Аргументация, аналогия и абдукция — МегаЛекции
Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Аргументация, аналогия и абдукция




Еще одной разновидностью индуктивных рассуждений, достаточно часто используемой в аргументации, является аналогия. Для установления аналогии двух объектов (предметов, людей, событий, процессов и т.п.) необходимо вначале убедиться в том, что эти объекты сходны, то есть обладают общими признаками. Чем больше таких признаков сходства, тем вероятнее заключение. Далее, на основании сходства объектов и того, что один из них обладает интересующим нас признаком, делается заключение о том, что данный признак присущ и второму объекту.

Из всех видов правдоподобных рассуждений аналогия является самым слабым и ненадежным. Тем не менее, в аргументации аналогия широко применяется в большей степени как иллюстрирующий и подкрепляющий прием. Если вас в распоряжении есть хорошие аргументы в пользу тезиса, то дополнение их аналогией, особенно с широко известными примерами, усилит воздействие вашей аргументации, сделает ее более убедительной.

Пример. 7. «Мы … явившись на свет, как незаконнорожденные дети, лишенные наследства, бес связи с людьми, предшественниками нашими на земле, не храним в сердцах ничего из наставлений, вынесенных до нашего существования… То, что у других народов просто привычка, инстинкт, то нам приходится вбивать в свои головы ударом молота… Мы воспринимаем идеи только в готовом виде; поэтому те неизгладимые следы, которые отлагаются в умах последовательным развитие мысли и создают умственную силу, не бороздят наших сознаний… Мы подобны тем детям, которых не заставляли самих рассуждать, так, что, когда они вырастают, своего у них нет ничего, все их знание на поверхности, вся их душа – вне их. Таковы же и мы.» (П.Я. Чаадаев. Философические письма. Избранные сочинения и письма. М., 1991, с.28)

Даже небольшая цитата из известного произведения Чаадаева, послужившего толчком к многолетней, если не многовековой дискуссии и судьбах русского народа, демонстрирует полемический эффект аналогии. Сравнение с детьми – это не только способ поддержки тезиса, это иллюстрация и разъяснение мысли автора, а также – эффективный примем подсознательного воздействия, позволяющий, кроме смысла сообщения, транслировать и эмоциональное отношение автора к проблеме.

Последним в ряду правдоподобных рассуждений стоит так называемое абдуктивное рассуждение.

Абдукция – это рассуждение, в котором на основе совокупности эмпирически установленных утверждений об отдельных предметах и законоподобного утверждения, принадлежащих некоторой теории, выдвигается квалифицирующая гипотеза, позволяющая объяснить данные факты.



Цель абдукции – объяснить новые, непонятные факты. На первом этапе отбирается так называемое множество «любопытных фактов» (М), все элементы которого обладают каким-то необычным свойством, не объяснимым в рамках существующей научной теории. В то же время есть множество других объектов (S), обладающих тем же «любопытным» свойством, что уже не является удивительным, поскольку объясняется с помощью какого-то общего закона. Суть адбуктивного рассуждения состоит в выдвижении объясняющей гипотезы (ее иногда называют квалифицирующей), которая позволит построить аналогичное объяснение любопытных фактов за счет отнесения их к множеству фактов, подподающих под закон (Множество М включается в множество S).

Абдуктивное рассуждение (кстати, до сих пор логики не до конца уверены, можно ли считать абдукцию рассуждением) в определенном смысле двойственно индукции. То, что в индуктивном рассуждении было посылкой – выделение выборки в генеральной совокупности – в абдукции превращается в заключение. А то, что было заключением индуктивного рассуждения – утверждение о наличии признака у всех предметов из генеральной совокупности – становится одной из посылок абдукции.

Схема абдукции такова.

1. а1 есть P 2. а2 есть P . . . n. аn есть P n+1. {а1, а2, …, аn}=M
Все объекты из множества М обладают свойством P
n+2. Все объекты из множества S обладают свойством P.
Множество M включается в множество S

 

В рамках механизма абдукции реализуется идея квалифицирующего объяснения. Базовая модель такого объяснения – дедуктивно-номологическая схема объяснения, предложенная Куртом Гемпелем. Факт (или совокупность фактов) считается объясненным, если он может быть выведен на основании законоподобного суждения. Квалифицирующее объяснение служит для установления места объекта в систематике. В самом деле, очень часто, когда человек встречается с чем-то новым, не познанным, он даже не может адекватно описать новый объект, поскольку он не укладывается в его картину мира. Но стоит найти место объекта в категориальной сетке, то есть, фактически классифицировать его, как сразу становятся ясными некоторые его свойства, роднящие или наоборот отличающие новый объект от уже известных. Достаточно часто абдуктивные объяснения встречаются в контексте социальных наук.

