Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Дебаты между классической и релятивистской точками зрения




Можно дать интерпретацию понятия прототипа в рамках экстен-циональной логики, которая удерживает первенство за понятием включения классов и отстаивает дуальность между расширительным толкованием и пониманием. Именно это сделали Ошерсон и Смит (Osherson, Smith, 1981), исходя из понятия нечетких множеств.

Характеристическая функция, которая определяет класс, вместо того, чтобы быть дискретной (принимая только два значения 0 или 1), является функцией континуальной на интервале [0,1]: это — мера типичности и принадлежности к классу. На самом деле кажется, что этот способ воззрения едва ли имеет большое эвристическое значение. В частности, он не позволяет объяснить удовлетворительным образом, как происходит конструирование концептов, состоящих из элементарных концептов (см. Cohen, Murphy, 1984).

Другой подход — это подход, предложенный Рипсом, Шобеном и Смитом (Rips, Shoben, Smith, 1973). В то же самое время, что и Рош, эти авторы представили результаты, которые заставили усомниться в модели семантической сети в том виде, в каком ее понимали Коллинс и Квиллиан; они предложили для этой сети иную интерпретацию.

Задача, которую они использовали, состояла в том, что требовалось попарно оценить сходство слов. С помощью метода многомерного шкалирования они вывели из этих суждений меру семантического расстояния. В результате такого анализа был получен график, в котором репрезентируются значения слов в пространстве ортогональных координат (они представлены на рис. 1.1.); расстояние между точками репрезентирует степень сходства между соответствующими концептами.

Этот график дает расположение концептов «птица» и «млекопитающее», а также расположение разных особей птиц и млекопитающих. Некоторые птицы (воробей, малиновка) ближе всего к категории «птица» по сравнению с другими. Точно так же, некоторые животные намного ближе к категории «млекопитающие» (лошадь, свинья, кролик, олень) по сравнению с другими. Их можно рассматривать как прототипы категорий; ко всему прочему эти результаты хорошо согласуются с теми, которые были изложены выше.

Из анализа этого графика следует, что относительное положение концептов может быть проинтерпретировано в терминах атрибутов или размерностей. Заметим, что по оси абсцисс птицы отличаются от млекопитающих. Ордината отражает в самом грубом виде размерность «дикий-домашний»: домашние животные находятся вверху, дикие — внизу.

Рипс, Шобен и Смит (Rips, Shoben, Smith, 1973) предложили модель черт, в которой они различают две категории черт: черты существенные, с помощью которых определяется категория и черты характеристические, менее важные, но обычно встречающиеся в категории. Например, существенные черты «птицы»: «имеет крылья», «имеет перья». Черты характеристические : «летает, питается червяками и насекомыми», «строит гнезда», «живет на деревьях».

 

Рис. 1.1. Расстояние между разными особями птиц и млекопитающих по отношению к категориям «птица» и «млекопитающее» (из: Rips, Shoben, Smith, 1973).

Когда надо ответить на вопрос: «является ли малиновка птицей?», перечни черт «малиновки» и черт «птицы» оказываются сопоставимыми. Так как эти два перечня соседствуют (перечень черт «малиновки» содержит все черты «птицы» плюс несколько дополнительных черт, таких как «красная грудка»), ответ следует немедленно и является положительным. Если тот же самый вопрос поставить в отношении «аиста», то перечень черт оказывается менее сходным. Однако, в этом случае сопоставимы перечни существенных черт. Так как аист имеет крылья и перья, следует ответ «да», но для этого требуется больше времени.

Модель Кохена и Марфи (Cohen, Murphy, 1984) в чем-то аналогична модели, описанной выше. Ее своеобразие состоит в том, что она работает не в монотонной логике принадлежности, а в логике отсутствия. Свойства рассматриваются не в качестве существенных, так как они не позволяют вынести окончательное и определенное решение об «истинности-ложности». Эти общие свойства полагаются за истинные для всех элементов класса, пока нет информации, свидетельствующей о том, что они являются ложными.

В такой системе, очевидно, происходит ревизия утверждений, считающихся истинными, и этим данная модель отличается от классической логики. Тем не менее, эти системы прекрасно соотносятся друг с другом; кроме того они достаточно хорошо разработаны с точки зрения логики. Они использовались при построении семантической сети для базы данных (Kayser, 1987).

Другая особенность модели Кохена и Марфи состоит в том, что каждый концепт содержит упорядоченный перечень примеров: так, для концепта «птица» понятие «малиновка» стоит на первом месте в этом перечне, а «пингвин» — на последнем.

Можно построить модели черт, которые становятся не отличимы-ми от моделей, основанных на понятии прототипа. Это понятие прекрасно интерпретируется в рамках модели черт: достаточно ввести весовые коэффициенты черт, которые можно интерпретировать, как отражающие соотносительный рельеф различных черт (Le Ny, 1979). В этом случае задается мера расстояния, которая является достаточной для объяснения типичности.

По правде говоря, психологические аспекты являются не единственными, принимающими участие в описанных дебатах, аспекты идеологические вовсе не являются чуждыми. В том, что мы ранее назвали позицией релятивизма, можно отыскать отголоски того хода мысли, который получил название номинализма (восходящего к Беркли) и для которого поиск общих черт объектов, обозначающихся одним и тем же словом, является иллюзией.

Это настоящий спор с точки зрения эпистемологии, и все дело в том, что он еще не разрешен.

На наш взгляд, нельзя найти примирения между этими двумя точками зрения. Вероятнее всего в семантической сети есть и прототипы, и свойства. Согласно интересной гипотезе, предложенной Бра-мо дю Бушероном (Bramaud du Boucheron, 1981) и Бернико (Bernicot, 1981), при усвоении смысла слов свойства конструируются, исходя из прототипов: свойства начинают конструироваться с того момента, когда множество прототипов ассоциируется со словом. Эта гипотеза была предложены для глаголов действия, но она, скорее всего, является более общей.

Некоторые авторы, такие как Барсалу и Медин (Barsalou, Medin, 1986), настаивают на вариабельности категорий. Они приводят много экспериментальных данных, указывающих на то, что сформированные категории варьируют от одного индивида к другому, но у одного и того же индивида они тоже не являются стабильными. Авторы защищают идею, согласно которой категории формируются в зависимости от контекста.

Действия

Если репрезентация объектов широко изучалась в когнитивной психологии, то репрезентация действий — это более старый объект исследований. К нему обращались, хотя и косвенно, начиная с исследований понимания текстов, связанных с описанием действий, и с работ, посвященных значениям глаголов действия у взрослых и их усвоению у детей (см. Bramaud du Boucheron, 1981; Bernicot, 1981).

Работами, где прямо ставится эта проблема о содержании знаний о действиях, являются труды Нормана и Румельхарта (Norman, Ru-melhart, 1975), а также работы по искусственному интеллекту, касающиеся планирования, а именно, работы Сакердоти (Sacerdoti, 1977), Брауна и Ван Лехна (Brown ,Van Lehn, 1980). Недавно мы теоретически изучили этот вопрос (Richard, 1986; Richard, Verstiggel, 1990) в связи с работами, имеющими отношение к анализу описания управленческих задач (Sebillotte, 1976, 1983, 1988).





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.