Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения. 14 глава





– Слишком поздно. Они уже идут.

Я оглянулась на приближающихся мужчин.

– Привет, – поздоровался один из них.

– Привет. Спасибо за вино.

Второй принялся болтать со Стефани. Я закатила глаза, когда подруга поправила прическу и мелодично хихикнула.

– Я Дрю. – У моего кадра были каштановые волосы и костюм с галстуком. На вид уже за тридцать пять. Симпатичный, если банкиры в вашем вкусе.

– Анна.

Мы пожали друг другу руки.

– Я узнал тебя по фотографии в газете. Да, нелегко тебе пришлось. Но, наверное, ты уже устала это обсуждать.

– Точно.

Разговор сошел на нет, и я хлебнула вина.

– Ждете столик? – спросил Дрю.

– Да. Нас уже скоро позовут.

– Может, позволите присоединиться к вам?

– Прости, но не сегодня. Нам хочется провести вечер за женским междусобойчиком.

– Конечно. Я понимаю. А номер своего телефона дашь?

– Не думаю.

– Да ладно тебе, – улыбнулся Дрю, пытаясь меня очаровать. – Я хороший парень.

– У меня уже есть бойфренд.

– Оперативно. – Он прищурился на меня. – Погоди, ты же не про того мальчонку, а?

– Он не мальчонка.

– Мальчонка, конечно.

Стефани положила руку мне на плечо.

– Наш столик готов.

– Спасибо еще раз за вино. Прошу прощения. – Я взяла сумочку и пальто, соскользнула с барного таберета и пошла вслед за Стефани.

– Что этот тип тебе наговорил? – спросила Стефани, когда мы сели за столик. – Непохоже, что ты от него в восторге.

– Он узнал, что я не одинока, а потом обозвал Ти‑Джея мальчонкой.

– Должно быть, его отвергнутое эго слегка пострадало.

– Ти‑Джей слишком молод, Стефани. Глядя на него, люди видят не то, что вижу я. Они видят ребенка.

– А что видишь ты? – заинтересовалась Стефани.

– Я вижу просто Ти‑Джея.

 

* * *

Он вернулся воскресным вечером, помятый и с похмелья. Поставил сумку на пол и обнял меня. Я подарила путешественнику долгий поцелуй.

– Ух ты, – сказал он прямо в губы. Взял мое лицо в ладони и поцеловал в ответ.

– Я соскучилась.

– Я тоже.

– Как все прошло?

– Комната в общаге – точь‑в‑точь свинарник, одну девчонку чуть не вывернуло прямо на меня, а в лифте кто‑то напрудил.



Я сморщила нос.

– Да ладно?

– Серьезно. Меня не шибко впечатлило.

– Наверное, ты чувствовал бы себя по‑другому, если бы отправился в колледж сразу после школы.

– Но я не отправился, Анна. И еще не закончил школу.

 

 

Глава 56 – Ти‑Джей

 

– Мне же необязательно надевать галстук, правда?

Я нарядился в брюки защитного цвета и белую рубашку на пуговицах. На кровати лежала темно‑синяя спортивная куртка. Мы собирались на ужин со Стефани и ее мужем Робом, и я выглядел более парадно, чем намеревался.

– Наверное, все же стоит, – сказала Анна, входя в спальню.

– А он у меня вообще есть?

– Я купила один, когда Стефани предупредила, куда они хотят пойти. – Анна открыла свой шкаф, вытащила оттуда галстук и помогла мне завязать его.

– Даже не помню, когда в последний раз носил эту удавку, – проворчал я, слегка ослабляя узел. Я уже познакомился со Стефани и Робом неделю назад, когда мы ходили к ним в гости. Они мне понравились. С ними было приятно общаться, и поэтому, когда Анна сообщила, что ее друзья приглашают нас на ужин в ресторан, я с радостью согласился.

– Буду готова через минуту. Еще не до конца решила, что надеть.

Она стояла перед шкафом в лифчике и трусиках, а я вытянулся на кровати, наслаждаясь открывшимся видом.

