Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Чтение сказки «История одного цветника»





Ожидаемый результат: дети должны уметь внимательно слу­шать сказку, запоминать названия цветов, особенности ухода за ними, устройство цветника; находить по описанию карточку с изображением цветка; отвечать на вопросы по содержанию сказ­ки развернутыми предложениями; драматизировать отдельные эпизоды; отражать в рисунках содержание сказки; сочинять про­должение, трансформировать историю, включая новых героев и события.

Цели: развивать воображение, память, фразовую речь; воспи­тывать деятельный интерес к живой природе.

 

*' * *

История эта началась давно, три года назад, когда хозяйка дачи задумала украсить свой двор цветами. И началось. . . Надо было рас­чистить площадку, разметить клумбы, насыпать земли, добавить перегноя, привезти большие и маленькие камни для альпийской горки, купите семена, рассаду. Хозяйке так хотелось увидеть ско­рее первые цветущие растения, что работала она быстро, дело спорилось в ее руках.

Вскоре место для альпийской горки было заполнено мелкими камнями, сверху — землей, чтобы получился большой холм. В раз­ных местах этого холма разложили большие камни. Такая горка- клумба и называется альпийской, потому что напоминает насто­ящую маленькую гору, на которой цветы растут среди камней. Это очень красиво! «Что же посадить на альпийской горке? — подумала хозяйка. — Надо сделать так, чтобы со всех сторон она смотрелась красиво».

Хозяйка и не знала, что на горке, под самым большим камнем поселился Добрый Гном. Ему так понравилось в новом домике, что он решил помогать хозяйке. Тем более что он и сам очень любил цветы. Добрый Гном их нюхал, купался под колокольчи­ком и пил* росу с лепестков роз. Из цветков анютиных глазок каждый день делал себе новую шляпку. Спал Добрый Гном на постельке из лепестков разных цветов, которые удивительно пак­ли и успокаивали его. Добрый Гном был такой маленький, что мог незаметно залезать по одежде к самому уху хозяйки и нашеп­тывать ей советы.



Хозяйке хотелось, чтобы цветы, которые она посадит, были не только очень красивыми, но и любящими ее. Семена, перед тем как посадить, она держала в ладонях, согревала их своим дыханием, даже держала несколько минут во рту, чтобы будущие растения заранее познакомились с ней. Землю хозяйка перебира­ла пальцами; поливала ее теплой водой. Она все делала с такой любовью, что семена быстро прорастали, а рассада сразу же при­нималась.

Прямо в середине горки поселился бадан, похожий на разла­пистую капусту. Он красовался своими темно-зелеными блестя­щими листьями, которые не теряли свой цвет все лето и появлялись ярко-зелеными сразу из-под снега. В самом начале лета бадан выпускал вверх несколько толстых стрелок, На которых расцвета­ли розовые корзинки соцветий из мелких цветков. Он очень гор­дился своими цветами, так как появлялись они одними из пер­вых, привлекая толстых шмелей. Бадан был степенный, немного ленивый, нерасторопный, но зато закаленный. Он не боялся ни жары, ни холода.

Бадан быстро толстел и вскоре занял большое место на аль­пийской горке. Он смотрел на всех, как победитель, и говорил: «Посмотрите, какой я важный, толстый! Как много места занимаю. У меня всегда есть вода для питья. Я ее запасаю в гуще листвы. Я смелый! В отличие от вас, я не боюсь ветра, дождя, заморозков. Мои листья и стебли толстые, поэтому их ветром не согнуть, не сломать даже ливнем».

Доброму Гному бадан нравился тем, что под ним можно было спрятаться во время дождя. Капли не протекали внутрь цветка, так как листьев было очень много и они накладывались друг на друга.

Рядом с баданом поселились серебристые, мохнатые, мягкие на ощупь листочки, похожие на заячьи ушки. Они отличались не только цветом, но и поверхностью. Хозяйка, часто гладила их, нежно прикасалась пальцами. Ей очень нравились теплые, мохна­тенькие ушки с седым налетом. Как будто под руками лежала ко­шечка или пушистый кролик. Ушки красивы были и без цветков, хотя и они цвели мелкими фиолетовыми цветками в середине лета. Бадан касался ушек своими руками-листьями, терся о них щекой, прикрывал от холодных утренников. Ушки так расхрабри­лись от всеобщей любви, что даже залезли поверх большою кам­ня; прижались прямо к самым стеблям других растений.

