Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Колонизация и модернизация




И наконец, пятый способ преодоления конфликта культур — колонизация. Определить
механизм колонизации в самом общем виде очень просто. О колонизации можно вести
речь тогда, когда представители чужой культуры, прибыв в страну, активно на-

4 См., например, историю так называемой Новой школы социальных исследований в
Нью-Йорке — "университета в изгнании", где в качестве профессоров работали почти
исключительно философы и социологи, эмигрировавшие из Германии после прихода к
власти фашистов (Luckmann В. Alfred Schutz und Aron Gurwitsch an der New School //
Sozialitat und Intersubjektivitat / Hrsg. R. Grathoff, В. Waldenfels. München: Fink Verlag,
1983).

вязывают населению свои собственные ценности, нормы и модели поведения.

В этом контексте термин колонизация не имеет политического звучания и не носит
оценочного характера, а является просто описанием определенного типа взаимодействия
культурных и ценностных систем. Колонизация в политическом смысле является лишь
одной из многочисленных форм культурной колонизации, причем не самой действенной
формой, поскольку часто превращение какого-то государства или территории в колонию
сопровождалось не столько культурной колонизацией, сколько геттоизацией пришельцев,
которые жили, почти не соприкасаясь с автохтонной культурой, а потому практически не
воздействуя на нее. Другой формой культурной колонизации (гораздо более
действенной) является широко распространившаяся практика помощи слаборазвитым
странам со стороны индустриальных государств. Например, когда западная фирма
осуществляет строительство ирригационного канала в засушливой африканской или
ближневосточной стране, она не только внедряет новые модели технологической и
организационной культуры, к которой вынуждены приспосабливаться и которую
вынуждены усваивать туземные рабочие, занятые на постройке канала, но и вносит
глубокие изменения в культуру земледелия, которое начинает функционировать по
западным моделям и технологиям, а вместе с этим кардинально изменяется социальная и
культурная организация общества в целом.

Культурная колонизация возможна не только в слаборазвитых странах. Формой
культурной колонизации стала определенная американизация жизни в Западной Европе
после Второй мировой войны, выразившаяся в широком распространении образцов и
моделей поведения, свойственных американской (прежде всего массовой) культуре.

Россия только в течение нынешнего столетия пережила две волны культурной
колонизации. Первая из них связана с большевистской индустриализацией, разрушившей
уклад жизни как в деревне, так и в городе, внедрившей в русскую жизнь новые
культурные формы и жизненные стили, невиданные или весьма редко встречавшиеся до
той поры. Со второй волной колонизации мы имеем дело сейчас, когда буквально во всех
сферах жизни: от секса до бизнеса, от кулинарной практики до государственной
организации — налицо активное внедрение и усвоение западных по

Ионин, Л. Г. Социология культуры. —4-е изд., перераб. и доп. — М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 2004. — 427

с.


Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru



происхождению ценностей, норм, поведенческих и организационных моделей.

В социальных и политических науках такие процессы описываются термином
модернизация, который имеет оценочный характер и предполагает, что новые модели,
идущие на смену старым, носят более современный характер, отвечающий более высокой
ступени развития, а поэтому они в определенном смысле "совершеннее", "выше",
"лучше" старых5. Термин культурная колонизация в ценностном отношении нейтрален,
он лишь обозначает и описывает процесс замещения собственных норм, ценностей,
моделей и образцов поведения соответствующими нормами, ценностями, моделями и
образцами, пришедшими извне, из инокультурной среды.

Таковы выделяемые антропологами пять способов преодоления культурного шока,
происходящего в результате столкновения различных культур.

Сами науки о культуре обязаны своим возникновением факту культурного шока, т.е.
факту (или фактам) столкновения с чужой культурой (или с чужими культурами).