– Вроде ты утверждала, что в стрингах неудобно.

– Так и есть. Но, боюсь, сегодня без них не обойтись. – Анна вытащила из шкафа платье.

– Вот это? – спросила она, прикладывая к груди длинное черное платье без рукавов.

– Симпатичное.

– Или вот это? – Второе было темно‑синим, коротким, с длинными рукавами и низким вырезом.

– Сексуальное.

– Значит, с выбором мы определились, – утвердила Анна и надела второе платье. Оно обтянуло ее в облипочку. Туфли на шпильках идеально подошли к платью.

Прежде я ни разу не видел ее такой нарядной. Обычно она носила джинсы – в основном «ливайсы» – с футболкой или свитером. Иногда надевала юбки, но никогда не наряжалась. Сейчас, когда Анна набрала вес, ее грудь заметно увеличилась, да еще бюстгальтер добавил дополнительный объем. Открывшееся в глубоком декольте зрелище вызвало у меня желание немедленно увидеть все остальное.

Анна собрала волосы в узел на затылке и вдела в уши висячие серьги вроде тех, из которых я мастерил рыболовные крючки на острове. Накрасила губы красной помадой. Я глянул на блестящие алые губы и захотел поцеловать ее.

– Потрясающе выглядишь.

Анна улыбнулась:

– Правда?

– А то. – Она выглядела шикарно. Красиво. Как уверенная в себе женщина.

– Пойдем? – позвала она.

Я был моложе любого из посетителей ресторана лет на десять, а то и на двадцать. Мы пришли на несколько минут раньше и последовали за Робом и Стефани дожидаться столика в тускло освещенный бар. Когда Анна проходила мимо, многие мужчины поворачивали головы.

Стефани заговорила с каким‑то парнем. Мы с Робом собирались пробиться сквозь толпу, чтобы заказать какие‑нибудь напитки, когда к нам подошла женщина со стопкой меню.

– Ваш столик готов, – обрадовала она.

Стефани никак не могла расстаться со своим собеседником. Тот был в костюме, но уже ослабил галстук и расстегнул две верхних пуговицы на рубашке. В руке он держал стакан чего‑то вроде виски. Мужчина был один, и я подумал, что он, наверно, зашел сюда после работы.

– Почему бы тебе не присоединиться к нам за ужином? – предложила незнакомцу Стефани. – Вы не возражаете? – обратилась она к нам.

– Нисколько, – ответила Анна.

Я пожал плечами:

– Мы не против.

Когда мы расселись, Стефани представила мужчину:

– Это Спенс. В прошлом году мы вместе работали над общим проектом. – Супруги сели рядом со Спенсом, а мы с Анной устроились напротив. Я пожал Спенсу руку, отметил его налитые кровью глаза и понял, что он здорово набрался.

Роб заказал две бутылки вина, и официантка налила нам по бокалу, предварительно проведя с Робом сложный ритуал обнюхивания пробки и дегустации.

Я отпил глоток. Вино оказалось красным и очень сухим, и я еле удержался, чтобы не поморщиться.

Спенс целиком сосредоточился на Анне. Пристально следил, как она делает первый глоток. Его взгляд опустился с ее глаз и губ на грудь в вырезе.

– Вы мне кого‑то напоминаете, – сказал он.

Анна покачала головой:

– Мы раньше точно не встречались.

Вот из‑за таких случаев Анна терпеть не могла общаться с незнакомыми людьми. Они пытались ее опознать и в конце концов вспоминали, что видели ее на страницах газет и по телевизору. Затем начинались расспросы, сначала об острове, а потом и о нас.

К счастью, Спенс был слишком пьян, чтобы провести параллель, и Анна, казалось, расслабилась. Но хотя он и не узнал ее, но с ней еще не закончил.

– Наверное, мы разок куда‑то ходили на свидание.

Анна подняла бокал и отпила немного вина.

– Нет.

– Так может, сходим?

