Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Глава 2. Понимание: конструирование репрезентации





 

Конструирование интерпретаций — это ключевой вопрос когнитивной психологии. Мы выделяем много процессов в конструировании репрезентаций, которые в равной степени разделяют смысл слова «понимать»:

- конструирование репрезентации через партикуляризацию схемы;

- конструирование концептуальной структуры;

- конструирование партикуляризованной модели ситуации;

- конструирование интерпретации по аналогии с известной

ситуацией.

Эти процессы отличаются по природе продуктов, к которым они приводят, и по природе средств, которые используются в ходе их продуцирования.

Конструирование репрезентации через партикуляризацию схемы взывает, как правило, к знаниям в памяти: оно состоит в селекции схемы и в замене переменных в схеме на специфическую информацию, пригодную для ситуации. Этот процесс направляется знаниями. Результатом является партикуляризованная схема.

Конструирование концептуальной структуры запускает, главным образом, умозаключения, и оно направляется информацией, полученной из текста, и порядком, в котором подается эта информация. Результат — реляционная сеть. Сконструированные связи идут либо от частного к общему, либо от общего к частному.

Первый случай касается конструирования репрезентации для понимания ( рассказа), второй — конструирования репрезентации для того, чтобы действовать (решение проблем).

Конструирование партикуляризованной модели ситуации состоит в конструировании специфической ситуации, партикуляризованной в ее мельчайших деталях (включая ее пространственные характеристи-

 

ки), исходя из информации, которая дается в тексте; эта информация является более общей. Это конструирование реализуется посредством умозаключений, которые направлены на партикуляризацию. Результатом является образ ситуации. В отличие от реляционной сети, ее содержание является не пропозициональным, а образным; это следует понимать том смысле, что эта сеть содержит пространственные компоненты и индивидуализированные объекты.



Конструирование репрезентации по аналогии с известной ситуацией требует обращения к памяти, и, следовательно, направляется знаниями. Все, что восстанавливается из памяти, может быть только общей информацией, аналогичной схеме: именно это происходит в случае конструирования репрезентации с целью понимания, и тогда та информация, которая восстанавливается из памяти, управляет процессом создания связей между объектами ситуации. Это может быть также информация, которая касается ситуации относительно специфической, и тогда наступает припоминание процесса решения. Это происходит в случае конструирования репрезентации для того, чтобы действовать. Решение конструируется через установление соответствия с известным процессом.

Эти процессы вмешиваются в разные ситуации понимания, идет ли речь о понимании рассказа, инструкции по выполнению задачи или формулировке проблемы. Вот почему неправомерно использовать разные типы ситуации в качестве критерия классификации. К тому же в настоящее время для объяснения понимания все больше и больше используются понятия, заимствованные из работ по пониманию текста и решению проблем. Ситуация может запускать, сверх того, многие процессы понимания.

Итак, понятие схемы, созданное для понимания текстов, легко и некритично используется для описания ситуаций по пониманию проблем. Кроме того, такие авторы, как Блэк и Бауэр (Black, Bower, 1980), предложили рассматривать понимание рассказа как деятельность по решению проблемы и анализировать сюжетную линию рассказа как поиск решения.

Во всяком случае, запускание этих процессов зависит от природы задачи. Вот почему в некоторых ситуациях преимущественно запускаются некоторые из этих процессов.

 

Понимать - это партикуляризировать схему

 

Принцип функционирования схемы в понимании непосредственно следует из ее определения. Последнее, мы видели, содержит переменные. Понимать, используя схему, означает заменять эти переменные элементами ситуации: в результате получается партикуляризо-ванная схема.

Функции схемы

На самом деле у схемы две возможные функции. Если она уже идентифицирована (предполагается, уже имеется информация, позволяющая выбрать адекватную схему), то может быть использована для интерпретации элементов текста. Их интерпретация означает предписание им подобающего места в схеме.

Если я читаю в романе: «Он записался к врачу. В назначенный час он явился. Молодая девушка попросила его войти в комнату: там сидело три человека, которые читали журналы», то схема «посещение профессионала» позволяет понять, что молодая персона — секретарша, три лица — клиенты, а журналы, которые они читали, обычно находятся в приемной.

Будучи идентифицированной, схема позволяет также делать заключения относительно недостающей информации. Так, из предыдущего примера можно заключить, что комната, в которую секретарша провела посетителя, является залом ожидания.

Этот пункт был объектом многочисленных экспериментов, основной принцип которых состоит в следующем: дают читать рассказ, а затем проводят тест на узнавание предложений, из которых одни фигурировали в исходном тексте, а других там не было, но их можно вывести, исходя из схемы. Испытуемые должны сказать, встречалось ли данное предложение в тексте.

Бауэр, Блэк и Тёрнер (Bower, Black, Turner, 1972) обнаружили, что испытуемые, которые читали историю, запускающую типовую схему (например, «купить билет», «пойти в кино» ), хуже опознавали типичные действия схемы, не фигурировавшие в истории; но относительно уверенно заявляли, будто читали их.

Другая функция схемы состоит в том, чтобы интегрировать некоторое число элементов информации и свести их к более общему значению. Если я читаю, что Клод пошел на вокзал, купил билет и что он узнал расписание поездов на Париж, я могу резюмировать всю эту информацию следующим образом: «Клод хочет отправиться в Париж».

В зависимости от рассказа, встречается то одно, то другое. Можно свести схему к ее составным частям, т.е. идти от более общего к более частному, или же наоборот: идти от более частного к более общему. Аббот, Блэк и Смит (Abbot, Black, Smith, 1985) показали, что испытуемые могут делать два типа выводов.

