Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Проблемы понятия и роль в правоведении 173





Глава первая

Социокультурные основания проблем методологии современной юридической науки

1.1. Философско-методологические основания советской юридической науки

1.2. Аспекты анализа методологической ситуации современного правоведения 19

Глава вторая

Правоведение в контексте научного познания и методологических традиций

2.1. Наука и методология: понятие и основные характеристики научного познания 38

2.2. Проблема методологии естественных и гуманитарных наук: отношение современного правоведения к методологическим традициям 50

2.3. Истоки и становление юридической науки 68

Глава третья

Проблемы предмета правоведения

3.1. Объект и предмет юридической науки: методологический смысл различения 95

3.2. Юридические понятия и предмет правоведения 112

3.3. Правоведение и юридическая практика: вопросы критериев оценки теоретических исследований права 121

Глава четвертая

Метод и методологический подход

в правоведении144

Глава пятая

Юридические конструкции:

проблемы понятия и роль в правоведении 173

 

Введение

Исследованиям методологии научного познания, имеющим, наверное, столь же древнюю историю, как и сама наука, в современной науковедческой литературе придается особое значение. Общепризнанно, что научная революция конца XIX - начала XX века, породившая беспрецедентный всплеск интереса к науке как феномену культуры, инициировала масштабные усилия научного сообщества по осмыслению собственных законов научной деятельности, ее роли в культуре и обществе. Одним из принципиальных результатов развернувшихся науковедческих исследований явилось формирование устойчивых представлений о методологии науки как относительно самостоятельном «наддисциплинарном» подходе к проблемам научного познания.

Однако взлет методологической мысли захватил в XX столетии не только сферу философии и логики, но и распространился практически на все науки. Наряду с логико-гносеологическими, науковед-ческими исследованиями, обращенными к любой научной деятельности, науке «вообще», методологическая проблематика все больше актуализируется в рамках конкретных наук, воспринимается их представителями как «собственная». К середине века методологические исследования активно ведутся практически во всех областях науки, а в 60-х - 70-х годах наблюдается настоящий методологический «бум»'. Наверное, одним из наиболее значимых резуль-



1 В частности, любопытны данные о массовом увлечении методологическими исследованиями в нашей стране тех лет. «Методологический «бум» 60-х - 70-х годов не имеет пока заметных тенденций к спаду. Наоборот, к исследованию возникающих в данной области проблем осознанно и закономерно обращается ныне все больше ученых, представляющих фактически все отрасли знания. По данным Всесоюзной научной конференции «Философские (методологические) семинары: опыт, проблемы, перспективы развития» (Новосибирск, 13-15 июня 1984 г.), только у нас в стране функционирует сегодня более 8700 семинаров, которые объединяют более 300 тыс. научных сотрудников, так или иначе занимающихся изучением методологических вопросов. А ведь методологические семинары - это в настоящее время лишь одна, хотя и одна из главных форм методологической подго

 

Введение 5

татов этих процессов можно считать сложившееся отношение к методологии как условию продуктивной научной деятельности, восприятие массовым научным сознанием того факта, что именно степень методологической разработанности, методологическая оснащенность любой современной науки решающим образом определяет ее эвристический потенциал, исследовательскую состоятельность и перспективы развития.

В принципе, экспансия методологического сознания не миновала и отечественное правоведение2. По сути, методологической интерпретации поддается ряд идей уже первых послереволюционных теоретиков права3. Специальные, правда, единичные, обращения к проблемам методологии изучения права прослеживаются с 40-х годов4. А с 60-х можно говорить уже о формировании устойчивого интереса советских правоведов к методологическим вопросам, о чем свидетельствует и появление развернутого монографического исследования, целевым образом посвященного собственно методологии юридической науки5.

Правда, говорить о массовой увлеченности юристов данной проблематикой затруднительно. Во всяком случае, по сравнению с другими науками число фундаментальных монографических исследований, специально посвященных методологии правоведения, к со-

товки членов научного сообщества». Методология в сфере науки и практики. Новосибирск, 1988. С. 65.