– Эй, – вмешался я. – Ничего, что я здесь сижу?

Анна положила руку мне на колено и надавила.

– Все нормально, – шепнула она.

– Погоди. Так она с тобой? – обалдел Спенс. – А я‑то думал, ты ее младший братик или типа того. – Он засмеялся. – Да вы, ребята, небось, шутите. – Тут на его лице мелькнул проблеск узнавания, и он осмысленно перевел взгляд с меня на Анну. – Ага, я просек, где тебя видел. На фотографиях в газетах. – Он фыркнул. – Ну, теперь ясно, как ты ее заполучил, малыш, но почему она до сих пор с тобой нянчится?

Роб покосился на Стефани и обратился к Спенсу:

– Перестань.

– Да, я с этим парнем. – От того, как уверенно Анна произнесла это и как презрительно посмотрела на обидчика, мне полегчало даже больше, чем от самих слов.

К нам подошла официантка.

– Простите, – наклонилась она ко мне, – позвольте мне взглянуть на ваше удостоверение личности.

Я пожал плечами:

– Я несовершеннолетний. Да и все равно не люблю вино. Забирайте.

Она улыбнулась, извинилась и унесла мой бокал. Спенс не сдержался:

– Так тебе даже нет двадцати одного? – Его громкий гогот нарушил тишину, но все пытались изобразить, что происходящее ничуть меня не унижает.

Мы опустили глаза в меню. Нам с Анной до сих пор было сложно выбирать блюда в ресторанах. Глаза разбегались.

– Что закажешь? – спросил я.

– Стейк. А ты? – Он взяла меня за руку и переплела пальцы с моими.

– Не знаю. Пасту? Тебе же нравятся равиоли?

– Еще как.

– Отлично. Возьму равиоли и поделюсь с тобой.

Стефани пыталась поддерживать разговор. Официантка вернулась и приняла у нас заказ. Спенс похотливо пялился на грудь Анны, даже не пытаясь скрыть сальную ухмылку. Я знал, о чем этот козел думает, глазея на нее вот так, и потребовалась вся моя выдержка, чтобы не дать ему в морду.

Когда Спенс отлучился в туалет, Стефани вздохнула:

– Извините. До меня дошли слухи, что от него ушла жена, и мне показалось, что будет мило с нашей стороны пригласить его поужинать с нами.

– Да все нормально. Не нужно обращать на него внимание, – успокоила подругу Анна. – Мне так все равно.

Спенсу больше никто не наливал, и к концу ужина он вроде немного протрезвел.

Официантка предложила десерт, но мы отказались и попросили счет.

– Мы со Стефани заглянем в дамскую комнату, – сказала Анна. – Подождем вас у выхода.

Мы с Робом оба хотели оплатить счет и в конце концов сошлись на том, чтобы разделить сумму пополам, заплатив наличными. Спенс бросил на стол несколько смятых купюр. Я засунул бумажник в карман и встал. Роб отодвинул стул, попрощался со Спенсом, не пожав ему руку, и пошел к дверям ресторана.

Спенс не стал подыматься.

– Жалость‑то какая, что ты еще не дорос, чтобы пить со взрослыми, – оскалился он, развалившись на стуле.

– Жалей лучше, что не можешь потрогать мою красотку‑девушку. А вино мне даром не надо.

Я усмехнулся, увидев, как он оторопел, и присоединился к Анне, Стефани и Робу.

– Что ты ему сказал? – поинтересовалась Анна.

– Что было приятно с ним познакомиться.

– Прости за сегодняшний вечер, – повинилась Анна, когда мы сели в такси.

– Ты тут ни при чем. – Я обнял ее.

То, что в ресторане мне нельзя было пить, ничуть меня не раздражало, в отличие от похотливых взглядов Спенса на Анну. Я так и знал, что алкашом она не заинтересуется, но не мог не думать, кто станет следующим. Не пьяная свинья, а человек с дипломом колледжа, знающий толк в вине и привычный к галстукам. Я до чертиков боялся, что когда‑нибудь, возможно, очень‑очень скоро, для Анны будет иметь значение, что я ничем таким не отличаюсь.

