Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Характеристики партикуляризованной репрезентации ситуации




Партикуляризованная интерпретация ситуации определяется, по нашему мнению, четырьмя важными характеристиками:

(I) Это партикуляризация информации, содержащейся в тексте. Эта фундаментальная характеристика, из который вытекают прочие. Эта партикуляризация может принимать одну из двух форм взаимосвязи между категорией и примерами, о которой мы уже говорили: связь род-вид (или общее—частное) и связь функция-способ (результат действия, развертывание действия).

Эксперименты Дюбуа (Dubois, 1986) позволяют проиллюстрировать первый тип партикуляризации. Испытуемым предъявлялись фразы следующего типа: «спектакль начался с легкого галопа животного <...>». Затем требовалось выполнить тест на узнавание и сказать, были или нет в оригинальном тексте те предложения, которые им только что предъявили. Когда им предъявляли фразу «спектакль начался с легкого галопа лошади<...>», они часто опознавали ее в качестве фразы из первого текста. Таким образом, можно полагать, что в интерпретации, которую они сделали в момент первого прочтения, была осуществлена такая партикуляризация. Этот эффект про-тотипической партикуляризации наблюдается также тогда, когда материалом, используемым в тесте на узнавание, является рисунок (Dubois, 1986).

Пример второго типа партикуляризации мы заимствуем у Викеса и Джонсона-Лэрда (Wykes, Johnson-Laird, 1977). Он приводится в упомянутой выше работе Джонсона-Лэрда (1983). Фразы, предъявляемые испытуемым, были следующего типа: «The man stirred up his

cup of tea» (« Человек помешал свою чашку чая»). В отличие от взрослых, дети не делают спонтанного вывода о том, что человек использовал ложку для того, чтобы помешать чай. Контрольные эксперименты показывают, что они, однако, способны сделать эти заключения, если об этом их спросить эксплицитно. Аналогичные результаты были получены Пари и Линдауером (Paris, Lindauer, 1976).

Отметим, что именно этот тип партикуляризации участвует в репрезентации рассказа Конан Дойля: цель действия — проникнуть в кабинет Мильвертона без ведома последнего, и она включена в цель более высокого порядка (раздобыть компрометирующие письма), реализация которой и описывается на протяжении текста.

Партикуляризованная репрезентация требуется для понимания деталей, участвующих в данном действии: сюда входят особенности мизансцены, дающие информацию, достаточную для того, чтобы ее воспроизвести. Результаты Джонсона-Лэрда показывают, что прочтение, как правило, не нацелено на такое понимание, и что достаточно удержать только цель действия. В терминах анализа Кинша и Ван Дийка при прочтении создается макропропозиция, которая резюмирует отрывок: Холмс и Ватсон проникли в кабинет Мильвертона со взломом.

Вполне уместно предположить, что в этом процессе партикуляризации типичные примеры категории и типичные способы реализации действия имеют все шансы на то, чтобы быть отобранными. К тому же мы полагаем, что эффекты типичности проистекают из процесса партикуляризации и что именно эта потребность в партикуляризации движет выбором типичного случая. Эта потребность происходит из того, что мы умеем хорошо рассуждать только лишь применительно к частным ситуациям: эту идею мы заимствуем у Джонсона-Лэрда, и еще к ней вернемся, когда будем анализировать проблему рассуждений.

(II) Партикуляризованная репрезентация ситуации строится на основе пропозициональной репрезентации: таким образом, она образует более глубокий уровень переработки и уровень понимания.

Именно в отношении этой идеи сходятся позиции многих авторов. Так, Джонсон—Лэрд заявляет: «В понимании есть два этапа. На первом этапе, поверхностное понимание сообщения приводит к пропозициональной репрезентации, близкой по форме плану предложения <...>. Второй этап понимания, факультативный, использует, помимо всего прочего (но не исключительно) пропозициональные репрезентации и состоит в конструировании ментальной модели, структура которой аналогична состоянию ситуации, описываемой посредством текста» (Johnson-Laird, 1983, р.244).

Точно так же Ван Дийк и Кинш определенно и ясно выделяют то, что они называют ситуационной моделью иерархической репрезента-

ции текста (о которой мы говорили чуть выше): «Чтобы понять текст мы должны репрезентировать себе то, о чем в нем говорится. Если мы неспособны вообразить ситуацию, в которой некоторые индивиды имеют свойства и связи, указанные в тексте, у нас нет настоящего понимания текста» (Van Dijk, Kinsch, 1983, р.337).