Пример 8. Почему политик ХХ говорит то-то и то-то? Можно ли предположить, как он себя поведет, если политическая ситуация изменится?

Каким бы известным не был политик ХХ, он в первую очередь остается человеком, у него есть своя личная жизнь, и абсолютно точно сказать, что он сделает в какой-то ситуации, наверное, не может даже он сам. Тем не менее, в большинстве случаев предсказание и объяснения социального (политического) поведения основывается на том, что наблюдатели квалифицируют политика, относят его той или ной группе, руководствуясь, во-первых, его реальными поступками и высказываниями, а во-вторых, признаками характерными для различных политических групп.

Пример 9. В перовой половине 20 века на некоторых остовах Меланезии в Тихом океане наблюдались странные религиозные культы, получившие затем название – культы «уничтожения». Туземцы, отправлявшие эти культы, верили в скорое наступление конца света. «Самый драматический ритуал, характерный для этих культов, заключался в том, что их члены собирались вместе в поле или на берегу моря и уничтожали свои вещи, связанные с земной жизнью. В этот момент им грезилось, будто на горизонте появится огромный чудесный корабль (или иногда самолет), нагруженный богатствами: консервами, различными техническими новинками…». Оказалось, что все случаи культов «уничтожения» происходили в тех регионах, где господство европейцев разрушило привычный уклад жизни туземцев, но при этом они не получили доступа к благам цивилизации. Таким образом, множество регионов, в которых встречался новый культ, было включено в более широкое множество регионов, для которых странное поведение туземцев не было столь необычным. (Пример из: Н. Смелзер. Социология. М., 1994, с. 477)

Традиционно к правдоподобным рассуждениям относят еще методы установления причинной связи (методы исключающей индукции). Эти методы будут подробнее рассмотрены в разделе «точка зрения: убеждения и мнения» посвященном роли убеждений в полемике.

 

Приложение: Релевантная логика (мелким шрифтом)

Как известно, всякое высказывание либо является истинным, либо ложным. Это следует из принятой в логике трактовки истинности как соответствия описываемого в высказывании положения дел действительности. Рассмотрим произвольное предложение.

Пример. Московское время – 14 часов 45 минут.

Когда бы вы ни читали это высказывание, оно обязательно окажется истинным (если на этот момент в Москве действительно 14.45), либо ложным (если вы читаете его в какой-то другой момент). Третьего не дано. Однако такая картинка действительности представляет собой определенную идеализацию. Мы уподабливаем себя некоему всезнающему существу, в распоряжении которого есть ответы на все вопросы. На самом деле ситуация значительно сложнее. В подавляющем большинстве ситуаций мы не имеем непосредственного доступа к действительности, чтобы проверить истинность высказывания. Куда чаще мы опираемся на те или иные свидетельства, научные знания и.п.

К сожалению, далеко не всегда знания, которыми мы пользуемся для оценки высказываний, являются столь однозначными и достоверными. Например, кто-то мог вам сказать, что на ближайший зачет по теории и практике аргументации можно принести с собой тетрадь с конспектами лекций, а другой, не менее авторитетный знакомый, наоборот утверждать, что на зачете не разрешают использовать никакие дополнительные материалы. Вы обращаетесь за советом к старосте или в учебную часть, а там вам отвечают «не знаю». Вот и выходит, что хотя на самом деле (онтологически) высказывание «на зачете по логике можно пользоваться конспектами лекций» является либо истинным, либо ложным, но вам это точно не известно. Зато может быть так, что вам известно (сообщено) сразу, что это высказывание и истинно и ложно, или вообще не истинно и не ложно (неизвестно). Таким образом, если отвлечься от онтологической двузначности, оказывается, что с эпистемологической (гносеологической) точки зрения, характеризующей состояние наших знаний, любое высказывание находится в одном из четырех состояний. Либо мне достоверно известно, что высказывание А истинно и не является ложным (1), либо мне достоверно известно, что высказывание А ложно и не является истинным (2), либо мне сообщено, что высказывание А одновременно истинно и ложно (3), либо у меня отсутствует какая бы то ни было информация о высказывании А, оно является неистинным и неложным (4).

Получается, что на смену двум значениям классической логики приходят четыре новых значения. Их удобно трактовать как подмножества множества {и, л}:

(1) – {и};

(2) – {л};

(3) – {и, л};

(4) – Æ.