И мысли о том, что моя любимая свяжется с другим, были мне невыносимы.

Я начал целовать ее сразу же, едва мы вошли в квартиру, и делал это совсем не нежно, а крепко держа ее лицо в ладонях и жадно прижимаясь губами к ее рту. Анна никому не принадлежала, по этому поводу я не заблуждался, но в эту минуту она была моей и только моей. Добравшись до спальни, я через голову стянул с нее платье. За ним на пол полетели бюстгальтер и трусики. Я сдернул с себя галстук и мигом сбросил одежду. Уложив Анну на кровать, я склонил голову туда, куда весь вечер пялился Спенс, и принялся безжалостно целовать ее, оставляя следы, которые не сойдут несколько дней. Я трогал и целовал Анну, пока не ощутил, что она готова, а затем, оказавшись в ней, принялся двигаться медленно‑медленно – так, как она особенно любила. На пике Анна выкрикивала мое имя, а я думал: «Именно я делаю это с ней. Именно я заставляю ее кричать от удовольствия» .

Потом я пошел на кухню и достал из холодильника банку пива. Отнес открытую банку в спальню и включил телевизор, убавив громкость. Анна спала без задних ног, одеяло сползло ей до талии. Я укрыл ее, одной рукой обнял за плечи, а другой взял пиво.

 

 

Глава 57 – Анна

 

В апреле весенний дождь лил без остановки два дня подряд, и мы сидели дома.

Ти‑Джей лениво переключал каналы. Я лежала на диване, пристроив ноги ему на колени, и читала книгу.

– Хочешь в кино? – спросил он, выключив телевизор.

– Конечно, – воодушевилась я. – Что будем смотреть?

– Не знаю. Давай просто дойдем до кинотеатра и выберем фильм на месте.

Я надела куртку, и мы вышли из квартиры под ливень. Ти‑Джей взял меня за руку, второй рукой держа над нашими головами большой зонт. Я сжала его ладонь и улыбнулась, когда он стиснул мою в ответ.

Ти‑Джей захотел посмотреть «Бэтмен: Начало». Мы стояли в очереди за попкорном, когда кто‑то тронул его за плечо.

Повернулись. За нами оказались высокий парень в бейсболке и миниатюрная девушка в розовой толстовке.

Ти‑Джей улыбнулся:

– Привет, Куп. Как дела?

– Вот, пытались найти, где бы переждать дождь.

– Ага, та же петрушка. Это Анна, – представил меня Ти‑Джей, обнимая за плечи.

– Привет, – поздоровался Куп. – А это моя девушка, Брук.

– Приятно познакомиться, – кивнула я.

– Я и забыл, что ты в городе, – сказал Ти‑Джей.

– Так и застряну в техникуме, если не подтяну успеваемость.

– Надо бы как‑нибудь пересечься, – предложил Ти‑Джей.

– Через пару недель предки сматываются из города. Закачу вечеринку. Приходите обязательно. – Куп улыбнулся мне, и я почувствовала, что он не лукавил, приглашая нас.

– Отлично, круто оторвемся, – загорелся Ти‑Джей.

Пока школьные приятели болтали, я взглянула на Брук. Та с открытым ртом глазела на меня. Наверное, я казалась ей старой развалиной.

Ее гладкое розовое личико словно сияло. Она и не догадывалась, как и я в свои двадцать лет, насколько красива юная кожа. Хотя на острове я старалась постоянно носить бейсболку Ти‑Джея и солнечные очки, но по большей части обходилась все же без них. И теперь, вспоминая обо всех тех годах, проведенных под палящим солнцем, я боялась, что однажды проснусь и обнаружу, что мое лицо задубело. Я тратила больше времени, чем решусь признаться, пытаясь ликвидировать ущерб, нанесенный тропическим солнцем. Заставила полку в ванной лосьонами и кремами, рекомендованными дерматологом. В результате кожа выглядела вполне здоровой, но лицо тридцатитрехлетней женщины никак не сравнится с лицом двадцатилетней девушки. Ти‑Джей считал меня красивой и постоянно об этом твердил. Но что он скажет через пять лет? Через десять?