Днем на ушках отдыхали разные насекомые. Им было тепло, Мягко, уютно на листочках, как на перинке. Ушкам особенно нравилось, когда, на них отдыхали золотистый жучок-бронзовка, кры­лышки которого переливались на солнце, и бабочка павлиний глаз с очень красивым рисунком на крыльях. Ушки разрешали себя трогать всем. Они были не только мягкими, но и добрыми. Но одно им не нравилось. Когда очередной гость хозяйки воскли­цал: «Какие красивые ушки!», ушки каждый раз шептали в ответ: «Мы же не зайчики. Нас зовут по-научному — чистец шерстис­тый». Но никто их не слышал, никому не хотелось запоминать их научное имя. Это им так надоело, что они стали отворачиваться от гостей.  

«Что происходит?» — подумала хозяйка. Добрый Гном подска­зал ей причину обиды ушек. «Ну, это исправимо», — сказала хо­зяйка и сделала красивую табличку с именем ушек, представляя их гостям каждый раз.

На самой верхней точке горки жил папоротник. Его резные, раскрытые веером листья очень украшали горку. Они были похо­жи на большие перья павлина, только зеленого цвета. Папорот­ник рос на самом верху, поэтому все видел первым. Он был очень внимательным и ответственным. Часто предупреждал другие цве­ты о приближающейся грозе, о кошке, которая любила ходить по клумбам и мять цветы, о курице, которая умудрялась перелетать через забор из соседнего двора и выклевывать, нежные растения. Все цветы за это были благодарны папоротнику. Под его тенью, в самой середине, росли нежные листочки голубой хосты. Хозяйка только весной посадила ее, и папоротник всячески оберегал мо­лодое растение от ожогов солнца, ветра И крупных капель дождя. Маленькая хоста тянула к папоротнику свои ладошки-листочки и улыбалась, как ребенок. Она всей душой привязалась к нему и считала своим отцом.

На самом краю альпийской горки выросли ирисы. Они были прямыми, высокими, с толстыми заостренными вверху узкими листьями и нежно-сиреневыми цветками, которые довольно бы­стро отцветали в июне. Ирисы, как храбрые солдаты, стояли на охране у самой границы горки. Они росли так близко друг к дру­гу, что между ними трудно было кому-либо пробраться. Да и от ветра они защищали, хорошо. Каждую ночь ирисы дружно, как в карауле, кричали: «Спите спокойно, жители цветочной страны. Мы стоим на посту! Все видим, все слышим, никого не пропус­тим!»

А на другом конце овальной горки хозяйка посадила много луговых цветов, которые ей очень нравились. Здесь были и голубые колокольчики, и ярко-красная гвоздика, и желтые ромашки, и, пахнущий медом, подмаренник. Картину дополнял декоратив­ный лук, который нежным веером рассыпал тонкие трубочки-стебли и высовывал нежно-сиреневые, мохнатенькие головки цвети­ков. Луговые цветы цвели долго, сменяя друг друга, и радовали хозяйку все лето.

Но не только ее. Радовался и Добрый Гном. Теперь он мог чув­ствовать себя, как в дикой природе, на луге, где всё цветет и благоухает. Утром луговые цветы здоровались друг с другом: «Динь- динь-динь!» — звенели маленькие колокольчики. «Дон-дон- дон!» — отвечали им колокольчики покрупнее. «Тик-так, тик- так!» — приветствовали гвоздички. «Ля-ля-ля!» — пели свою пе­сенку ромашки.

Надо сказать, что дикие и декоративные растения не всегда жили дружно. То луговые старались быстро разрастись и занять побольше места, то культурные не хотели с ними дружить, зада­вались, считая себя более красивыми. Но хозяйка любила всех и всем цветам дарила свою заботу и ласку. Она каждый день обходи­ла цветник, осматривала каждое растение, прикасалась к нему, разговаривала, пела песни.

Расцветайте поскорей, мои красавицы!

Пусть моя забота вам понравится.