Путешественники и ученые

Человек, всю жизнь, с рождения до смерти, живущий в своей собственной однородной
культурной среде, может оказаться вообще не в состоянии понять, что он живет "в
культуре", а тем более тематизировать, объективировать культуру как предмет
исследования. Вопрос о необходимости изучения того, что отличает мою жизнь и жизнь
моих соплеменников, соотечественников, современников от жизни других больших
групп людей прошлого и нынешнего времени при всем кажущемся единообразии
универсальных жизненных характеристик, таких, как рождение, взросление, смерть,
системы социальных статусов, властные отношения, семейные структуры и т.д., — может
возникнуть тогда, когда произойдет столкновение с этим другим, когда удастся увидеть

5 О модернизации будем неоднократно говорить далее в этой и последующих главах.

его воочию и пережить. Из такого столкновения и переживания еще в античные
времена зародились науки о культуре.

Отцом этнологии, или культурной антропологии (как называют эту науку в некоторых
странах), считают древнегреческого географа и историка Геродота. Описания чужих
стран и земель в сочинениях античных авторов естественным образом переходили в
описания населяющих их народов, их облика, привычек, образа жизни. Как правило, эти
описания еще нельзя назвать культурологическими. Они носят как бы
псевдонатуралистический характер. Черты нравов и образа жизни, которые
впоследствии, через сотни лет стали понимать как культурные, т.е. в известном смысле
функциональные, в старинных описаниях (и не только в старинных — такой подход был
принят до XIX в.) понимались еще как принадлежащие самой природе описываемого
народа или племени. Путешественники, наблюдая за жизнью в чужих странах,
убеждались, что имеют дело с другим народом, отличающимся от них самих, но какие
отличия носили культурный характер, а какие — природный, они еще не могли понять в
достаточной мере. Поэтому, например, такие характеристики, как "люди с песьими
головами, поедающие своих мертвецов", носили синкретический, нерасчлененный
характер, чувство общности человечества отсутствовало, а непосредственно являющиеся
различия служили основанием для понимания иного как абстрактного иного; не было
критериев для классификации и понимания природы инакости6.

6 Приведем пример такого синкретического видения природы и культуры (Шань Хай
Цзин. Каталог гор и морей / Пер. Э.М.Яншиной. М.: Наука, 1977. С. 62—64): "От горы
Сучжу до горы Бамбуковой насчитывается двенадцать гор протяженностью в три тысячи
шестьсот ли. У всех их духов человеческие туловища и драконьи головы. Им приносят в
жертву живую собаку, молятся и окропляют ее кровью землю...

Еще в трехстах ли к югу находится гора под названием Прямая (Гэн), там нет никаких
растений... Обитает животное, похожее на лису, но с рыбьими плавниками, называется
чжужу. Оно выкрикивает собственное имя. В том царстве, где его встретят, поселится
страх.

Расположенная еще в трехстах ли к югу гора называется Луци, на ней нет ни травы,
ни деревьев, сплошь песок и камень. С нее стекает речка песчаная, течет на юг и
впадает в реку Цэнь. В ней много лиху, подобных уткам-мандаринкам, но с
человеческими ногами. Они выкрикивают собственное имя. В том царстве, где их
увидят, будет много земляных общественных работ...

Всего... от горы Полой Шелковицы до горы Инь семнадцать гор протяженностью в
шесть тысяч шестьсот сорок ли. У всех их духов звериные туловища и человеческие

Ионин, Л. Г. Социология культуры. —4-е изд., перераб. и доп. — М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 2004. — 427

с.


Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru



головы с рогами. Им приносят жертвы живыми животными одной масти. После того как
заколют одного петуха, молятся; по обряду плодородия закапывают один нефритовый
диск (би)".

Более научный, систематический характер представления о культуре стали
приобретать в Средние века, а затем в Новое время, т.е. в XVII—XVIII столетиях. Это
было время купцов, мореплавателей, завоевателей, миссионеров; в веках остались имена
капитана Джеймса Кука, купца Марко Поло, конкистадора Фернандо Кортеса,
мореплавателя Христофора Колумба. Это была эпоха настоящего освоения и открытия
мира, открытия новых культур. Путешественники и завоеватели в своих сочинениях
описывали нравы и обычаи туземных народов. В зависимости от их наблюдательности,
склонностей и способностей эти описания можно (с большими или меньшими
основаниями) рассматривать как этнографические, хотя, разумеется, сами авторы их
таковыми, как правило, не считали. Конечно, эти описания были не продуктом научной
деятельности, но субпродуктом других родов деятельности, хотя они и стали вскоре
источником данных

для науки.