Мы зашли в зал и заняли свои места. Ти‑Джей зажал ведерко попкорна между коленями и положил руку мне на бедро. Я не могла сосредоточиться на фильме. Все время воображала, как мы с Ти‑Джеем пьем бочковое пиво из пластиковых стаканов в гостиной Купа в компании его приятелей.

Ти‑Джей легко сошелся с моими друзьями. Не моргнув глазом, выдержал возмутительное поведение Спенса и спокойно отнесся к проверке удостоверения личности в ресторане из‑за вина. Он не любил носить галстук, но все равно его надел. И поддерживал разговор с Робом и Стефани без видимых усилий.

При желании можно принять взрослый вид, прилично одевшись и подражая манерам людей постарше. Но если я попытаюсь влиться в компанию двадцатилетних ровесников Ти‑Джея, попытаюсь подражать их поведению и стилю одежды, то покажусь в лучшем случае нелепой.

К концу фильма дождь уже прекратился. Мы вышли вместе с остальными зрителями и направились домой. На тротуаре я притормозила.

– Что случилось? – спросил Ти‑Джей.

– Я не всегда буду так выглядеть.

– О чем ты?

– Я на тринадцать лет тебя старше, и каждый прожитый день старит меня еще больше. Я не всегда буду выглядеть так, как сейчас.

Ти‑Джей обнял меня за талию и притянул к себе.

– Я знаю, Анна. Но если ты думаешь, что меня привлекает в тебе только внешность, то ты понимаешь меня не так хорошо, как я надеялся.

 

* * *

Я шла по проходу супермаркета с корзинкой, полной всяких мелочей: две бутылки каберне, органические спагетти из цельной муки, банка соуса маринара, салат ромейн, морковь и сладкий перец.

Ти‑Джей отправился в парикмахерскую. Обычно мы закупали продукты вместе, частично потому, что мой парень желал сам оплачивать провизию, а во многом еще и потому, что мы оба до сих пор пребывали в восторге от супермаркетов. В первый раз войдя в магазин после переезда на новую квартиру, мы замерли посреди зала, ошалело разглядывая изобилие разнообразных вкусностей.

Я свернула в соседний проход и захватила пива для Ти‑Джея, затем отыскала ингредиенты для шоколадного торта. Потом попыталась решить, какой хлеб лучше подойдет к ужину, и вдруг почувствовала, что кто‑то тянет меня за штанину.

Рядом стояла малышка лет четырех, по лицу которой катились слезы.

– Ты мама? – пропищала она.

Я присела, оказавшись с ребенком лицом к лицу.

– Ну, нет. А где твоя мама?

Девочка крепче прижала к себе потрепанное розовое одеяльце.

– Не знаю! Ее нигде нет, а мамочка сказала, что если я потеряюсь, то надо найти другую мамочку, и та поможет.

– Не бойся, хоть я не мамочка, но тоже могу тебе помочь. Как тебя зовут?

– Клэр.

– Ладно, Клэр, – сказала я. – Пойдем попросим администратора позвать твою маму по громкой связи. – Малышка подняла на меня большие полные слез карие глаза и вложила крохотную ручонку в мою ладонь.

Мы шагали ко входу в магазин, когда из‑за стеллажа выбежала женщина, зовущая Клэр по имени. В руке она тащила корзинку. На груди висел младенец в слинге.

– Клэр! О Боже, вот ты где. – Женщина метнулась к нам, поставила корзинку на пол и неловко подхватила Клэр на руки, стараясь не потревожить малыша. Страх сошел с лица матери, когда она крепко обняла дочку.

– Спасибо, что нашли мою девочку, – повернулась она ко мне. – Я всего на минутку выпустила ее, потянувшись за чем‑то, а когда снова взглянула вниз, Клэр уже пропала. А я ужасно вымоталась из‑за младшего и не могу ходить быстро.

