Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения. 16 глава





Сара промокнула слезу на моей щеке.

– Потому что Джон – натуральный козел.

– Утром я вернусь в приют. На меня просто эмоции накатили.

– Все нормально, бывает.

– Я никогда не любила Джона так, как Ти‑Джея.

– Понимаю.

 

* * *

Я втащила рождественскую елку по лестнице и втолкнула ее в дверь своей квартиры. Когда ритуал украшения был завершен, первая за четыре года собственная елка сверкала блестящими игрушками и мерцала огоньками гирлянд. Мы с Бо часами лежали под ней, слушая рождественские песни.

А еще я помогла Генри нарядить елку в приюте. Дети тоже приняли в этом активное участие, развешивая по ветвям снежинки, собственноручно склеенные из картона и фольги.

Дин получил подарок преждевременно. Он заполнил заявление о приеме на работу в ресторанчике по соседству, и две недели назад его наняли. Теперь ему не составляло труда читать приносимые официантами бланки заказов, и он ловко жонглировал тарелками, снискав репутацию трудяги. С первой зарплаты Дин внес первый взнос за меблированную квартиру. Я поставила подпись поручителя на ипотечном договоре и оплатила жилье Дина на год вперед. Он не хотел брать деньги, но я убедила его согласиться ради Лео.

– Когда‑нибудь вернешь мне долг, Дин.

– Обязательно, – пообещал он, обнимая меня. – Спасибо, Анна.

Канун Рождества я провела с Дэвидом, Сарой и племянниками. Джо и Хлоя развернули подарки, раскидав повсюду оберточную бумагу, и весь следующий час мы собирали игрушки и устанавливали батарейки. Дэвид так долго играл на приставке «плей стейшн», которую я подарила Джо, что Сара пригрозила отключить ее.

– Что такого чудесного в этих видеоиграх, что мужчины снова превращаются в мальчишек? – спросила она.

– Не знаю, но и мальчишкам, и мужчинам нравится играть в видеоигры.

Хлоя громко бренчала на игрушечной гитаре, и где‑то через час я мысленно пометила себе не покупать ей больше никаких музыкальных инструментов. Я ушла на кухню, где было потише, и открыла бутылку каберне.



Минуту спустя ко мне присоединилась Сара. Она открыла духовку и проверила индейку. Я налила сестре вина, и мы чокнулись бокалами.

– За то, что ты дома, – сказала Сара. – Помню, как тяжело было на прошлое Рождество без тебя, без мамы и папы. Даже в компании Дэвида и детей мне все равно было немного одиноко. А два дня спустя ты вдруг позвонила. До сих пор не могу до конца поверить в это чудо, Анна. – Сара поставила свой бокал и обняла меня.

Я прижалась к ней.

– Счастливого Рождества, сестренка.

– Счастливого Рождества.

 

* * *

В рождественский полдень я отправилась в приют с подарками для детей: портативными игровыми приставками для мальчиков, блесками для губ и бижутерией для девочек, плюшевыми игрушками и книжками для детей помладше. Малыши получили мягкие флисовые одеяльца, памперсы и молочные смеси. Генри нарядился Санта‑Клаусом и раздавал воспитанникам подарки. Я прикрепила к голове Бо оленьи рога и привязала к ошейнику бубенцы. Пес с достоинством терпел такое издевательство.

Я читала детям сказку о снеговике, когда ко мне подошел Генри, держа в руках конверт. Перевернув последнюю страницу книги, я отпустила ребятишек играть.

– Пару дней назад кто‑то сделал анонимное пожертвование, – сказал Генри. Он открыл конверт и показал мне чек на крупную сумму. – Интересно, почему этот неизвестный так щедро одарил нас и даже не дал возможности сказать ему спасибо?

Я пожала плечами и вернула чек:

– Не знаю. Наверно, не хотел привлекать к себе внимания.

«Вот почему» .

Подав обитателям приюта рождественский ужин, я повела Бо домой. С неба падали снежинки, улицы обезлюдели. Внезапно Бо рванулся вперед, выдернув поводок из моей ладони. Я помчалась за ним, но через несколько шагов остолбенела на месте.