С другой стороны, мы показали (Richard, 1986), что переработка способа репрезентации и предварительных требований действия (которые составляют главный аспект партикуляризации) всегда предполагает и имплицитно содержит в себе переработку результата действия. Обратное же утверждение неверно: для интерпретации вполне достаточно результата действия (то, для чего оно реализуется), но вовсе не обязательно помнить способы, которыми оно было реализовано (см. наш комментарий к эпизоду о Шерлоке Холмсе).

(III) Эта партикуляризация требует умозаключений, которые не являются автоматизированными.

С этим положением также соглашаются многие авторы, использующие понятие ситуационной модели. Эта идея, кстати, вытекает из предыдущей. Для того, чтобы сконструировать пропозициональную интерпретацию текста, надо сделать значительное число умозаключений (что мы видели в отношении текста, который анализировали в качестве иллюстрации этого типа интерпретации), но эти выводы большей частью являются автоматизированными, если же они не таковы, то они используются для отыскания соответствия с текстом. Итак, для того, чтобы запустить эти выводы не надо никакого иного контроля помимо того, который нацелен на подтверждение текстуального соответствия.

Выводы, необходимые для конструирования партикуляризован-ной интерпретации ситуации, исходят из другого способа контроля. Они являются факультативными, это равносильно утверждению, что они не обязательно делаются в отличие от выводов, подтверждающих текстуальное соответствие.

Мы посвятим специальную главу условиям осуществления других категорий умозаключений, входящих в конструирование ситуативной интерпретации. Мы покажем, что для их запуска учитывается то, что должно быть сделано в соответствии с текстом и задачей (которая должна быть реализована, исходя из текста). Понимание текста имеет самые разные смыслы в зависимости от того, что из него будет понято: воспроизведение, узнавание, выполнение того, о чем говорится в тексте, решение проблемы, разгадывание загадки. Объектом этих выводов является регуляция, основанная на том, что испытуемый предполагает делать с текстом.

(IV) Эта партикуляризация использует образные репрезентации.

Кажется, что именно этого пункта не затрагивали авторы, занимающиеся ментальными образами. Конструирование образных репрезентаций, по нашему мнению, не является процессом, управляемым

перцепцией, даже если при этом используется информация, хранящаяся в памяти в форме, наиболее близкой перцептивному коду: это осуществляется с помощью процесса партикуляризации, который, по существу, является процессом нисходящим.

Образные репрезентации имеют предпочтительный характер, потому что они, с одной стороны, сохраняют пространственные связи, играющие существенную роль в фиксации фрейма, в котором разворачивается сцена, и, с другой стороны, позволяющие сделать умозаключения очень экономным способом.

Обсудим проблему доски, изложенную ранее (разд. 2.3.1.). Ситуационная интерпретация состоит в том, чтобы прочертить отрезок, репрезентирующий длину доски и отметить на нем две трети; полученный отрезок изображает длину первого куска (как на рисунке).

Если такая конструкция создана мысленно, то непосредственно следует вывод о том, что второй кусок намного меньше, чем первый, и нет нужды проводить вычисления, поскольку эта информация уже входит в процесс конструирования: для того, чтобы поставить точку, надо миновать середину отрезка.

 
 

 

 

Если же делаются вычисления 1-2/3=1/3 , то тот же вывод в пропозициональной репрезентации не является автоматическим, как мы видели в случае испытуемого Пайга и Саймона (Paige et Simon, 1976). Вывод в случае образной репрезентации очень часто сводится к восстановлению пути процесса конструирования: ведь образная репрезентация имеет преимущество для перевода компаративных связей, особенно, когда они многочисленны. Мы уже приводили примеры этого, когда занимались образными кодами.

Эта конструкция является, конечно же, партикуляризацией, потому что репрезентация зачастую должна быть более точной, чем та информация, которая подлежит репрезентации: например, я знаю, что В находится справа от А, что С находится слева от В. Если я хочу сделать одну партикуляризованную репрезентацию этих двух пропозиций, я должен сделать выбор, где разместить точку С: пусть я ее помещаю, например, слева от А, но она могла бы быть также и справа от А, но также вполне возможно, что три точки не лежат на одной прямой.

Конструкция может также быть пересмотрена после получения дополнительной информации: это — существенная черта партикуляризации, и образные репрезентации представляются как нельзя более подходящими для такого рода коррекции.

Некоторые преподаватели используют партикуляризованные репрезентации (наподобие тех, которые описаны здесь) как педагогический прием. Между тем, не стоит особо полагаться на эти репрезен-

тации и думать, что они являются простыми для понимания, и что их достаточно увидеть, чтобы понять. На самом деле, эти репрезентации являются в высшей степени концептуализированными, и если человек не обладает концептами, соответствующими глубинным пропозициональным репрезентациям, то он не сможет их понять. Исследования трудностей, возникающих при прочтении графиков и кривых, прекрасно доказывают это.

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.