См. также: Пископпель А.~~А. Научная концепция: структура, генезис. М., 1999. С. 42.

2 В юридической литературе используются, как правило, без отчетли

вого различения, в большей степени по основаниям литературного стиля и

авторских смыслов, термины «правоведение», «юридическая наука»,

«юриспруденция». Попытки различить их и обосновать, как соответствую

щие понятия, в нашей науке не очень многочисленны и к устоявшимся

правилам употребления пока не привели. Без строгого различения они

используются и в настоящем исследовании.

3 См. напр.: Спиридонов Л. И. Социальное развитие и право. Л., 1973.

С. 28 и след.; ГульпеА.И. Формирование методологии советской правовой

науки (1917-1925 гг.). Автореф. дисс.... канд. юрид. наук. М., 1986.

4 См. напр.: Пионтковский А. К методологии изучения действующего

права // Ученые записки ВИЮИ. М., 1946. При оценке состояния методоло

гических исследований в юриспруденции 40-х годов нередко отмечается

значение работ С.И.Аскназия, посвященных методологии науки гражданс

кого права.

5 См.: Казимирчук В.П. Право и методы его изучения. М., 1965.

 

6 Введение

жалению, весьма ограниченно6. Соответствующая проблематика проходит, главным образом, «по ведомству» марксистско-ленинской философии. Отсюда, весьма сложно говорить о формировании отдельного, самостоятельного направления в рамках правоведения, принципиально изменившего представления юристов о своей науке. Однако рассмотрение методологических вопросов в контексте предметных исследований (прежде всего - общетеоретических) приобретает в 60-х - 70-х годах достаточно заметную распространенность7. Обращения к соответствующим разработкам марксистской философии, к отечественной науковедческой литературе, разработки методологических вопросов в связи с конкретными проблемами общей теории и отраслевых дисциплин, исследования «на стыке» наук основательно «методологизируют» профессиональное сознание и научное мышление правоведов. Данная тенденция отчетливо прослеживается и в первой половине 80-х годов. Во второй половине 80-х, в связи с происходящими в стране социально-политическими процессами, методологическое внимание юристов уже заметно смещается в область ценностно-мировоззренческих аспектов правоведения. Наконец, в 90-х годах наша наука, в основном, уходит от масштабных исследований философской, методологической и общетеоретической проблематики и сосредоточивается, главным образом, на прикладных разработках и разного рода комментариях8. С этим, в целом, весьма прохладным, отношением к

6 На монографическом уровне, методологические исследования

в 70 - 80-х годах представлены, прежде всего, работами Д.А.Керимова,

А.Ф.Шабалина, А.М.Васильева, В.К.Бабаева, В.М.Сырых, В.А.Козлова.

7 По представлениям В.М.Сырых, со второй половины 60-х до конца

80-х годов, т.е. более 20 лет, наблюдался ««бум» методологических ис

следований советских правоведов». См.: Сырых В.М. Логические основа

ния общей теории права: В 2 т. Т. 1. Элементный состав. М., 2000. С. 12.

8 Примечательно, что данный факт отмечается и представителями от

раслевых наук. В частности, на него указывают М.И.Брагинский и В.В.Вит-

рянский. По мнению авторов, в последние годы «в науке гражданского

права наблюдается некий качественный застой: издается огромное коли

чество книг и брошюр, публикуется множество статей в юридических жур

налах, но их смысл и содержание, за редким исключением, сводится к ком

ментированию отдельных законоположений и судебной практики». Бра

гинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения.

М., 1998. С. 5.

 

Введение 7

проблемам собственной методологии отечественная юриспруденция и вступает в XXI век.