Я полью вас, чтобы жажду утолить.

Не забуду все листочки вам помыть.

Вы моей душе даете отдохнуть,

Позволяете мне в сказку заглянуть,

Где живет природы дивной красота,

Где уходит прочь мирская суета.

Можно целый день разглядывать цветок:

Как тычинки хороши и лепесток.

Можно запах о ветерком ловить,

Словно бабочка над клумбами кружить.

Цветы внимательно слушали хозяйку, поворачивая за ней свои головки.

Еще много цветов было на альпийской горке. Они имели раз­ную высоту и окраску листьев и цветков, цвели в разное время, поэтому с ранней весны до поздней осени горка радовала глаз.

Но цветник состоял не из одной горки. В нем было еще много клумб прямоугольной, круглой, полукруглой формы.

У самого забора над всеми цветами цветника возвышались зо­лотые шары. Зацветали они только в конце июля, но зато выше их никого не было. Поэтому они могли рассказать о лесе, луге и ко­зах, которые на нем паслись, птицах, собирающихся на неболь­шом пруду, жизни деревни, заходе солнца и о многом другом. Золотые шары склоняли свои тонкие, гибкие, высокие стебли вниз и часами рассказывали цветам о жизни за забором. Они были настоящими болтушками и иногда даже сплетничали- Но все цве­ты охотно их слушали, потому что не могли видеть то, что видели шары.

Около золотых шаров раскустился венерин башмачок (аконин клобучковый или борец). Он цвел сине-фиолетовыми и бело-си­ними цветками, похожими на маленькие башмачки. Ш было так много, что весь Июль растение пыталось их раздать. Всем, кто про­ходил мимо, цветок говорил: «Возьмите пару башмачков. Посмот­рите, какие они красивые! Будут вам как раз в пору!» Но только Добрый Гном с благодарностью носил эти башмачки из цветков. Он мог менять их каждый день, пока растение цвело.

Рядом с венериным башмачком поселился золотарник. Он был ниже золотых шаров, но тоже высокий. На длинных, с узкими листьями стеблях вырастала метелка с мелкими желтыми цветка­ми. Стеблей с метелками было много, поэтому вместе они смот­релись красиво, особенно в августе. Ветер колыхал метелочки, они перешептывались, раскачиваясь в разные стороны: «Мы тоже похожи на солнышко! Мы такие же желтые. Пусть дам завидуют другие. Мы же цветем до поздней осени, украшая цветник».

Но тут встревал физалис, который ниже рос рядом: «Не толь­ко вы цветете до поздней осени. Посмотрите на мои оранжевые фонарики. Как они красивы! Почти все цветы отцветут, а фона­рики своим ярко-оранжевым цветом будут радовать всех. Да еще хозяйка поставит веточки с фонариками в вазу и будет ими любо­ваться всю зиму».

«Очень-то не задавайтесь! - вступали в разговор ромашки. — Кто радует хозяйку все лето, как не мы. А какие мы разные: с белыми лепестками и желтой серединкой, розовыми лепестками и крупной коричневой колючей серединкой-головкой, голубые, желтые, желто-красные. Как хозяйка любит нас, даже пересчиты­вает бутоны! Мы самые красивые! И в букете мы хороши».

«Нашли чем удивить, — гордо говорили красавицы лилии- -а Ну разве нас сравнить с кем-то из цветов?! Чей цветок крупнее? Да хозяйка глаз от нас не может оторвать! То роскошные белые, то желтые, то оранжевые, кремовые, нежно - розовые, а то ярко- алые. И каждый цветок, как чудо! А какая грация. Вы все нас не достойны. Мы — королевы, а вы — наши слуги!»

«Ну уж нет! — возмутилась роза. — Королевой цветов всегда считалась я! Все поэты посвящали мне стихи. Даже имя женское есть Роза. А как вы, лилии, невкусно пахнете! Фу, даже голова бо­лит. Запах резкий. Вас даже в букете в комнате не оставляют на ночь. А меня, наоборот, поближе ставят. Я нервы успокаиваю. Уче­ные это называют ароматерапией. Из моих лепестков делают розовое масло, духи, варят варенье, сушат и набивают ароматические мешочки, подушечки. Хозяйка много раз за день подходит ко мне и нюхает цветки. Но только я не такая Зазнайка, как вы — лилии. Я хоть и колючая, с шипами на стеблях, но не зазнаюсь. Только с сильно пахнущими цветами рядом мне жить нельзя, это мне вред­но». .