Использовался рассказ, повествующий об обеде в ресторане. В скрипте «ресторан», можно выделить некоторое число сцен (или макродействий): войти, заказать и т.д. Каждая из этих сцен состоит из некоторого числа действий: спросить меню, прочитать меню, обсудить меню, задать вопросы о блюдах... Это членение соответствует тому, которое мы уж делали применительно к схемам действия

«войти в ресторан» и к способам реализации (или развертывания). Макродействие (или сцена) является действием наивысшего уровня абстракции, которое информативно для результата, но не для развертывания.

Авторы варьировали в тексте три элемента: наличие или отсутствие описания о характеристических действиях сцены (они спорят, прежде чем решить, что идут обедать), наличие или отсутствие предложения, резюмирующего сцену (они заказывают меню); наличие или отсутствие предложения, резюмирующего скрипт (они пошли в ресторан).

Согласно экспериментальным условиям, в тексте предъявлялись:

все предложения, только некоторые и вообще никакие (контрольное условие). Затем в задачах опознания испытуемым предъявлялись предложения, часть из которых была в исходном тексте, а другая — нет. Испытуемых просили отметить по 7-балльной шкале, в какой мере они уверены, что предложение, предъявленное в задаче опознания, было в исходном тексте.

В первом эксперименте текст состоял из одного скрипта, но варьировалось два элемента: действие и сцена. Во втором эксперименте текст состоял из нескольких скриптов, варьировалось также два элемента: сцена и скрипт. В третьем эксперименте текст состоял из многих скриптов и варьировалось три элемента: действие, сцена и скрипт.

Во всех случаях те предложения, которые испытуемые узнавали в качестве предъявленных ранее (но на самом деле они отсутствовали в тексте), были предложениями, резюмирующими сцену или скрипт. Степень уверенности в правильности ответа была значимо выше, если в тексте фигурировала информации более частного уровня. Предложения же, которые связаны с развертыванием действия, вовсе не создавали впечатления (ошибочного) будто их ранее читали, если были представлены элементы более общего уровня (сцена или скрипт).

Таким образом, нет полной симметрии между выводами, которые делаются, исходя из схемы, от частного к общему и от общего в частному. Вторые кажутся менее автоматизированными по сравнению с первыми, если они касаются не макродействий, а частных действий.

Функционирование схем

Возникает два больших вопроса относительно применения схем:

- как они выбираются?

~ после того, как они выбраны, какие знания из схемы входят в репрезентацию?

(I) Выбор схем

Схемы могут быть выбраны непосредственно, исходя из названия, которое служит в качестве этикетки. Это происходит в том случае,

 

когда текст имеет название или формулировку, содержащие термин, позволяющий приблизиться к схеме. Этот способ селекции соответствует первому варианту использования схемы: приписывать значение элементам текста.

Схема может быть также выбрана, начиная с ее содержания. Как мы уже видели, схемы действия имеют структуру, которая по крайней мере отчасти является иерархической: для семантической сети функционирования, так же как и для сети свойств, один элемент может вызывать и запускать другой элемент, более общий, чем он сам, тот, который расположен кверху от него.

Этот способ селекции делает возможным второй вариант использования схемы, о котором мы уже упоминали: делает возможным интеграцию специфических предложений рассказа в более общее сообщение. Схема позволяет увидеть совокупность действий как способ реализации более общего события, например, поездки в Париж. Схема тогда берется как конкурирующая гипотеза для интерпретации действий более частного уровня и для того, чтобы представить их в сжатом виде.

(II) Доступ к информации, содержащейся в схеме, и ее интеграция при репрезентации

Пусть схема выбрана, означает ли это, что имеется доступ ко всей информации, содержащейся в схеме, и что происходит с этой информацией? Переводится ли она в интегральном виде в репрезентацию или нет?

Кое-что по этому вопросу можно сказать, исходя из исследований, в которых используется тест на узнавание. Если у испытуемого имеется достаточно сильное убеждение, будто он читал информацию, которой на самом деле не была в тексте, но которая составляет часть схемы, то это является аргументом в пользу того, что эта информация была интегрирована в репрезентацию, созданную на основе текста.

Мы видели в экспериментах Аббота, Блэка и Смита (1985), что после того, как испытуемые прочитали предложение, которое резюмирует сцену или скрипт, у них не усилилось впечатление, будто они читали действие, представляющее из себя часть развертывания сцены. Однако, бесспорно, что действия, составляющие часть развертывания сцены, можно вывести, если это необходимо. Таким образом, имеется доступ к разным содержаниям информации в схеме. На это определенно указывают результаты Бауэра, Блэка, Тёрнера (Bower, Black, Turner,1979) и Смита, Адамса, Шорра (Smith, Adams, Schorr, 1978: цит по: Abott, Black, Smith, 1985).

Первые авторы просили испытуемых сделать перечень типичных действий, описывающих такие события, как посещение ресторана или утренний подьем. Они сделали наблюдение, что многие действия упоминались более, чем половиной испытуемых, и что число действий, которые упоминал один испытуемый, было незначительно.

Во втором эксперименте варьировалось число действий, которые испытуемый должен был запомнить. Если эти действия были чужеродны схеме, то увеличение их числа усиливало латентное время опознания. Если ж действия принадлежали к схеме, то этого не происходило. Этот результат можно ожидать только в том случае, если знания, принадлежащие схеме, были активируемы симультанно.

Таким образом, существует согласованность относительно действий, образующих схему ситуации. Как мы уже говорили, схема ситуации представляет собой блок знаний, активированных симультанно. Однако, как мы видели, для схем действий это не так.

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.