В конце XVIII столетия Иммануил Кант в предисловии к книге "Антропология с
прагматической точки зрения", вышедшей в 1798 г., писал, что "к средствам расширения
антропологии относятся путешествия, если даже это только чтение книг о
путешествиях" [42, с. 352]. А в XIX в. путешествия начали совершаться не только с
целью религиозной проповеди, торговли или завоевания, но также с целью научного
исследования. Тогда записки путешественников стали читать не просто из
любознательности, а с целью расширения и систематизации представлений о
многообразии форм человеческого существования, что свидетельствовало о
возникновении полноправной науки о культуре7.

Первыми на этой стезе были немецкие ученые Иоганн Готфрид Гердер и Иоганн
Форстер, которых одновременно можно назвать и философами культуры, и
антропологами. В их работах

7 Впрочем и через полтора столетия после Канта чтение записок путешественников
не потеряло своего смысла, скорее наоборот. Как писал Э. Канетти: "Чем точнее
сообщения путешественников о «простых» народах, тем скорее хочется забыть о
спорящих господствующих этнологических теориях и начать думать совсем по-новому.
Наиважнейшее, то, что всего выразительней, эти теории как раз упускают... Старый
путешественник был просто любопытен... Современный этнолог методичен; годы учения
делают его умелым наблюдателем, не способным, однако, к творческому мышлению; его
оснащают тончайшей сетью, в которую сам же он первым и попадается... Записки
старых путешественников надо хранить надежнее, чем самые бесценные сокровища"
(Canetti E. Die Provinz des Menschen. Aufzeichnungen 1942—1972. Munchen: Hanser, 1973.
S. 50—51).

уже есть основы постановки вопросов, характерных для современного
культурантропологического знания. Форстер, бороздивший южные моря на кораблях
знаменитого капитана Кука, оставил богатые дневники наблюдений и теоретические
книги, в которых ставил вопрос об активном приспособлении племен и народов к своей
естественной среде, рассматривал культурное творчество как ответ несовершенного и
природно ущербного человеческого существа на вызовы природы, он же задавался
вопросом о самопознании через познание других как одной из основных целей
антропологии.

Еще более детально эти проблемы были проанализированы Гердером в книге "Идеи к
философии истории человечества" [20]. В этом знаменитом труде зафиксирована
целостная программа наук о культуре и дана ее детальная разработка. Программу можно
свести к трем главным пунктам:

1) как можно более точное описание культур и народов;

2) анализ разных культур как альтернативных ответов на требование приспособления
человеческой природы к окружающей среде;

3) познание самих себя, т.е. собственной культуры, через познание других культур
[123, s. 17].

Эта первая программа — гигантский скачок в развитии антропологии по сравнению с
ее состоянием на предыдущем этапе, когда, как уже говорилось выше, во-первых,
отсутствовало понимание общности человечества и единства человеческой природы и,

Ионин, Л. Г. Социология культуры. —4-е изд., перераб. и доп. — М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 2004. — 427

с.


Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru



во-вторых, не были дифференцированы и выступали в неком синкретическом единстве
природный и культурный аспекты человеческого существования. В труде Гердера
констатировано единство человечества как единство природы человека, природное в
человеке противопоставлено культуре как функции приспособления человеческой
природы к различным условиям, в которых живут люди, и, наконец, сделан шаг за
пределы собственного, замкнутого мира, где в течение многих веков существовало
европейское человечество. "Познание себя через познание других" означало признание
равенства себя другим. Для европейцев это было достаточно ново и необычно, поэтому
Гердер и Форстер вошли в число основоположников европейского гуманизма.





Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015 - 2023 megalektsii.ru Все авторские права принадлежат авторам лекционных материалов. Обратная связь с нами...