На тротуаре перед моим домом стоял Ти‑Джей. Бо подбежал к своему другу, и тот наклонился почесать ретривера за ушами, второй рукой подхватывая поводок. Переведя дыхание, я подошла ближе. Меня словно цунами толкала вперед нахлынувшая тоска.

Ти‑Джей выпрямился и встретил меня на полпути.

– Я весь день о тебе думал, – сказал он. – Помнишь, на острове я обещал, что если ты продержишься еще немного, то это Рождество мы встретим вместе в Чикаго? Я всегда буду выполнять обещания, данные тебе, Анна, любой ценой.

Я посмотрела ему в глаза и расплакалась. Ти‑Джей раскинул руки, и я упала в его объятия, рыдая так сильно, что не могла вымолвить ни слова.

– Т‑с‑с, все хорошо, все хорошо, – шептал Ти‑Джей.

Я уткнулась лицом ему в грудь, вдыхая запах снега, шерстяного свитера, тела Ти‑Джея, а он крепко прижимал меня к себе. Несколько минут спустя он взял меня за подбородок, приподнял лицо и вытер мои слезы, как уже делал много‑много раз.

– Ты была права. Мне действительно нужно было побыть одному. Но кое‑что из того, что ты советовала мне сделать, уже прошло мимо меня, и время не воротишь. Теперь я точно знаю, чего хочу, и я хочу тебя, Анна. Я люблю тебя и скучаю. Очень сильно скучаю.

– Я не вписываюсь в твой мир.

– А я – в твой, – ответил он нежно, но решительно. – Так давай создадим свой собственный мир. Опыт у нас уже есть.

Я словно наяву услышала голос мамы. Тот же вопрос, которым она советовала мне задаться по поводу Джона.

«Лучше ли тебе с ним, Анна, или без него?»

И вот в этот самый миг, на этом самом месте, я вдруг решила перестать волноваться из‑за того, что, возможно, никогда и не произойдет.

– Я люблю тебя, Ти‑Джей. Пожалуйста, вернись ко мне.

Он крепко обнял меня, и льющиеся из моих глаз слезы насквозь промочили его свитер. Я подняла голову с его груди:

– Наверно, я реву больше, чем любая из твоих знакомых.

Ти‑Джей убрал волосы с моего лица и улыбнулся:

– А еще тебя довольно часто тошнит.

Я рассмеялась сквозь слезы. Губы Ти‑Джея скользнули по моим, и мы стояли на тротуаре и целовались, пока снежинки падали на нас, а Бо терпеливо отирался у наших ног.

Мы пошли домой и проболтали несколько часов напролет, лежа на одеяле под рождественской елкой.

– Мне никогда не был нужен никто другой, Ти‑Джей, я просто хотела тебе счастья.

– Мое счастье – это ты, – сказал он, переплетая свои ноги с моими. – Я никуда не уйду, Анна. Мое место здесь, с тобой.

 

 

Глава 66 – Ти‑Джей

 

Как‑то утром две недели спустя я глянул на часы. Продолжались зимние каникулы, и мы с Анной завтракали не спеша.

– Мне нужно ненадолго отъехать, а потом я хочу кое‑что тебе показать, – предупредил я. – Во сколько ты вернешься из приюта?

– Где‑то к трем. А что за сюрприз? – заинтересовалась Анна, откладывая в сторону газету.

Я надел пальто и взял перчатки.

– Увидишь.

Позже, днем, я остановил машину перед домом Анны и открыл для нее дверь. Я уже давно ждал оказии, чтобы усадить ее на пассажирское сиденье.

– Ты хороший водитель? – поинтересовалась она, когда я занял место за рулем.

– Отличный! – рассмеялся я.

Мы пустились в путь, и с каждым километром Анну все заметнее охватывало любопытство. Полтора часа спустя я обронил:

– Почти на месте.

Съехал с шоссе и двинулся по гравийной дороге. Затем повернул на подъездную дорожку, которую покрывал двенадцатисантиметровый слой снега, и порадовался, что машина полноприводная. Подрулив к маленькому голубому домику, я припарковался напротив гаража и заглушил двигатель.

– Выходи, – позвал я.

