступных ор­ганизаций. Официальное право лишь тогда будет действен­ным, когда оно воплотит в себе все прогрессивные тенден­ции интуитивного права, а именно аксиомы «доброй со­вести» и «справедливости».

Соотношение интуитивного и официального права, по теории Петражицкого, в каждой стране зависит от уровня развития культуры, состояния народной психики. Напри­мер, Россия является «царством интуитивного права по преимуществу». Петражицкии ратовал за проведение в стране унификации позитивного права, создание полного свода российских законов. Реформы законодательства, как полагал он, необходимо проводить на основе научных зна­ний. В связи с этим им выдвигался проект создания осо­бой научной дисциплины — политики права. Политика права как прикладная дисциплина призвана соединить позитивные знания о праве с общественным идеалом.

Достоинством теории Л.И. Петражицкого является то, что она обращает внимание на психологическую сто­рону действия права, тесно связана с проблемой психоло­гического механизма формирования правомерного пове­дения. Нельзя готовить и издавать законы, не изучая уро­вень правовой культуры и правосознания в обществе, нельзя и применять законы, не учитывая психологические осо­бенности индивида.

Недостатками данной теории можно считать ее од­носторонний характер, отрыв от объективной реальности, невозможность в ее рамках структурировать право, отли­чать его от иных социально-регулятивных явлений.

 

Историческая школа права

 

Историческая школа права сложилась в первой поло­вине XIX в. в Германии. Ее основателями были видные немецкие юристы — Г. Гуго, Г. Пухта, К.-Ф. Савиньи, ко­торые находились в оппозиции к естественно-правовой доктрине и разработали свою теорию в противовес ей. Хотя позднее, уже в начале XX в., представители социо­логической школы обвинили историческую школу в том, что она не освободилась от концепции естественного пра­ва, согласно которой судья только познает и применяет право, но не создает его.

Действительно, общим у исторической школы права с естественно-правовой теорией можно считать положение о том, что право не создается законодателем, не творится его произволом. С точки зрения исторической школы пра­во возникает спонтанно. Своим происхождением оно обя­зано отнюдь не усмотрению законодателя. Г. Гуго при­надлежит очень характерное сравнение права с языком. Подобно тому, как язык не устанавливается договором, не вводится по чьему-либо указанию и не дан от Бога, так и право создается не только (и не столько) благодаря зако­нодателю, сколько путем самостоятельного стихийного развития. Акты законодательной власти только допол­няют позитивное право. Позитивное право производно от права обычного, а это последнее произрастает из недр «на­ционального духа», глубин «народного сознания» и т. п.

Представители исторической школы права верно под­метили одну из существенных слабостей естественно-пра­вовой доктрины, а именно — умозрительную трактовку возникновения права. Они же попытались истолковать становление юридических норм как объективный ход вещей. Этот ход, полагал Г. Гуго, совершается непро­извольно, приноравливаясь сам собой к потребностям и запросам времени, поэтому людям лучше всего не вмешиваться в него, держаться исстари заведенных и освящен­ных опытом столетий порядков.

К. Савиньи считал, что с движением национального духа стихийно эволюционирует и право. Динамика пра­вавсегда есть органический процессв том смысле, что она сродни развитию организма из своего зародыша. Вся история права — медленное, плавное раскрытие той суб­станции, которая, как зерно, изначально покоится в почве народного духа. На первом этапе своего развития право выступает в форме обычаев, на втором делается предме­том обработки со стороны сословия ученых-правоведов, не теряя, однако, при этом связи со своим корнем — об­щим убеждением народа. На третьем этапе своего разви­тия право получает санкцию законодателя, причем пос­ледний не должен изобретать новых норм; его единствен­ная задача — систематизировать и точно формулировать сложившиеся в сознании народа и апробированные на практике нормы.

С точки зрения Г. Пухты, бесцельно искусственно конструировать и предлагать людям ту или иную приду­манную правовую систему. Созданная отдельно от самой истории жизни народного духа, она не может привиться обществу. Праву, как живому организму, свойственна органичность, которая выражается в том, что стадии и ритмы развития права совпадают с ходом эволюции на­родной жизни.

Юристы исторической школы права видели назначе­ние действующих в государстве юридических институтов в том, чтобы служить опорой внешнего порядка, каким бы консервативным порядок этот ни был. Положительные законы бессильны бороться со злом, встречающимся в жизни. В лучшем случае они способны помочь упорядоче­нию обычного права и политической структуры. Законо­датель должен стараться максимально точно выражать «общее убеждение нации».

Историческая школа права нашла немного почитате­лей. Но критика умозрительных представлений естествен­но-правового толка о вечности, неизменности и неподвиж­ности права имела определенное положительное значе­ние. Оставила след в истории юриспруденции и попытка этой школы трактовать правовые институты в качестве особых исторически закономерно рождающихся соци­альных явлений.

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.