Женщина была примерно моего возраста, плюс‑минус год, и выглядела донельзя уставшей, с заметными кругами под глазами. Я подняла ее корзинку.

– Идете на кассу? Давайте помогу донести продукты.

– Спасибо. Буду очень признательна. Двух рук мне и вправду не хватает. Да вы, наверное, сами знаете, каково это.

Увы, не знаю.

Мы прошли к кассам и выложили покупки на ленту.

– Живете поблизости? – спросила она.

– Да, – кивнула я.

– Дети?

– Нет. Пока нет.

– Большое спасибо за помощь.

– Не за что. – Я наклонилась. – Пока, Клэр.

– Пока‑пока.

Добравшись до дома, я разобрала пакеты, села на диван и от души поплакала.

 

 

Глава 58 – Ти‑Джей

 

Анна стояла у кухонного стола и готовила мне шоколадный торт. Я поцеловал ее и вручил букет розовых роз, купленный по дороге от парикмахера.

– Они великолепны. Спасибо, – улыбнулась она. Достала вазу из‑под раковины и наполнила водой. Сегодня волосы Анны были собраны в хвост, я обнял ее со спины и поцеловал в затылок.

– Помощь нужна? – спросил я.

– Нет, я почти закончила.

– Ты в порядке?

– В полном.

Но Анна не была в порядке, и достаточно было взглянуть на ее опухшие и покрасневшие веки, чтобы понять, что перед моим приходом она плакала. Но я не знал, как помочь, если Анна не желает рассказать мне о своих тревогах, и в глубине души даже думал, что, может, оно и к лучшему, на случай, если ее слезы связаны со мной.

Анна повернулась и слишком уж радостно улыбнулась.

– Хочешь погулять в парке, когда закончу с тортом? – предложила она.

Из ее хвоста выбилась одна прядь, и я помог заправить волосы за ухо.

– Конечно. Захвачу‑ка одеяло. На улице градусов двадцать. – Я поцеловал ее в лоб. – Мне нравится гулять с тобой.

– Мне с тобой тоже.

Придя в парк, мы расстелили одеяло на траве и сели. Анна скинула туфли.

– У кого‑то скоро день рождения, – сказал я. – Как ты хочешь отпраздновать?

– Пока не определилась, надо подумать.

– А я уже знаю, что тебе подарю, но пока еще не нашел, где это взять. Хотя ищу довольно давно.

– Я заинтригована.

– Ты однажды сказала, что очень хотела бы это получить.

– Помимо книг и музыки?

– Ага. – Я уже купил ей айпод и загрузил туда все ее любимые песни – пусть слушает музыку на пробежке. Пару раз в неделю Анна ходила в библиотеку и возвращалась с пачками книг. Она читала быстрее любого из моих знакомых.

– У тебя еще две недели на поиски. Наверняка найдешь то, что ищешь. – Анна улыбнулась и поцеловала меня. Она выглядела такой счастливой, что я подумал, – возможно, все и вправду хорошо.

 

 

Глава 59 – Анна

 

Я разослала сотни резюме. Найти работу в разгар учебного года практически невозможно, но я все равно надеялась устроиться хотя бы к осени, пусть даже на должность учителя на замену.

Сара отдала мне половину денег, вырученных от продажи имущества родителей, да еще осталась внушительная сумма выплаченного Каллаханами гонорара. Мировое соглашение с авиакомпанией также увеличит мои накопления. Возможно, срочно искать работу и необязательно, но мне хотелось выйти в школу. Я скучала по самостоятельному заработку, но еще больше скучала по преподаванию.

За неделю до моего дня рождения мы с Сарой встретились за обедом. Из почек на деревьях проклюнулись зеленые листики, а на клумбах вдоль тротуаров распускались весенние цветы. Май выдался не по сезону теплым. Мы сели на веранде ресторана и заказали чай со льдом.