– Кто здесь живет?

Я не ответил, а подошел к входной двери, достал из кармана ключ и открыл замок.

– Это твой дом? – ахнула Анна.

– Я решил купить его два месяца назад, и сегодня сделка завершилась. – Анна вошла, и я последовал за ней, на ходу включая свет. – Прежние владельцы построили его в восьмидесятые. Не думаю, что они хоть что‑нибудь с тех пор меняли, – усмехнулся я. – Эти голубые ковры просто крышеснос.

Анна обследовала каждую комнату, открывая шкафчики и комментируя понравившиеся предметы меблировки.

– Дом идеален, Ти‑Джей. Ему требуется лишь небольшой ремонт.

– Тогда, надеюсь, ты не слишком расстроишься, когда я его снесу.

– Что? Зачем же его сносить?

– Иди сюда, – я подвел ее к кухонному окну, выходящему на задний двор. – Что ты там видишь?

– Землю, – ответила Анна.

– Катаясь за город, я частенько проезжал мимо этого места, а однажды зарулил сюда и осмотрелся. И сразу понял, что хочу владеть собственным клочком земли. Я хочу построить здесь новый дом, Анна. Для нас с тобой. Что думаешь?

Она повернулась ко мне и радостно улыбнулась:

– Думаю, что с удовольствием буду жить в доме, который ты построишь для нас, Ти‑Джей. Бо здесь тоже наверняка понравится. Тут удивительно красиво. И спокойно.

– Потому что мы за городом. Но отсюда довольно далеко ездить в город, в приют.

– Не суть важно.

Я с облегчением выдохнул. Потянувшись к ее руке, я подумал, заметит ли Анна, что моя ладонь дрожит. Анна ахнула от удивления, когда я достал из кармана кольцо.

– А больше всего я хочу, чтобы ты стала моей женой. Хочу провести жизнь только с тобой. Мы сможем поселиться здесь: ты, я, наши дети и Бо. Но теперь я кое‑что понял, Анна. Я‑то все твердо для себя решил, но в том, что касается тебя, не обойтись без твоего согласия. Поэтому сейчас пришло время тебе решать. Выйдешь за меня?

Я задержал дыхание, готовый окольцевать ее палец. Голубые глаза Анны загорелись, а губы растянулись в улыбке.

Уф, она сказала «ДА».

 

 

Глава 67 – Анна

 

В марте Бен и Сара встретили нас в здании суда округа Кук. В окрестностях Чикаго бушевали весенние метели, и мы с Ти‑Джеем предпочли моде тепло, облачившись в джинсы, свитера и ботинки.

Возможно, гражданская церемония и далека от романтики, но я отказалась от венчания в церкви. Не могла себе представить, как шла бы к алтарю, опираясь на руку не своего отца, а кого‑то другого. Дэвид предложил свою кандидатуру, но это было бы совсем не то. Свадьба за границей, где‑нибудь в тропиках – например, на острове – тоже нам не подходила.

– Пропустив эту церемонию, твоя мама ничего не потеряла, – сказала я.

Джейн Каллахан на удивление доброжелательно восприняла нашу помолвку; возможно, она решила, что противодействие желанию сына не пойдет ему на пользу. Уже имея двух дочерей, она тепло приняла в семью третью, и мне совсем не хотелось разочаровывать свекровь.

– У нее остаются Алексис и Грейс, – отмахнулся Ти‑Джей. – Сможет оторваться на их свадьбах.

Пока мы ждали вызова, среди пар ходил мужчина, одетый, вероятно, во всю одежду, которую имел, и пытался продавать чахлые букетики. Подошвы его ботинок не отваливались лишь благодаря клейкой ленте. Многие отгоняли его, морща носы при виде длинной спутанной бороды и немытых волос. Ти‑Джей купил у него все цветы и сфотографировал меня с этой охапкой.

Когда пришла наша очередь, Бен с Сарой встали по бокам, и мы по очереди произнесли брачные клятвы. Короткая церемония заняла меньше пяти минут, но Сара все равно залилась слезами. А Бен потерял дар речи, что, по заверению Ти‑Джея случалось крайне редко.

