Главная | Обратная связь
МегаЛекции

XV I . V . ТРИ ИСТОРИИ О СПАСЕ НЕРУКОТВОРНОМ





В поддержку иконопочитания существует также предание о неру­котворном образе Христа, отпечатанном на ткани (на убрусе) — Спасе Нерукотворном. Давайте посмотрим объективно на информацию об этом предмете гордости популярных церквей. Сегодня существуют две леген­ды о нерукотворном образе Спасителя: восточная и западная. По мнению некоторых историков, это одно предание, трансформированное из-за соперничества из восточной в западную церковь.

Западная версия предания рассказывает о том, что некая благо­честивая еврейка Вероника на пути к Голгофе подала Христу платок, которым Он отер лицо. Конечно, на ткани остался лик Спасителя. Этот образ долго где-то «хранился» и начинает упоминаться, по разным источни­кам, лишь через 600—1500 (!) лет после Христа. Сейчас он называется «плат Вероники» и находится в соборе Святого Петра в Риме. Сама Вероника упоминается раньше в апокрифических Деяниях Пилата, датируемых IV или V веком, но ни о каком платке с изображением Иисуса там речи не идет. Отметим, что «святой» Рим тоже не спешит отдать реликвию на независимую экспертизу, чтобы подтвердить ее воз­раст, якобы не сомневаясь в ее подлинности.

Популярная сегодня в православии восточная легенда об убрусе в первый раз встречается во второй половине V в. у армянского историка Моисея Хоренского. В ней рассказывается об Эдесском царе Авгаре, который, будучи смертельно болен, послал своего художника написать образ Иисуса, веря, что, увидев его, выздоровеет. Художник не смог нарисовать Христа по одной из двух причин: не мог передать божествен­ный лик либо из-за толпы не мог подойти к Христу. Иисус, сжалившись над ним, омыл лицо, осушил платком (убрусом) и передал его художнику с запечатленным на нем Своим изображением. Естественно, царь выздо­ровел, а нерукотворный образ стал священнейшим предметом, который впоследствии пропал при одном из его перемещений в конце IX века.

Между тем церковная история имеет еще одно более древнее пись­менное свидетельство о том же событии. Евсевий Кесарийский Памфил (263—340 гг.), епископ, первый историк церкви писал о взятых из архивов Эдессы послании Авгаря к Христу и ответе ему Иисуса. Вот дословный текст писем, лично переведенных Евсевием с сирийского языка, изло­женный им в первой книге Церковной истории (п. 13).



Царь Авгарь:

«Авгарь, сын Ухамы, топарх, шлет приветствие Иисусу, Спасителю благому, явившемуся в пределах Иерусалимских. Дошел до меня слух о Тебе и об исцелениях Твоих, что Ты творишь их без лекарств и трав. Ты, рассказывают, возвращаешь слепым зрение, хромым хождение, очищаешь прокаженных, изгоняешь нечистых духов и демонов. Ты излечиваешь страдающих долгими болезнями и воскрешаешь мертвых. Слушал я все это о Тебе и усвоил умом одно из двух: или Ты Бог и, сойдя с неба, творишь такие чудеса, или Ты Сын Божий, творящий чудеса. Поэтому я и написал Тебе и прошу Тебя: потрудись, приезжай ко мне и болезнь мою исцели. Слышал я еще, что иудеи ропщут на Тебя и против Тебя злоумышляют. Город мой очень маленький, но почтенный, и его нам двоим хватит».

Ответ Иисуса:

«Блажен ты, если уверовал в Меня, не видев Меня. Написано обо Мне: видевшие Меня не уверуют в Меня, чтобы неувидевшие уверовали и ожили. А что ты приглашаешь Меня к себе, то надлежит Мне исполнить здесь все, ради чего Я послан; а когда исполню, то вознесусь к Пославшему Меня. Когда же вознесусь, то пошлю к тебе одного из учеников Моих, чтобы он исцелил болезнь твою и даровал жизнь тебе и тем, кто с тобой».

По словам Евсевия, к этим письмам присоединено было свиде­тельство, написанное тоже по-сирийски, повествующее:

«После Вознесения Иисуса Иуда, прозванный Фомой, послал к Авгарю апостола Фаддея, одного из семидесяти. Тот, придя, возложил руки на царя и произнес: «Во имя Его возлагаю на тебя руку мою». И как только он сказал это, как Авгарь исцелился от болезни и страданий своих. Фаддей исцелил еще много их сограждан, творил великие чудеса и проповедовал слово Божие».