На основе этих четырех значений и строится логика, получившая название релевантной. Идей, лежащая в основе приписывания значений сложным высказываниям очень проста: значение 1 играет роль значения «истинно» в классической логике, роль значения «ложно» отводится, соответственно, значению 2, оставшиеся значения интерпретируются как находящиеся где-то между 1 и 2, но не сравнимые между собой. Если считать значение 1 самым сильным, а значение 2 самым слабым, то отношения между четырьмя новыми значениями можно изобразить в виде следующей диаграммы значений, на которой выше находится более сильное значение.

 
 

 

 


Рис. 1. Диаграмма значений

При этом можно обратить внимание на одну любопытную особенность новых значений. Мы можем условно разделить их на две группы. В первую попадут те значения-множества, в которых в качестве элементов присутствует и, то есть, значения 1 и 3. Во вторую попадут те значения-множества, в которых отсутствует элемент и.

Теперь перенесем известные из классической логики принципы приписывания значений сложным высказываниям на наш четырехзначный случай. Получается, что, как и в классической логике, дизъюнктивное высказывание истинно, если компонент иприсутствует в значениях хотя бы одного члена дизъюнкции. Условия истинности для конъюнкции определяются двойственным образом: конъюнкция истинна, только если в значениях обоих членов конъюнкции присутствует истинностная компонента. Что касается отрицания как связки, то оно, как и в классической логике «превращает» истину в ложь, то есть, если высказывание имеет значении 1, то его отрицание будет отмечено как 2, и наоборот. Внимательный анализ двух оставшихся значений приводит нас к еще более удивительному заключению. Пусть высказывание А отмечено как 3, то есть оно одновременно истинно и ложно. Тогда, пользуясь привычной интуитивной трактовкой отрицания, обнаруживаем, что высказывание не-А оказывается тоже истинным (поскольку А ложно) и ложным (поскольку А истинно), то есть, принимает тоже значение 3. Аналогично обстоит дело и со значением 4. Если про высказывание А нам ничего не известно (то есть оно неистинно и неложно), то его отрицание также будет неистинным и неложным, и следовательно, примет значение 4.

Для того чтобы можно было говорить о логике, интуитивных соображений мало, необходимо определить отношение следования. Это определение также дается по аналогии с классической логикой. Как известно, в классической логике из посылок следует заключение, если не может быть такого случая (интерпретации), в котором посылки окажутся истинными, а заключение ложным. Другими словами, значение посылок при любой интерпретации должно не быть больше значения заключения (естественно, если считать, что истина «больше» или «сильнее» лжи). Теперь обобщим это классическое определение на случай четырех значений.

Из посылки А следует заключение В, если и только если значение А не превосходит (меньше или равно – £) значения В.

Если мы теперь попробуем проверить парадоксы следования, то обнаружим, что они перестали быть законами релевантной логики. Ниже в качестве примера рассматривается один из них – противоречие влечет что угодно.

Таблица. 1.

В классической логике В релевантной логике
А & ØА следует В А & ØА не следует В
и л л £ и £
и л л £ л £
л л и £ и £
л л и £ л £
          £
          £
          £
          £
          £
         
          £
         
          £
         
         
          £

 

Левая половина таблицы иллюстрирует, как в классической логике получается, что из противоречия следует любое высказывание. Двойной рамкой показаны результирующие столбцы в объединенной таблице истинности. В правой части таблицы построена объединенная таблица для тех же самых логических форм, но уже в рамках четырехзначной релевантной логики. Заливкой выделены те строки, в которых значение посылки либо превосходит значение заключения, либо просто несравнимо с ним. Благодаря наличию таких строк этот парадокс следования, а вместе с ним и другие, не является законом релевантной логики, и, таким образом, перестает быть парадоксом. Именно поэтому релевантная логика и называется релевантной – ее законами являются утверждения о наличии следования, в которых между посылками и заключением обязательно присутствует какая-либо содержательная связь. Другими словами, из посылок следуют только релевантные, (уместные, имеющие отношение к делу) выводы. Именно такой должна быть логика аргументации.

Практикум 1.

Основная задача первого практикума: научиться понимать текстуальную аргументацию.

Для решения этой задачи необходимо:

1. определить состав аргументативного фрагмента, найти в нем тезис (или тезисы, если аргументация сложная) и аргументы;

2. визуализировать аргументацию, используя схемы аргументации, предложенные в разделе «типы и виды аргументации».

Начать анализ аргументации лучше с простых фрагментов.