Ти‑Джей вытащил обручальные кольца из кармана джинсов, надел кольцо мне на палец и вытянул левую руку. Я нанизала золотой ободок на его палец и улыбнулась.

Судья сказал:

– Властью, данной мне правительством округа Кук, объявляю Томаса Джеймса Каллахана и Анну Линн Эмерсон мужем и женой. Мои поздравления!

– Можно поцеловать невесту? – спросил Ти‑Джей.

– Вперед, – отозвался судья, подписывая свидетельство о браке.

Ти‑Джей наклонился ко мне и крепко поцеловал.

– Я люблю тебя, миссис Каллахан.

– Я тоже тебя люблю.

Мы вышли из здания суда, держась за руки. С неба падали крупные снежинки. Вчетвером сели в такси и поехали на праздничный обед в ресторан, где работал Дин Льюис. Десять минут спустя я попросила таксиста притормозить.

– Всего на минутку, сможете подождать? – Водитель согласился и остановился напротив маникюрного салона. – Мы сейчас вернемся, – пообещала я Бену и Саре.

– Хочешь сделать маникюр? – поинтересовался Ти‑Джей, вылезая следом за мной из машины.

– Нет, – ответила я, распахивая дверь. – Но здесь работает один человек, с которым я хочу тебя познакомить.

Увидев нас, Люси подбежала к двери и обняла меня.

– Как дела, милая?

– Отлично, Люси, а у тебя?

– О, чудесно, чудесно.

Я положила руку на локоть Ти‑Джея и сказала:

– Люси, а это мой муж.

– Он Джон? – спросила она.

– Нет, я не вышла замуж за Джона. Я вышла за Ти‑Джея.

– Анна замужем? – На мгновение Люси растерялась, но затем расплылась в широкой улыбке, кинулась к Ти‑Джею и обняла его. – Анна замужем!

– Ага, – кивнула я. – Анна замужем.

 

 

Глава 68 – Ти‑Джей

 

Теплым июньским днем через три месяца после свадьбы мы с Анной забрались в мой «тахо». На Анне были солнцезащитные очки и моя футболка с логотипом «Чикаго Кьюбс». Бо устроился на заднем сидении, высунув голову в открытое окно. По радио звучала песня «Иглз» «Расслабься», и Анна сбросила туфли, сделала музыку погромче и принялась подпевать.

Недавно залили фундамент нашего нового дома. Мы с Анной оставили отпечатки ладоней на влажном бетоне, а потом Анна вывела там пальцем наши имена и дату. Я нанял бригаду строителей, и мы начали возводить каркас. Строение уже приобрело форму. Если все пойдет по плану, мы заселимся ко Дню всех святых.

Приехав на место, я припарковался и достал из багажника пневматический молоток. Анна засмеялась и надвинула широкополую ковбойскую шляпу мне на глаза. Вместо защитных сварочных очков я надел «авиаторы». Мы прошли к груде распиленных досок, и я взял парочку.

– Да у тебя тут модерновые инструменты, – поддразнила меня Анна. – Я‑то думала, ты захочешь по старинке, молотком.

– Ну уж нет, к черту ту раритетную железяку, – засмеялся я, поднимая пневматический забивальник. – Эта штуковина мне нравится намного больше.

То, что мы собирались сделать, было задумкой Анны. Она хотела подержать для меня несколько досок, совсем как тогда, на острове.

– Побалуй меня, – жалобно попросила она, озвучив свою идею. – Позволь вспомнить прошлое.

Как будто я смог бы ей отказать.

– Готова? – спросил я, прилаживая доску на нужное место.

Анна ухватилась за нее.

– Давай, Ти‑Джей.

Я прицелился и нажал на кнопку.

Бам!

 

 

Эпилог – Анна

 

Четыре года спустя

 

Наш дом представляет собой длинное болотно‑зеленое одноэтажное здание с кремовой отделкой, окруженное деревьями. В гараже на три машины стоят «тахо» Ти‑Джея, его рабочий пикап и мой белый «ниссан патфайндер», который сложно содержать в чистоте, постоянно колеся по проселочным дорогам.