Куст розы был действительно хорош! Крупные ярко-алые цвет­ки радовали глаз, источали нежнейший аромат. Ранним утром на нежных лепестках изумрудами переливались капельки росы: Цве­ты были прекрасны, как само утро! Даже солнышко боялось рань­ше встать, чтобы не осушить росу на лепестках.

Роза так эмоционально говорила, что одна розочка осыпалась. Добрый Гном быстро собрал лепестки и унес их в свой домик. Он высушил лепестки и набил ими холщевые мешочки для того, чтобы всю зиму в домике пахло розой.

В спор вступил лилейник: «Мы тоже королевы, то есть короли! Цветки у нас очень похожи на цветки лилии, но чуть - чуть по­меньше. Цветем мы долго. Листья у нас длинные, тонкие, узкие, растут от самой земли красивым веером», «Нечего к нам пристра­иваться! — недовольно заворчали гордые лилии. — Хоть вы и по­хожи на нас, но цветок лилии цветет три дня, а потом отцветает и зацветает другой, а цветок лилейника цветет только один день и вянет. Да и ноги-корни у нас разные: у тебя, Лилейник, просто корневище, как у многих растений, а у нас — красивая лукови­ца». «Зато я расту целых 25 лет! — в ответ огрызнулся лилейник. ~ Я почти не требую ухода, а красавица белая лилия боится замо­розков. Да и отцветаете вы, лилии быстро, и на клумбе торчат одни стебли-палки».

С дальней клумбы заголосили флоксы: «Лидий, нельзя быть такими гордыми, зазнайками. Мы бы очень хотели дружить с ро­зой. Только мы не понимали, почему ее не посадили рядом с нами, А теперь знаем. Мы же тоже сильно пахнем, но, как роза, приятно. Причем, как и у роз, цветки у нас разного цвета и пах­нут по-разному. Наши пятилепестковые цветки ярко- розового, ма­линового, белого, сиреневого, бордового цвета собраны в соцве­тия в форме полушария или панамы на самом верху тонкого гиб­кого стебля. В соцветий может быть более ста цветков! Хозяйка говорит, что мы — яркое пятно в цветнике».

Флоксы опустили вниз соцветия-панамы, услышав какой-то шорох. «А это какие малявки С нами рядом растут?» — спросили они у значительно более низеньких цветов. «Фи, какие вы грубые! Мы вовсе не малявки,— ответили растения. — Мы очень даже благородные цветы. Хозяйка за нас отдала много денег. И имя у нас особое: астильба. Мы из высшего цветочного общества. А вы называетесь флоксами, как будто кто-то фыркает. И цветем мы раньше вас. А какие нежные, пушистые цветки-соцветия в форме маленькой елочки нежно - розового, Целого, нежно-сиреневого, красного цвета у нас! Как они приятно пахнут! Хозяйка не могла нарадоваться, любуясь нами И трогая пушистые соцветия. Не на­зывайте нас малявками! Мал да удал. А вот у нас под ногами что за цветы растут?» — И астильба высокомерно отвернулась.

«Эти цветы похожи на небо, - сказали флоксы. — Они очень маленькие, но их так много. А самое главное, — их лепестки окра­шены в ярко-голубой цвет. Как будто кусочек неба спустился на землю!» «Мы незабудки, — тихо прошептали цветы внизу. — Цве­тем в самом начале лета, когда многие цветы еще не цветут. Очень любим тень, потому что на солнце наши цветки выгорают, ста­новятся бледными, невзрачными. Вот нас хозяйка и посадила около забора, от которого падает тень». «Вот бы нам такой цвет!» — вздохнули флоксы.