Упражнение 1. Проанализируйте аргументативный фрагмент. Выявите тезис, аргументы и схему обоснования (критики).

1. «Я хотел бы объяснить подробнее, в чем беда наемного войска. Кондотьеры[15] по-разному владеют свои ремеслом: одни превосходно, другие – посредственно. Первым нельзя доверять потому, что они сами будут домогаться власти и ради не свергнут либо тебя, их хозяина, либо другого, но не справившись о твоих намерениях. Вторым нельзя довериться потому, что они проиграют сражение». Николо Макиавелли, «Государь».

Образец выполнения.

Анализ.

Тезис: Наемникам (кондотьерам) нельзя доверять. - Т

Аргументы:

· «Кондотьеры по-разному владеют свои ремеслом: одни превосходно, другие – посредственно».

Этот аргумент представляет собой сложное разделительное высказывание, которое символически можно представить так: А1.1. или А1.2., где А1.1. - кондотьеры владеют свои ремеслом превосходно. А1.2. - кондотьеры владеют свои ремеслом посредственно.

· «Первым нельзя доверять потому, что они сами будут домогаться власти и ради не свергнут либо тебя, их хозяина, либо другого, но не справившись о твоих намерениях».

Реконструкция аргумента: Если А1.1., то А2. Если А2, то Т, где А2 - они сами будут домогаться власти и ради не свергнут либо тебя, их хозяина, либо другого, но не справившись о твоих намерениях

· Вторые проиграют сражение.

Реконструкция аргумента: Если А1.2., то А3. Если А3, то Т, где А3 – они проиграют сражение.

Аргументативная схема:

А1.1. или А1.2.

Если А1.1., то А2

Если А1.2., то А3 Т

Если А2, то Т

Если А3, то Т

Это простая элементарная множественная аргументация.

2. «Наемные войска бесполезны и опасны; никогда не будет ни прочной, ни долговечной та власть, которая опирается на наемное войско, ибо наемники честолюбивы, распущенны, склонны к раздорам, задиристы с друзьями и трусливы с врагом, вероломны и нечестивы; поражение их отсрочено лишь настолько, насколько отсрочен решительный приступ; в мирное же время они разорят тебя не хуже, чем в военное неприятель. Объясняется это тем, что не страсть и не какое-либо другое побуждение удерживает их в бою, а только скудное жалованье, что, конечно, недостаточно для того, чтобы им захотелось пожертвовать за тебя жизнью. Им весьма по душе служить тебе в мирное время, но стоит начаться войне, как они показывают тыл и бегут». Николо Макиавелли, «Государь».

3. «Устройство человеческого общества колеблется, как маятник, между двух зол, между двумя пунктами остановки, которые полярны друг другу: это деспотизм и анархия. Поскольку государственное устройство удаляется от одной крайности, постольку приближается оно к другой. Поэтому легко всякому прийти к мысли, что как раз середина была бы правильной. Далеко не так! Ибо обе эти крайности – вовсе не одинаковое зло и не одинаково опасны: первой из них можно опасаться гораздо менее; удары деспотизма прежде всего даны лишь в возможности и поражают, если они даже действительно разятся, лишь одного из миллионов. При анархии же возможность и действительность нераздельны; ее удары поражают каждого и ежедневно. Следовательно, всякое государственное устройство должно приближаться гораздо более к деспотии, чем к анархии; даже оно должно содержать в себе маленькую возможность деспотизма». Шопенгауэр А. Из рукописного наследия. Собрание сочинений, Т. 5. М., 2001, с. 107.

4. «Что касается подрыва доверия, то должен сказать, что рейтинг России постоянно растет. У нас за последние пять лет действительно серьезный рост экономики. Он составляет около 7 процентов в год. Напомню только, что в 2000 году инфляция составляла у нас 36 процентов. Сегодня она 10-11. У нас ежегодный прирост реальных доходов населения, подчеркивая – реальных, составляет где-то около 1—12 процентов. Прямые инвестиции в Российскую Федерацию растут. Например, если взять за 100 процентов все голландские инвестиции, то 80 процентов голландских инвестиций – это прямые инвестиции в нашу экономику. А уровень РТС достиг рекордного на все время существования России уровня. Только с начала этого года он вырос на 45 процентов». Из интервью Президента РФ ВВ. Путина нидерландскому телеканалу «Недерланд 1» и газете «НРЦ Хандельсблатт», 31 октября 2005.