Рядом с кухней расположена гостиная с французскими окнами, одна стена которой от пола до потолка заставлена книжными полками. Я часто сижу там, свернувшись в мягком кресле и положив ноги на оттоманку.

К дому пристроены две веранды, одна спереди, другая сзади. Та, что выходит на задний двор, крытая, и мы с Ти‑Джеем много времени проводим там, не опасаясь насекомых, в особенности комаров. Бо прижился во дворе и, когда не гоняется за кроликами, довольно дремлет у наших ног.

В доме четыре спальни и все современные удобства. Хотя мы пока не обзавелись каминами и грилем.

Сегодня у нас вечеринка. Отпраздновать мой тридцать восьмой день рождения собрались все родственники и ближайшие друзья. Мы всегда рады гостям.

На кухне расположились мои свекровь и сестра, обмениваются рецептами и попивают вино. Мне не позволили готовить в свой день рождения, поэтому Том везет угощенье из города. Он уже скоро приедет, а пока особо делать нечего, кроме как расслабляться.

Сестры Ти‑Джея, семнадцатилетняя Алексис и девятнадцатилетняя Грейс, сидят на передней веранде с Джо и Хлоей. Тринадцатилетнему Джо досадно быть единственным мальчиком в компании, но он сходит с ума по Алексис и совсем не против малость пообщаться с девчонками.

Я беру из холодильника две банки пива и иду в гостиную. Ти‑Джей лежит на диване и смотрит телевизор. Наклоняюсь к нему, легонько целую, потом открываю пиво и ставлю на стол.

– Как дела у именинницы? – Муж говорит тихо, потому что у него на груди, держа во рту большой палец, спит наша дочь. Мы оба хорошо знаем, что, если Джозефина Джейн «Джози» Каллахан проснется прежде, чем выспится, нам это дорого обойдется.

– Могу переложить ее в колыбельку, – шепчу я.

Ти‑Джей качает головой.

– Все нормально. – Он во всем потакает малышке.

Я протягиваю вторую банку Бену. Тот сидит на стуле рядом с диваном и, похоже, прекрасно себя чувствует со спящим у него на руках Томасом Джеймсом Каллаханом Третьим. А ведь прибыв в роддом после рождения близнецов, Бен признался, что никогда в жизни не держал ребенка на руках.

– Как вы сами будете его называть? – спросил он, когда Ти‑Джей усадил друга на стул и осторожно вложил ему в руки нашего сына. – Я запутаюсь, если будет два Ти‑Джея.

– Пожалуй, будем называть его Мик, – ответил Ти‑Джей.

– В честь Мика Джаггера? Офигеть!

Мы с Ти‑Джеем засмеялись и улыбнулись друг другу.

– Нет, в честь другого Мика, – объяснил Ти‑Джей.

Мы не пытались зачать ребенка сразу же после свадьбы. Я была уверена, что спешить не стоит, а если потом окажется, что мы слишком долго ждали, – что ж, существует множество способов обзавестись семьей. В итоге процесс зачатия занял шесть месяцев. Я принимала способствующие зачатию лекарства, и наконец оплодотворение произошло в кабинете врача спермой, сданной Ти‑Джеем в банк в возрасте пятнадцати лет. Мы с самого начала знали, что так и будет.

Мне нравится думать, что все в мире происходит не случайно, и я верю, что близнецы родились именно тогда, когда мы были готовы к их появлению.

– Сразу с двумя управиться сложно, – предупреждали все подряд, но мы с Ти‑Джеем хорошо знали, что такое настоящие трудности, и двое здоровых ребятишек к таковым точно не относятся. Но я не утверждаю, что это легко. Порой приходится несладко.

Детям уже одиннадцать месяцев, и правду говорят, что с малышами время бежит быстрее. Кажется, только вчера я ковыляла вразвалку, поддерживая рукой поясницу, и гадала, сколько еще мне так ходить, а сейчас любознательные карапузы ползают повсюду и того гляди сделают свои первые шаги.

Оставив Ти‑Джея и Бена, я иду в кухню. К Джейн и Саре присоединился Дэвид и целует меня в щеку.