В связи с этим вряд ли можно ожидать принципиальных возражений утверждению, что методология юридической науки сегодня является, может быть, ее самым «слабым местом». К сожалению, в последние годы не слишком интенсивные обращения к методологическим аспектам в контексте разного рода общетеоретических и отраслевых работ не компенсирует явную недостаточность систематических специальных исследований в данной области. Нельзя сказать, что такие исследования отсутствуют вообще, однако усилия весьма узкого круга правоведов, сделавших (и сохранивших) методологию юридической науки основным предметом своих научных интересов, не могут обеспечить степень ее проработанности, сравнимую с уровнем проблем, стоящих сегодня перед отечественным правоведением.

Отсюда, вполне понятны и оправданны встречающиеся в литературе резко критические оценки положения дел, сложившегося в сфере методологии нашего правоведения. Так, достаточно категорично высказывается по этому поводу В.М.Сырых. Отметив, что сегодня «логико-методологический раздел общей теории права, как и правоведения в целом, значительно отстает от уровня теоретического «освоения» права, его закономерностей и не в полной мере учитывает современную философскую трактовку логико-гносеологических проблем научного познания»9, автор адресует теоретикам права ряд весьма серьезных упреков методологического характера. «Юристы, - пишет исследователь, - по-прежнему отождествляют предмет и объект науки, теорию и методы ее познания, верят в могущественную силу системно-структурного подхода, а наиболее передовые умы - в синергетику, предается забвению системная связь методов научного познания, и каждый отдельно взятый специальный или частный метод непременно возводится в ранг теоретического, способного раскрыть объективные закономерности и образовать самостоятельную отрасль правоведения»10. И далее: «Все острее ощущается потребность в знаниях о том, каким требованиям должна удовлетворять общая теория права как система теоретических знаний и какими путями, способами можно достичь такого уровня знаний. И если краснодеревщик с помощью топора не спо-

9 Сырых В.М. Указ. соч. СИ.

10 Там же.

 

8 Введение

собен создать высококачественную мебель, то юристы тем более не могут позитивно решить современные проблемы общей теории права, соотнесенные с глубинными закономерностями права, без овладения современным методологическим инструментарием»11.

Отмечая отсутствие в нашей стране истории юриспруденции как науки или учебной дисциплины, В.С.Нерсесянц считает, что «не лучше обстоит дело и с теорией и методологией юриспруденции, с их исследованием. Вся эта проблематика, как правило, сводится к дежурным суждениям о предмете и методе теории права и государства» и с сожалением констатирует «наличие в нашей юридической науке существенных пробелов и недостатков в исследовании и освещении вопросов онтологии, гносеологии и аксиологии юриспруденции»12.

Не менее серьезные претензии, в связи с методологией, к отечественным исследователям права и у ДА.Керимова. Считая мето-дологизацию науки («обращение науки к познанию самой себя») закономерной тенденцией ее современного поступательного развития, автор пишет: «К сожалению, отмеченная закономерность менее всего распространяется на правоведение, представители которого явно пренебрегают методологическими проблемами своей собственной науки»13.

Весьма пессимистично оценивает положение дел А.В.Поляков. Характеризуя методологическую по своей сути проблему создания «работающей» теории права как актуальную «на протяжении, по крайней мере, двух последних столетий» и усматривая минимальное требование к ней в способности «отвечать хотя бы на запросы своего времени», исследователь решительно заявляет: «К сожалению, в современной российской науке на рубеже тысячелетий данная задача далека от выполнения как никогда в прошлом, что позволяет говорить о симптомах кризиса современного российского теоретического правосознания»™.

"Там же.

12 Нерсесянц В.С. Юриспруденция. Введение в курс общей теории

права и государства. М., 1998. С. 1.

13 Керимов Д.А. Методология права. Предмет, функции, проблемы

философии права. М., 2000. С. 22.

14 Поляков А.В. Петербургская школа философии права и задачи сов

ременного правоведения // Правоведение. 2000. № 2. С. 4.