5. «Никакого секрета не открою, если скажу, еще раз повторившись, что Россия – это европейская страна. И какой бы особенной мы ее с вами не считали, и какой бы странной ее не считали те, кто смотрит на нее со стороны, все-таки, как и Президент указывал в своих выступлениях, мы в целом проходили тот же путь, что и другие европейские страны. Если заглянуть вглубь веков, да, увидим, к примеру, была реформация в западном обществе. Но у нас тоже именно в эту эпоху было знаменитое брожение в Церкви, движение нестяжателей, и все это отражено в исторических документах. И абсолютизм в России достиг своего апогея примерно в то же время, что и во Франции. Ничем мы здесь не хуже и не лучше других. Скажем так, торговлю людьми Россия отменила и запретила даже раньше, чем это сделали Соединенные Штаты Америки. Парламентаризм у нас тоже не на много младше, чем в других странах. Что касается того, что у нас в ХХ веке родилось довольно странное тоталитарное государство, то и здесь следует помнить, что мы не были одиноки, что в той же Европе существовала нацистская Германия, фашистская Италия, франкистская Испания… могу долго перечислять. Мы в этом смысле не уникальны, и мы не должны считать себя какими-то изгоями, у которых не получается то, что получается у других». Из стенограммы выступления заместителя Руководителя Администрации Президента - помощника Президента РФ Владислава Суркова перед слушателями Центра партийной учебы и подготовки кадров ВПП "Единая Россия" 7 февраля 2006 года. 6. «На самом деле, накопление средств в Стабфонде помогает бороться с укреплением рубля, в первую очередь. И во-вторых, действительно обеспечивает ту самую стабильность. Стабфонд сейчас нас может защитить от достаточно серьезного падения цен на нефть в течение пары-тройки лет. И в этом смысле Стабфонд дает очень важный сигнал инвесторам, как российским, так и иностранным, что в стране будет макроэкономическая стабильность. …Во-вторых то, что Россия использует Стабфонд, например, на выплату внешних долгов, опять-таки повышает кредитный инвестиционный рейтинг России, и в частности, это дает возможность и правительству – если надо будет занять деньги под низку ставку процента, и российским корпорациям, и это, в свою очередь, помогает инвестировать - конечно, не обязательно в дороги, но в производственные мощности, в том числе». Из выступления С. Гуриева в авторской программе Е. Альбац «Полный Альбац» от 16.04.2006 «мифы в экономике: как их используют в политике?», http://echo.msk.ru/programs/albac/42887/ 7. «Я считаю, что субботники нужны. Увы, наши граждане весьма своеобразно относятся к своей природе, улице, подъезду. Поэтому субботник может стать своего рода борьбой с мусором и грязью. К сожалению, определенная часть наших граждан не может похвастаться своим воспитанием и правильным отношением в вопросах соблюдения чистоты и порядка. В советское время субботники были обязательными, сейчас это возможно скорее на добровольной основе. Безусловно, нельзя снимать ответственность с коммунальных служб, для которых содержание в чистоте вверенных им территорий - прямая обязанность, но, с одной стороны, причиной их неудовлетворительной работы является недостаточное финансирование, с другой - нам крайне необходима новая культура быта, добиваться которой - уже наша общая задача. Мы должны помнить о том, что природа - это не то, что нам дано безвозмездно и навсегда, а то, что мы берем взаймы у наших детей и внуков». Вячеслав Дудка, губернатор Тульской области, http://www.izvestia.ru/debate/article3093458/ 8. § 47 «Не выходя со двора, можно познать мир. Не выглядывая из окна, можно видеть естественное дао. Чем дальше идешь, тем меньше познаешь. Поэтому совершенномудрый не ходит, но познает [все]. Не видя [вещей], он проникает в их [сущность]. Не действуя, он добивается успеха». § 57 «…Поднебесную получают во владение посредством недеяния. Откуда я знаю все это? Вот откуда: когда в стране много запретительных законов, народ становится бедным. Когда у народа много острого оружия, в стране увеличиваются смуты. Когда много искусных мастеров, умножаются редкие предметы. Когда растут законы и приказы, увеличивается число воров и разбойников. Поэтому совершенномудрый говорит: “Если я не действую, народ будет находиться в самоизменении; если я спокоен, народ сам будет исправляться. Если я пассивен, народ сам становится богатым; если я не имею страстей, народ становится простодушным”. Лао-Цзы «Дао Дэ Цзин».
 
 

В следующим упражнении задача усложняется. Теперь для анализа предлагаются статьи (или части статей), содержащие развернутую, пространную аргументацию.

Упражнение 2. Проанализируйте текст. Выявите аргументацию, ее состав и аргументативную схему





©2015- 2018 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.