– С днем рождения! – улыбается он, вручая мне букет цветов. Я подрезаю стебли под проточной водой и ставлю цветы в вазу на столешнице рядом с розовыми розами, полученными утром от Ти‑Джея.

– Вина? – спрашиваю у Дэвида.

– Я сам все сделаю. Сядь отдохни.

Я присоединяюсь к Саре и Джейн. Стефани тоже приехала. У Роба и детей желудочный грипп, и подруга оставила их дома, не желая никого заразить. В такие минуты, когда все дорогие и любимые собираются под одной крышей, я чувствую себя единым целым с ними. Жаль только, что здесь нет моих родителей. Что они не познакомились с моим мужем. Что не успели подержать на руках внуков.

До недавних пор я ездила в приют трижды в неделю, но сейчас поездки в город прекращены. В те дни, когда я работала в приюте, за детьми присматривала Джейн, но теперь пришло время заняться кое‑чем другим. Я основала благотворительный фонд помощи бездомным семьям и управляю им из дома, пока дети копошатся на полу. Какое счастье помогать людям. Приют Генри ежегодно получает щедрые пожертвования, и я не пожалею сил, чтобы так продолжалось и впредь.

А еще я расклеила объявления в местной школе и уже занимаюсь с несколькими учениками. По вечерам они приходят в наш дом и за кухонным столом делают домашние задания под моим руководством. Иногда я скучаю по тем дням, когда стояла перед классом, но сейчас, пожалуй, мне достаточно и этих учащихся.

Ти‑Джей руководит небольшой строительной компанией. Он возводит дома, один или два в год, и сам работает наравне с наемными строителями. Закончив первый семестр в колледже, он не стал продолжать учебу, но для меня это не важно. Не мне делать этот выбор. Ти‑Джей счастлив только на улице.

Он тоже отдает время и деньги фонду «Среда обитания для человечества». А Дин Льюис трудится там волонтером, и шестой дом, который он помог построить, был его собственным. Дин женился на Джули, с которой познакомился в ресторане, и Лео нравится быть старшим братом их малютке Энни.

Несколько месяцев назад я принесла Ти‑Джею обед на стройку. Глядя, как он делает любимую работу, я тоже почувствовала себя счастливой. Новый подрядчик, ответственный за водопровод, засвистел и крикнул мне «Эй, детка!», не догадываясь, кто я такая. Ти‑Джей немедленно его просветил. Знаю, мне полагалось обидеться, расценить свист как публичное оскорбление женского достоинства и все такое прочее. Но меня это ни капельки не задело.

Пару лет назад до нас с Ти‑Джеем дошли весьма интересные новости. Позвонил полицейский из Мале, желавший задать несколько вопросов. Он надеялся закрыть старое дело о пропавшем без вести. В вещах исчезнувшего в мае 1999 года мужчины семья обнаружила дневник. В нем миллионер Оуэн Спаркс, владелец прибыльной интернет‑компании, в мельчайших подробностях расписал план смены суетного роскошного образа жизни на спокойное отшельническое существование на острове в Мальдивском архипелаге. Полиция проследила его путь до Мале, но дальше след затерялся. Полицейский хотел побольше узнать о том скелете, который мы с Ти‑Джеем нашли на острове. Конечно, теперь не найти доказательств, что наш мистер Кости и есть миллионер Спаркс, но очень на то похоже. Интересно, а смог бы Оуэн выжить, будь рядом с ним кто‑нибудь, на кого можно положиться, как у нас с Ти‑Джеем? Думаю, эта загадка навсегда останется неразгаданной.

Я несу кувшин лимонада на переднюю веранду и разливаю напиток по стаканам, вдыхая запах свежескошенной травы и весенних цветов. На подъездную дорожку выруливает Том. Индийская еда на вынос отлично подходит для теплого майского вечера, и Дэвид помогает Тому занести пакеты и коробки в дом. Мы со Стефани сервируем угощение, и я как раз собираюсь звать гостей к столу, когда ко мне подходит Бен, держа Мика перед собой на вытянутых руках. Запах испачканного подгузника сложно с чем‑то спутать.

– Похоже, протечка из задницы, – говорит Бен.