Согласитесь, здесь мы видим абсолютно другую картину. Данная история полностью вписывается в учение Библии и, вероятнее всего, является правдой. Однако после победы иконопочитателей стал популярным не оригинал истории об Иисусе, Авгаре и Фаддее в переводе Евсевия, а ее более поздняя интерпретация армянским историком Моисеем Хоренским.

Мы сейчас рассматривали факты, но к вопросу об убрусе и иных изображениях Христа можно подойти и с теологической стороны. Заду­майтесь:

1. Почему случай с убрусом не отражен в Евангелие, ведь на этом факте отчасти базируется учение об иконопочитании? Ведь если Богу было угодно в будущем такое служение, Он должен был включить в Священное Писание текст, подтверждающий Свою волю относительно изображения лика Иисуса.

2. Зачем Иисусу нужно было давать Авгарю платок, ведь Он мог исцелить его и на расстоянии, как Господом было явлено чудо со слугой сотника (см. Мф. 8:13), дочерью женщины Хананеянки (см. Мф. 15:22-28) и десятью прокаженными (см. Лк. 17:14)?

3. Почему Иисус не дал своим ученикам таких же платков или иных целительных предметов? Можно было оставить сотни, тысячи чудо­действенных кусочков ткани и разослать по всему миру, чтобы нуждающиеся исцелялись. Вместо этого Господь дал ученикам дар Духа Святого исцелять болезни: «Уверовавших же будут сопровождать сии знамения: именем Моим будут изгонять бесов; ... возложат руки на больных, и они будут здоровы» (Мк. 16:17,18, см. также 1 Кор. 12:8,9).

4. Если Бог Сын и Бог Отец желали, чтобы образ Иисуса помогал в будущем верующим, то почему Христос не попросил талантливых ху­дожников сделать Свой достоверный портрет или скульптуру, ведь история знает массу художественных произведений того времени?

5. Почему 27 канонических книг Нового завета не описывают лицо и внешний вид Христа? Почему нет ни слова о внешнем виде Марии и учеников Иисуса? Почему все внимание Евангельская весть обращает на внутреннее «содержание» человека и учение Господа?

Ветхий Завет содержит противоречивые описания Мессии, где, с одной стороны, Он прекрасен, с другой — в Нем нет отличия от других:

«Нет в Нем ни вида, ни величия; и мы видели Его, и не было в Нем вида, который привлекал бы нас к Нему» (Ис. 53:2, см. также Ис. 52:13,14).

«Ты прекраснее сынов человеческих ... и в сем украшении Твоем поспе­ши, воссядь на колесницу ради истины и кротости и правды» (Пс. 44:3,5).

6. Почему в многочисленных письменных свидетельствах живые свидетели Христа и апостолов, а также их ученики и ученики их учени­ков не оставили описания Иисуса?

Стоит отметить, что в первые века шли богословские споры о том, как выглядел Христос. В то время большинство христиан и их аппонентов склонялись к тому, что Иисус не являлся эталоном красоты. Апологет Климент Александрийский (150—215 гг.) в труде «Педагог» (III, 1), один из отцов церкви Иустин Мученик (ок. 100—165 гг.) в книге «Диалог с Трифоном Иудеем» (13, 49, 100), философ Цельс (II в.) в «Правдивом слове» по Оригену (III, VI, 75), писатель Тертуллиан (прибл. 160—230 гг.) в труде «О плоти Христа» (9) высказывали предположение, что Христос был непривлекателен лицом.

Сегодня же на иконах мы видим в основном красивое лицо молодого муж­чины с бородкой, с длинными волосами, разделенными пробором. До сих пор до­подлинно неизвестно, как сформировался этот образ. Есть предположение, что ху­дожники при появлении иконописи лица Иисуса отталкивались от фрески из ка­такомбы, крупно изображающей лицо мужчины с нимбом и подписью Альфа и Омега «AW*». Вероятнее всего, здесь мы видим одну из первых попыток нари­совать лицо Христа, ведь Альфа и Омега в соответствии с книгой «Откровение» ассо­циируются с Иисусом (см. Откр. 1:8).

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.