«Мы тоже хотим быть похожими на небо, — в ответ заворчали люпины. — Все хвалятся, а про нас забыли. Чём хуже наши цветки и листья? Посмотрите, сонные стебли зонтиком отходят от цент­ра у самой земли, а на них листья, как раскрытая ладонь с паль­цами. Только пальцев много — четырнадцать,  шестнадцать. Все пальцы одного размера и растут, растопырившись, из середины ладони. Все говорят, что это красиво. А какие у нас цветки в фор­ме большой свечи! Когда мы цветем, много-много таких свеч си­реневого, фиолетового, розового, белого цвета украшают нас. Правда, когда мы отцветаем, остаются коричневые стручки с семенами. Зато нас не надо рассаживать, мы сами вырастаем. Семе­на падают из сухих стручков на землю. Еще мы обогащаем землю азотом, полезным для растений. Вот хозяйка и посадила нас не только в цветнике, но и на огороде. Целое поле люпинов! Вот так».

Долго молчал дикий виноград, который обвил весь забор и летний домик. Но и он не сдержался: «Какие вы все болтушки и хвастунишки! Я вот смотрю на вас сверху и вижу, что без каждо­го из вас цветник не был бы таким красивым. И без меня тоже. Мои листья — то ярко-зеленые, то бордовые, то желтые, то ко­ричневатые, а то ярко-красные ~ создают для вас неплохой фон. Да еще по мне все время ползет цветной горошек. Он такой яр­кий, разноцветный, пахучий, что я разрешаю ему целовать себя нежными лепестками цветков, а цепкими усиками обнимать себя. Мы дружим и не обижаем друг друга. В сильный дождь я стараюсь прикрыть нежные цветки своими листьями. Но, друзья, я все слу­шал многолетники, а что же молчат однолетние цветы?»

«Ну что сказать, — откликнулись бархатцы, мы, конечно, живем только одно лето, но зато как цветём!» И действительно, бархатцев было очень много. Словно ковер расцвели они на клум­бе: ярко-желтые, темно-бордовые с желтой каймой, желтые с бордовыми полосками густо-оранжевые с желтыми пятнами, лимонные с черными полосками. Головки бархатцев как бы со­ткали рисунок ковра. Они были такие яркие, что слепило глаза в солнечный день. Кустики бархатцев стояли крепко, как маленькое деревце. Стоило только подойти к клумбе, как с цветков бар­хатцев слетали десятки бабочек, шмелей, пчелок, стрекоз. Пре­красные бабочки-крапивницы, павлиний глаз, лимонницы раскрывали свои узорчатые, разноцветные крылышки и становились вторым цветком, дополняя красоту бархатцев. Одни цветки от­цветали, другие зацветали» поэтому ковер из цветов был всегда красивым. Бархатцам поддакнула настурция: «Я тоже цвету до самых за­морозков. А какие нежные, крупные у меня цветки! Вот нежно - розовые, вот с желтым оттенком, а вот розово-красные. И листья почти круглой формы и сочно-зеленого цвета теше хороши. Я рас­ползаюсь по всей клумбе своими гибкими, тонкими, извилисты­ми стеблями и создаю такой красивый ковер из цветов и листьев, что просто загляденье!»

Во все глаза смотрели на них цветки виолы или как ее еще называют анютиных глазок, Каких оттенков и окраски здесь толь­ко не было! В одном цветке можно было увидеть их несколько. Лепестки были как бархатные и от этого выглядели еще красивее. Словно сотни разноцветных бабочек, живущих в тропических ле­сах, прилетели и присели отдохнуть! «Мы все слушаем и слушаем и Все смотрим анютиными глазками, -- нежно пропели виолы. — Вот только петуния от избытка дождей стала такой высокой, что нам совсем не видно соседнюю клумбу. Мы же маленькие».

«Нечего на меня коситься, — повернулась к виоле петуния. — Хозяйка даже ругалась на меня, почему я все не расту и не расту. Вот я и поднатужилась, выросла в целый куст, хотя должна быть ростом, как сальвия. Зато и нарядная я какая! Крупные цветки- колокольчики разного цвета с прожилками в сеточку так аро­матны и красивы. Посмотрите, даже есть махровые цветки с узорчатыми краями. Да, да, да, дорогие мои друзья-однолетники, я согласна с вами. Мы можем гордиться своей пышной, яркой красотой!