 

Введение 9

Сходные оценки состояния методологии нашей юридической науки высказываются многими авторами. При этом имеющиеся в них различия связаны, пожалуй, только со степенью драматизации ситуации15 и вряд ли способны дойти до принципиального уровня. Во всяком случае, исследований, обосновывающих методологическое благополучие сегодняшней отечественной юриспруденции, автору обнаружить не удалось.

Соглашаясь, в основном, с приведенными мнениями, автор считает допустимым достаточно определенно утверждать, что сегодня для нашей теоретической юриспруденции, в известном смысле, наступил «момент истины». Сумеет ли российское правоведение стать полностью адекватным не только текущим (ситуативным) социальным запросам, но и идеалам современной науки, способным не только объяснять текущее «настоящее», но и эффективно прогнозировать и проектировать принципиальное «будущее» права, или «планомерно отступит» на описательно-комментаторские позиции, во многом зависит от отношения юристов к проблемам методологии своей науки. Причем это вопрос не произвольного ценностного выбора, а сохранения социальной и культурной роли правоведения. Методологические исследования для нашей юриспруденции сегодня, пожалуй, более практически значимы, нежели любые содержательные конкретные исследования, ибо достоверность и обоснованность последних, корректность и применимость их результатов напрямую зависят от степени разработанности методологии юридической науки.

Признано, что конкретные науки сегодня все больше нуждаются в самостоятельном теоретическом осмыслении своих методологических проблем. Однако обращение к проблемам методологии той или иной науки неизбежно наталкивается наряд принципиальных трудностей, связанных как с содержательной стороной, так и со стандартами видения исследовательской работы, сложившимися в рамках этой науки. Для работы, посвященной методологии правоведения можно указать, как минимум, три пункта, которые наиболее вероятно сфокусируют разного рода возражения и критику, неизбежно станут ее «слабыми» местами и к которым мы будем вынуждены обращаться на протяжении всего исследования в по-

15 Ср., напр.: Общая теория государства и права: Академический курс: В 2 т. Т. 1. Теория государства. М., 1998. С. 2; Венгеров А.Б. Теория государства и права. Учебник. М., 1998. С. 5.

 

10 Введение

пытке если не прояснить, то, по крайней мере, отчетливо их обозначить. Кроме того, если высказанные ниже соображения будут сочтены достаточно правдоподобными, то это позволит, с одной стороны, понять одну из причин «пренебрежения» правоведов к методологической проблематике своей науки и оценить обоснованность такого рода упреков в их адрес16.

Пункт первый - это традиционное отношение большинства юристов к методологическому исследованию как исследованию философского плана, не решающему собственных задач правоведения. Для российской юриспруденции такое отношение имеет свои резоны и некоторые объективные основания. К их числу относится, например, то обстоятельство, что до недавнего времени вся методологическая проблематика правоведения фактически находилась в «собственности» официальной философии. На долю юристов оставалась, главным образом, реализация соответствующих методологических идей. Однако кроме исторических обстоятельств нашей юриспруденции можно назвать и иные причины такого отношения. Дело в том, что в современных представлениях методология, являясь мощным средством обеспечения эффективности и качества научного исследования, работает только системным образом и отчетливо проявляет свои возможности «лишь в последовательном развитии науки как целостной системы»17. Другими словами, методологические проблемы научного исследования выраженно предстают как проблемы самой науки при обращении к ней как целостной развивающейся системе. В отдельном же исследовании, посвященном конкретной проблематике данной науки, «практическая» роль методологии не всегда очевидна. Так, большинству правоведов из собственного опыта известно, что конкретное юридическое исследование может быть вполне успешным и признанным научным сооб-

16 Весьма характерен, в этом плане, упрек Д.А.Керимова. «С сожа

лением приходится отмечать, - пишет автор, - сложившееся в правоведении

нигилистическое отношение к философскому осмыслению правовых

феноменов, что углубляется нередко непрофессиональным использо

ванием соответствующих гносеологических средств познания. Возможно,

именно этими обстоятельствами объясняется то, что философскому

осмыслению права в мировой и отечественной науке посвящены единич

ные произведения, которые тонут в море комментаторской и пропаган

дистской литературы». КеримовД.А. Методология права. С. 9.