– Как планируешь праздновать день рождения? – спросила Сара, открывая меню.

– Не знаю. Ти‑Джей задал мне тот же вопрос. Пожалуй, с удовольствием останусь дома. – Я рассказала сестре, как мы с Ти‑Джеем отметили мой последний день рождения на острове. Как он понарошку подарил мне книги и музыку. – На этот раз он подарит мне нечто, чего я хочу и сама об этом говорила. Еще бы догадаться, что именно.

Официантка принесла напитки и приняла заказ.

– Как продвигаются поиски работы? – спросила Сара.

– Пока не продвигаются. Или вакансий и вправду нет, или просто не хотят нанимать именно меня.

– Не расстраивайся, Анна.

– Ах, если бы это было так легко. – Я отпила немного чая. – Знаешь, когда я садилась в самолет почти четыре года назад, у меня были затянувшиеся отношения с парнем, ведущие в никуда, и практически нулевой шанс обзавестись семьей, но по крайней мере я занималась любимым делом.

– В конце концов, кто‑нибудь тебя наймет.

– Надеюсь.

Сара внимательно изучала меня через стол.

– Тебя волнует только это?

– Нет. – Я выложила, что случилось в супермаркете. – Мне по‑прежнему нужно то же самое, что и четыре года назад, сестренка.

– А чего хочет Ти‑Джей?

– Не уверена, что он сам это понимает. Когда мы уезжали из Чикаго, ему в основном хотелось тусоваться с друзьями и вернуться к той жизни, которой он жил до рака. Но его друзья далеко продвинулись без него, и сейчас не думаю, что у него есть четкий план или хотя бы ясные приоритеты. – Я объяснила Саре про трастовый фонд Ти‑Джея, и она выгнула бровь. – Скажу в его защиту, что он этими деньгами ни капельки не испорчен. Но и мотивации пошевеливаться у него нет.

– Понятно, о чем ты, – кивнула она.

– Я снова жду, сестренка. Иные причины, другой парень, но четыре года спустя я по‑прежнему жду.

 

 

Глава 60 – Ти‑Джей

 

Пес ворвался в жилище Анны, чуть не сбив ее с ног. Она наклонилась, и собака лизнула новую хозяйку в лицо. Я положил поводок на кофейный столик и сказал:

– С днем рождения. Этого живчика не уложить в коробку, как ни старайся.

Она выпрямилась и поцеловала меня.

– Я и забыла, что говорила тебе, как хочу собаку.

– Золотистый ретривер. Взрослый. Из приюта. Я повсюду искал. В приюте сказали, что его нашли на дороге без ошейника и меток. Был кожа да кости. – Услышав это, Анна упала на колени и обняла пса, поглаживая мягкую шерсть. Собака снова лизнула ее, завиляла хвостом, вырвалась и принялась нарезать вокруг нас круги.

– Сейчас он кажется вполне здоровым, – заметила Анна.

– Ты ведь не назовешь его Песик, верно? – поддразнил я.

– Нет. Это было бы глупо. Назову его Бо. Я уже давно облюбовала это имя для собаки.

– Значит, хорошо совпало, что он – кобель.

– Прекрасный подарок, Ти‑Джей. Спасибо.

– Всегда пожалуйста. Рад, что тебе понравилось.

 

* * *

К середине июня Анна так и не нашла работу учительницы. У нее состоялось собеседование в одной из пригородных школ, которое прошло хорошо. Когда работа все же досталась не ей, Анна вроде не слишком огорчилась, но в ту ночь ей не спалось, и в три утра я нашел ее в гостиной с книгой и головой Бо на коленях.

– Возвращайся в постель.

– Через минуту, – пообещала она. Но, проснувшись утром, я так и не увидел ее рядом с собой.

День за днем Анна возилась с Джо и Хлоей, читала и совершала долгие пробежки. Мы часами торчали на улице: либо на маленькой веранде, либо на собачьей площадке с Бо. Посетили игру «Чикаго Кьюбс» на стадионе «Ригли Филд» и кучу концертов под открытым небом.