«А я еще добавлю вам красоты, — томно протянула сальвия. — Мой ярко-алый цвет хорошо оттеняет ваши розовые, желтые, синие, сиреневые цвета. Мой столбик; соцветия состоит из мно­жества мелких цветков, похожих на маленькие колокольчики, только смотрят они в разные стороны от стебля, а не вверх и не вниз, как у колокольчиков или лилий. Мы особенно нарядны, когда растем близко друг к другу и нас много. Тогда создается впечатление, что горит яркий костер»;

«А мы, а мы! — пропищали маргаритки. — Если мы не такие яркие и маленькие, то про нас можно и забыть? Зато мы нежные и хорошо дополняем яркие цвета других растений. А заботимся мы о себе сами, разбрасывая вокруг себя семена, чтобы вырасти на следующий год».

Еще долго болтали цветы в цветнике. В разговор вступила геор­гина, потом дельфиниум, гладиолусы, хризантемы, водосбор (ак­вилегия) и многие другие растения, которых в цветнике было более ста видов. И даже весенние цветы — тюльпаны, нарциссы, крокусы, ландыши попискивали из-под земли своими луко­вичками, чтобы о них не забыли.

Одни цветы отцветали, другие зацветали. И так с ранней вес­ны до поздней осени, радуя хозяйку, ее семью и всех прохожих. Вот так и жила большая цветочная семья. Как и в любой семье, были в жизни цветов хорошие и плохие дни. Они то дружили, то ссорились, обижались. Потом опять мирились и радовались.

Но не думайте, что в жизни цветника все было так хорошо и гладко. Это только в волшебных сказках цветы распускаются в одно мгновение. Что же происходило с цветами? Кто причинял им неприятности?

Хозяйка

Хозяйка очень любила экспериментировать, особенно, когда цветник только формировался. Она много раз пересаживала цве­ты. И делала это даже во время их цветения. Только цветок прижи­вется, облюбует место, познакомится с соседями, как его пере­селяют. Одному бадану везло, его ни разу не пересадили.

Цветы внимательно наблюдали за хозяйкой и, если она подхо­дила к ним с лопатой, сжимались от страха. А вдруг опять переез­жать, болеть после пересадки, привыкать? Но эта проблема разре­шилась, когда цветник был в основном сделан. Правда, руки хозяй­ки были нежными, бережными, брали растения с землей, поэтому они росли быстро.

Еще цветы беспокоило .желание хозяйки их все время чем-то подкормить, чтобы они быстрее росли. А так как хозяйка первое время многого не знала, то делала это не всегда правильно. То подложит под корни свежий навоз и обожжет их, то польет удоб­рениями в обед, и солнце опалит растения, то наложит много перегноя для цветов, которые лучше растут в песчаной почве. Но хозяйка изучала специальные книги, журналы о цветах, даже чи­тала энциклопедию и вскоре все стала делать правильно. Цветы понимали, что хозяйка: их любит, поэтому прощали ей оплошности. Но зато, когда хозяйка всему, научилась, как благодарны были ей растения за специальную подкормку удобрениями, после кото­рой они быстро росли и ярко цвели.

Было и третьё несчастье. Хозяйка первое время не ставила таб­личек с надписями посаженных растений. Она забывала, что осе­нью посеяла, а весной на это же место сеяла или сажала другие цветы. «Не надо! — попискивали из-под земли семена. — Мы же уже посажены! Как ты могла забыть!» Но хозяйка ничего не слы­шала, а вспомнив, понимала, что уже поздно. Но и это было не­долго. Хозяйка стала помечать места посадки специальными до­щечками или палочками с названием растений и сроками посад­ки. В цветнике воцарился порядок. Растения были подобраны по разным Срокам цветения, окраске, высоте стебля, особенностям клумбы. Надо заметить, что хозяйка получала знания о цветах не только из умных книг. Ей помогал Добрый Гном, который неза­метно подсказывал, что надо делать.

Добрый Гном

Доброму Гному тоже немного пришлось поволноваться. За год альпийская горка, где он оборудовал себе несколько домиков, осела. Нужно было подсыпать земли и поднять большие камни, которые вросли в землю. Что тут началось! Бедный Гном от страха чуть не убежал в другой цветник. Он так волновался, что не успел вынести из домиков свои цветочные, душистые перинки. «Только осторожно! - шептал он на ушко хозяйке. — Опускайте камень медленно! Не засыпьте землей мой домик! Вы что, слепые?!»