17 См. подр.: Методология в сфере теории и практики. С. 76 и след.

 

Введение

ществом при достаточно формальном обращении к обозначению и реализации его метода. Это, разумеется, относится не только к правоведам. «Математик, физик, астроном, - писал Э.Гуссерль, -для выполнения даже наиболее значительных своих научных работ также не нуждается в постижении последних основ своей деятельности. И хотя полученные результаты обладают для него и других значением разумного убеждения, он все же не может утверждать, что всюду выяснил последние предпосылки своих умозаключений и исследовал принципы, на которых основывается правильность его методов. Но с этим связано несовершенное состояние всех наук. Мы говорим здесь не о простой неполноте научного познания истин данной области, а о недостатках внутренней ясности и рациональности - качеств, которых мы вправе требовать независимо от степени развития науки»18.

Второй пункт, в этой логике, является развитием первого и связан с трудностями «перевода» методологических представлений на уровень простых и ясных правил исследовательской деятельности. На сегодняшний день, насколько нам известно, проблема такого «перевода» удовлетворительного решения не имеет19. Кроме того, методологическое знание по своей природе ограничено в возможностях представления в виде формулировок и требований формально-юридического уровня точности. Для нашего юридического сознания, безусловно, органически ориентированного на вербальную точность любых нормативных установлений, по аналогии с нормами позитивного права, восприятие «недостаточно четких» методологических установлений, видимо, представляет особую сложность. Отсюда, юристами, решающими конкретные задачи правоведения, методологические конструкции нередко воспринимаются как «размытые» постулаты общего (опять-таки, «философского») характера имеющие весьма неопределенное отношение к предмету исследования.

18 Гуссерль Э. Логические исследования. Минск; М., 2000. С. 21.

19 См. напр.: Методология в сфере теории и практики. С. 80.

В других представлениях, ожидания, «что методология снабдит ученых сводом механических правил для решения проблем», характерных для XVII - XVIII веков, сегодня вообще неуместны. См.: ЛакатосИ. История науки и ее рациональные реконструкции II Кун Т. Структура научных революций. М., 2001. С. 458.

 

12 Введение

Третий пункт, в связи с этим, касается специфики предмета методологического исследования. Основная трудность здесь в следующем. Если объектом позитивной юриспруденции является право, правовые явления, правовая действительность, то объектом методологического исследования в правоведении является сама юридическая наука как познающее право юридическое мышление20. Отсюда, юридическое методологическое исследование может быть только рефлексивным, т.е. стремящимся не столько к отображению в знании правовой реальности, сколько к осмыслению оснований, условий, форм и средств такого отображения21. Иначе говоря, методологически ориентированное научное правосознание вынуждено обращаться не к праву, а прежде всего к самому себе, своим основаниям, правилам и средствам22. Отсюда, содержание конкретного методологического исследования создается анализом юридической науки, а эмпирической областью становится, в первую очередь, само научное познание права. Такой способ работы может предопределить упреки, как минимум, по поводу «недостаточного» внимания исследователя к традиционно актуальным позитивным проблемам нашего правоведения, анализу действующего законодательства и юридической практики, отсутствия значимых для законодательной или правоприменительной деятельности предложений и т.п.

Этот «недостаток» отягчается тем обстоятельством, что актуальность методологической проблематики общенаучного уровня, не являющаяся органичной для отраслевых юридических наук, не проявляется естественным образом и в общетеоретическом горизонте. В действительности общей теории права методологическое и теоретическое знание находятся в неразрывном единстве. Поэтому выделение собственно методологических проблем требует особого рода методологической рефлексии, т.е. особого анализа самого теоретического познания права. Другими словами, мето-

20 В других терминах, методология имеет своим объектом «науку как

систему, порождающую научное знание». Лекторский В.А., Швырев В. С.