– Памперсы и салфетки лежат рядом с пеленальным столиком в детской. И, пожалуйста, не жалей детского крема, а то у Мика появилась какая‑то сыпь.

Бен замирает, явно придумывая, как бы улизнуть, но тут Ти‑Джей, до этого безмолвно наблюдавший за происходящим, разражается смехом.

– Чувак, она над тобой прикалывается!

Бен жалобно смотрит на меня, а я пожимаю плечами и улыбаюсь:

– Не удержалась.

На его лице отражается такое искреннее облегчение, что я едва не разражаюсь хохотом.

Ти‑Джей вытягивает руки, чтобы принять у друга Мика.

– Джози тоже подпустила. Переодену‑ка я обоих.

– Какой же ты хороший, – говорю я. И это истинная правда.

Бен передает Ти‑Джею малыша.

– Трусишка, – поддразнивает муж, выходя из комнаты с детьми на руках. Я улыбаюсь шутке. Ти‑Джей рад присутствию своего лучшего друга в нашей жизни. В двадцать четыре года Бен легко мог бы проводить свободное время в барах, а не здесь, нянчась с карапузом. Он довольно давно встречается с девушкой по имени Стейси, и Ти‑Джей говорит, что с ней Бен заметно изменился и наконец‑то начал взрослеть, хотя пока еще не дозрел до серьезных отношений.

Все наполняют тарелки и рассаживаются по местам. Кто‑то выбирает ступеньки, кто‑то отправляется на крытую веранду, а некоторые, как и мы с Ти‑Джеем, остаются на кухне.

Мы усаживаем близнецов на детские стульчики и даем им маленькие кусочки хлеба и вареного мяса. Я кормлю малышей с ложечки картофельным салатом, параллельно откусывая от своего бутерброда и попивая чай со льдом. Ти‑Джей сидит рядом со мной и раз за разом поднимает с пола соску Джози, которую дочка бросает на пол просто чтобы проверить, поднимет ли отец. Он всегда справляется.

Закончив с ужином, все поют «С днем рождения тебя». Я разом задуваю все тридцать восемь свечей, воткнутых Хлоей в торт. Мне отчего‑то смешно. С сегодняшнего дня до двадцатого сентября, когда Ти‑Джею исполнится двадцать пять, фактически я старше его не на тринадцать лет, а на четырнадцать, но с этим ничего не поделаешь.

Все чокаются со мной. Я так счастлива, что готова расплакаться.

Позже, когда гости разошлись, а дети уложены спать, Ти‑Джей садится рядом со мной на крытой веранде. Он приносит два стакана воды со льдом и дает один мне.

– Спасибо, – говорю я.

Холодная вода в стакане до сих пор в какой‑то мере для нас в новинку. Я отпиваю большой глоток и ставлю напиток на столик.

Ти‑Джей садится на диванчик из ротанга и притягивает меня к себе на колени.

– Скоро уже так не получится, – говорю я, целуя мужа в шею. Я делаю это по двум причинам: Ти‑Джею это нравится, а я таким образом еще и проверяю его лимфоузлы. Слава Богу, за прошедшее время ни разу ни один не воспалился.

– Но я все равно буду стараться, – улыбается Ти‑Джей и гладит меня по животу.

Мы решили попытаться родить еще одного карапуза. Как ни удивительно, оплодотворение произошло в первый же месяц. На этот раз ребенок только один, и не известно, мальчик или девочка. Но нам все равно, лишь бы малыш был здоров. Рожать мне через четыре месяца, так что на момент родов близнецам будет всего по полтора года, но это лишь означает, что иногда мы получаем желаемое довольно быстро.

Я часто думаю об острове. Когда дети подрастут, у нас будет, что им рассказать.

Конечно, мы поведаем им не все.

А еще мы обязательно объясним им, что этот дом и земля вокруг – это наш остров.

И что мы с Ти‑Джеем наконец‑то дома.

 

 

__________________________________________________

Перевод осуществлен на сайте http://lady.webnice.ru

Перевод: LuSt

Редактура: codeburger

Специальный островной мегамикс от DJ Faylor

http://promodj.com/Faylor/promos/3637475/Faylor_Autumn_Drum_Bass_2012

 

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.