Пришлось Доброму Гному снова собирать лепестки и обустра­ивать свои домики. На этот раз горку подремонтировали добротно. Так что на несколько лет Гном мог быть спокоен. Никто больше не трогал его.

Кошка

Еще одной бедой для цветов была соседская кошка. Точнее — кот и кошка. Кот был серо-дымчатый, а кошка пятнистая, рыже-бело-черная. Кот обходил ночью всю территорию, метил ее, обозначая, что он здесь хозяин. Цветы его не интересовали. Он обходил их стороной. Кошку же цветы интересовали очень. Она любила на них поваляться, понежиться. Нюхала их, тер­лась мордочкой и даже некоторые ела. А когда ветерок качал стебельки, кошка лапкой начинала Их ловить, играть с ними. А утром хозяйка находила помятые и сломанные цветы. При­шлось цветам придумывать, как избавиться от назойливой кош­ки г-.- любительницы цветов.

Сначала они сговорились, с пчелами и шмелями, которые вста­вали рано утром вместе с кошкой, чтобы те укусили ее за нос. Ах, как» было больно кошке, когда несколько пчел вонзили в нее свои жала! Она сразу убежала с цветника, но теперь стала осторожнее: просто не подходила к цветам, когда над ними летали пчелы и шмели.

Тогда цветы обратились за помощью к садовым муравьям, ко­торые тоже доставляли растениям немало хлопот, но сейчас мог­ли помочь. Ведь у этих насекомых выделяется очень едкая муравьи­ная кислота. Договорились цветы с муравьями, что те брызнут кош­ке кислотой в глаза. Так и сделали муравьи. Глаза у кошки защипало, ничего не стало видно. Скорее убежала она умываться! Начала кошка старательно обходить муравьиные тропы. Но все же не пре­кратила ходить в цветник.

Тогда сговорились цветы осыпать кошку своею пыльцой, что­бы она попала ей в нос. Как только кошка вошла в цветник, все цветы высыпали на нее свою пыльцу. Кошка с головы до ног по­крылась ею и принялась так чихать, что не могла остановиться. А тем временем бабочки, шмели, пчелы, стрекозы, мотыльки, жуки подумали, что кошка — это новый огромный цветок, и .все на нее сели. Вот ?то была картина! Кошка начала брыкаться, ва­ляться; громко мяукать, звать на помощь и бросилась вон наутек из цветника. Больше ее там никто и никогда не видел. А цветы облегченно вздохнули.

Сорняки.

Настоящими врагами цветов были сорняки. В дождливое лето от них не было жизни. Они росли не по дням, а по часам, обвивая цветы, закрывая их от солнца, выпивая воду с питательными ве­ществами.

Хозяйка почти каждый день выпалывала сорняки. «Ко мне, скорее ко мне!» — звал хозяйку очередной цветок, которого души­ли сорняки. И хозяйка сразу обеими руками выдергивала их.

Но однажды хозяйка уехала на целые две недели. Весь цветник зарос сорняками. «Все, — подумали цветы, — теперь нам не вы­жить». Добрый Гном пытался помочь цветам, но он был таким маленьким, что не мог справиться со всеми сорняками. Однако он мог мыслями связаться с хозяйкой на расстоянии. Гном по­слал ей лучик с информацией о том, что ее любимые цветы по­гибают. Лучик нашел хозяйку на работе и передал ей информа­цию. Она не стала дожидаться выходных дней и вечером, после работы, поехала на дачу. Что же она увидела!

Вместо красивого цветника росли одни злые сорняки. /Быстро взялась хозяйка за дело. Сорняки так и отлетали в разные стороны. «Я вам покажу, как мои любимые цветочки обижать!» — ворчала хозяйка. Потом она собрала все сорняки и отнесла их подальше от цветника, чтобы не осыпались их семена и не проросли снова.

Цветы облегченно вздохнули. Теперь они могли опять жить сво­бодно. А хозяйка их полила, взрыхлила землю рядом с ними, и цветам стало совсем весело. Они ласкали руки хозяйки своими листочками и пели для нее свои песенки.