Методологический анализ науки // Философия. Методология. Наука. М.,

1972. С. 10.

21 Впрочем, как и любое методологическое исследование науки. См.:

ЮдинЭ.Г. Методология науки. Системность. Деятельность. М., 1997. С. 35.

22 По образному выражению Д.А.Керимова, методология «есть мыш

ление, обращенное вовнутрь себя». КеримовД.А. Методология права. С. 7.

 

Введение 13

дологическое исследование и в общей теории права обращено, например, не к понятию права или процесса правового регулирования, а к основаниям и способам построения данных понятий в юридической науке, не к правоотношениям или юридическим фактам, а правилам построения частных научных теорий правоведения. Это, учитывая современный прагматизм даже теоретического юридического сознания, может стать еще одной причиной отношения к методологическим проблемам правоведения как проблемам преимущественно «отвлеченно-философским», не исключенного сегодня даже среди отдельных теоретиков права. Тем не менее, без собственных специальных методологических исследований юридическая наука имеет явно незавидное будущее23. Для юридических исследований, ориентированных на современные требования к науке и научному знанию, методологическая состоятельность является фундаментальным условием научной корректности, теоретической обоснованности результатов. Особенно, учитывая крайнюю сложность природы права, явлений правовой действительности. Перефразируя Т.Куна, право - слишком сложное явление, чтобы изучать его случайным образом24.

Как первоочередные для методологического исследования проблем правоведения сегодня можно обозначить самые разные аспекты и направления. В качестве таковых указываются, например, проблема категориальных средств юриспруденции, вопросы онтологии, гносеологии и аксиологии юриспруденции, строение общей теории права, особенности правопознания и многое другое. Вместе с тем, с учетом ранее сказанного, на данном этапе развития нашей юридической науки, может быть, самой злободневной методологической проблемой является ее «самопонимание» и «самоопределение». Другими словами, для понимания современного положения дел в методологической сфере нашего правоведения, «внешние» характеристики с позиций современного науковедения должны быть дополнены обращением к его «внутренней» ситуации,

23 Хотя бы потому, что, независимо от различия оценок роли и воз

можностей методологии в научном познании, сегодня, фактически, обще

признанно, что именно методология «дает нам наилучшие шансы приб

лизиться к истине». См.:ЛакатосИ. Указ. соч. С. 490.

24 «...Природа слишком сложна для того, чтобы ее можно было

исследовать случайным образом». Кун Т. Структура научных революций.

М., 1975. С. 383.

 

14 Введение

т.е. методологической самооценке юриспруденции и ее основаниям. Как мыслит себя наше правоведение сегодня? Как видит свое будущее, свое место и роль в сфере современного научного мышления, культуре и обществе? От ответа на эти и подобные вопросы, думается, не в последнюю очередь зависит возможность обозначить наиболее важные методологические проблемы, стоящие сегодня перед исследователями права. Данные соображения во многом определяют логику дальнейшего исследования избранной проблематики, в частности необходимость более подробного, нежели обычно принято в юридической литературе, обращения к современным взглядам на науку, методологическим вопросам других наук, становлению современного правоведения.

Попыткой осмыслить указанные вопросы, очертить круг актуальных методологических проблем, обосновать актуальность разработки теоретических представлений о методологии юридической науки как самостоятельной области правоведения, и является эта книга. Написанная с сознанием всех сложностей, как уже упомянутых, так и обозначаемых в последующем изложении, она далека от претензии на охват всей сферы методологических проблем нынешней юриспруденции и, тем более, - на их исчерпывающее решение. Свою главную задачу автор видел в обозначении и исследовании тех вопросов методологии юридической науки, которые, с его точки зрения, являются первоочередными для нашего правоведения в его современной ситуации.

 

Глава первая





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.