Но Анна, казалось, нигде не находила себе места, какими бы заполненными ни были наши дни. Все чаще она невидящим взглядом смотрела перед собой, уйдя в свои мысли, но я ни разу не осмелился спросить, о чем же она думает.

 

 

Глава 61 – Анна

 

– Смотри, что пришло, – сказала я, закрывая за собой дверь и бросая ключи на стол.

Ти‑Джей сидел на диване и смотрел телевизор. Бо спал рядом с ним.

– Что это такое?

– Регистрационная форма для подготовительных занятий перед экзаменом на получение диплома об общем образовании. Позавчера я звонила и просила выслать информацию. Подумала, что ты можешь записаться на эти курсы, а я постараюсь помочь тебе с учебой.

– Я могу начать и осенью.

– У них есть летние группы, и если ты начнешь сейчас, то успеешь получить диплом в конце августа и, возможно, уже в сентябре поступишь в колледж. А если мне все‑таки удастся найти работу учителя, то весь день мы оба будем проводить на занятиях.

Ти‑Джей выключил телевизор. Я села рядом с ним, почесала Бо за ухом. С минуту мы молчали.

– Хотя бы один из нас должен продолжать жить, – выпалила я.

– И что бы это значило? – спросил Ти‑Джей.

– Я пока не могу найти работу. А тебе ничто не мешает пойти учиться.

– Я не хочу торчать в помещении целыми днями.

– Ты же сейчас тоже в помещении.

– Я просто ждал твоего возвращения, чтобы вместе пойти гулять с Бо. Что ты на самом деле пытаешься сказать, Анна?

Мое сердце гулко забилось.

– Нельзя пытаться воссоздать остров в этой квартире.

– Эта квартира совсем не похожа на остров. Здесь имеется все необходимое для жизни.

– Нет, это для тебя здесь, возможно, все есть. А у меня запросы шире.

– Я люблю тебя, Анна. И хочу провести всю жизнь с тобой. – В его словах ясно звучало невысказанное: «Я женюсь на тебе. У нас будет семья».

Я покачала головой:

– Нельзя загадывать наперед, Ти‑Джей.

– Конечно, разве можно загадывать? – саркастически вопросил он. – Разве я могу знать, чего мне на самом деле хочется? Мне же всего двадцать!

– Я никогда не говорила с тобой снисходительно из‑за того, что ты младше.

Он поднял руки вверх.

– Но только что заговорила.

– Есть вещи, которые тебе надо закончить. И еще немало увлекательных дел, которые ты даже не пытался начать. Я не могу отобрать их у тебя.

– А если мне не нужны все эти дела, Анна? Если вместо них мне нужна только ты?

– Надолго ли, Ти‑Джей?

На его лице мелькнул проблеск понимания.

– Ты боишься, что я уйду?

– Да, – прошептала я. – Именно этого я и боюсь.

«Что, если Ти‑Джей устанет играть в семью и решит, что на самом деле ему нужно другое?»

– После всего, что мы пережили вместе, ты не доверяешь мне настолько, чтобы не сомневаться, что я тебя не брошу? – Боль в его взгляде сменилась гневом. – Дерьмо собачье, Анна. – Ти‑Джей отошел к окну и выглянул на улицу. Вновь повернувшись ко мне, он гневно выпалил: – Почему бы тебе прямо не сказать то, что ты на самом деле думаешь? Что ты хочешь найти кого‑то своего возраста?

– Что?! – Я даже не предполагала, что он может переживать по этому поводу.

– Что ты решила подыскать мужчину постарше. Такого, к кому люди не станут относиться как к ребенку.

– Это неправда, Ти‑Джей.

– Всегда вылезет какой‑нибудь осел, который вообразит, что вправе приударить за тобой прямо у меня на глазах. Эти уроды не воспринимают меня всерьез. По их мнению, именно ты зря теряешь время. А ты никогда не думала, что я могу бояться, вдруг ты уйдешь от меня ?





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.