Но на этом приключения цветов не закончились.

Непогода

Хорошо домашним цветам! Они всегда живут в тепле. Им не страшен дождь, снег, заморозки, град, ветер. А вот цветам, кото­рые растут под открытым небом, не всегда только солнышко све­тит.

Ранней весной первые росточки цветов вылезли на поверх­ность земли и потянулись к солнышку. Как они радовались! Не­жились под весенними лучами, вытягивали свои ладошки, под­ставляли щечки. И вот в одно утро, когда ростки ждали первых лучей солнца, на землю опустились заморозки. Было так холодно, что ростки сначала очень замерзли, простудились и заболели, а потом некоторые из них даже погибли. Пришлось новым росточ­кам снова прорастать. Но только ростки набрали силу и стали превращаться во взрослые растения, как на них обрушился сна­чала холодный дождь, а потом град величиной с горошину. Как было больно листочкам! Они пытались спрятаться, но было негде. «Ой, как больно! — кричали они. — Помогите! Укройте нас!» Град даже пробил листочки и оставил в них дырки-раны.

И все же цветы выросли. Они были счастливы. Красовались своими цветками, яркой зеленью. Но тут солнце закрыла большая черная туча, сверкнула молния. Раскаты грома так испугали цве­ты! Что же будет?! А на землю обрушился сильный ливень. Он заливал все вокруг, пригибал к земле стебли, сбивал нежные цветки. Цветы захлебывались в воде, мокрая Земля прилипала к листьям. Цветам казалось, что их жизнь закончилась. Наконец-то ливень прошел, и выглянуло солнце, Оно обсушило растения, согрело их. Вокруг были поломанные цветы, большие лужи и грязь. Пришлось цветам очень потрудиться, чтобы подлепить раны, дать новые ростки.

Но и это еще не все.

На цветник повадился наползать холодный туман. Он спускал­ся в низину по вечерам и, как ледяной душ, обжигал нежные растения. Цветы дрожали, чихали, кашляли, а на стеблях и листь­ях появлялись черные пятна.

Вот опять цветам помогла хозяйка. Она стала закрывать их на ночь специальной белой тканью-паутинкой, которая согревала цветы, пропускала капли дождя и воздух, чтобы они могли пить и дышать. Теперь как туман ни старался, он не мог повредить ра­стениям. Стойкие цветы все же росли и радовали всех вокруг. Они справились со всеми невзгодами, выстояли. Такие маленькие и такие смелые! Хозяйка ими очень гордилась.

Продолжение истории цветника

В цветнике появлялись новые клумбы и новые растения. Весь участок стал большим цветником!

Добрый Гном вместе с цветами переносил все невзгоды. Когда было холодно, он утеплял свой домик пухом птиц и перышками, пушистыми семенами некоторых цветов. Все лето он вязал к зиме пуховый свитер, штанишки и носочки. На зиму Гном закрывал вход в домик камнем и затыкал оставшиеся дырочки сухим мхом, который собирал на ближнем болоте осенью. На пол стелил тол­стый слой сухого душистого сена, а над головой развешивал зим­ние запасы: сушеные грибы, ягоды, кусочки фруктов и овощей. В маленьких мешочках хранились лесные орешки, которые ему при­носила знакомая белочка из соседнего леса. Запах роз напоминал Гному теплое лето, ветка с оранжевыми фонариками физалиса была вместо солнышка, а сухие цветки Незабудок лежали на подо­коннике, как кусочек неба.

Так и зимовал Добрый Гном, дожидаясь теплого лета вместе с корешками растений, которые спали под землей.

Работа с текстом

1. Сказку нужно читать детям по частям, сопровождая чтение показом иллюстраций, картинок, открыток с изображением цве­тов и цветников: [19] и др.

2. После описания цветка детям дается задание найти его изоб­ражение, дополнить услышанное описание.

3. Можно предложить разыграть мини-сценки из сказки, пока­зывая разный характер цветов.

4. Предложить нарисовать или составить из отдельных элемен­тов описанный в сказке цветник, дорисовать другие цветы, про­иллюстрировать сказку.

5. Сочинить вместе с детьми продолжение сказки, включив новых героев и сюжеты.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.