Главная | Обратная связь
МегаЛекции

ИСКУССТВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ НОВОГО ЦАРСТВА





(вторая половина 14- начало 11 в, до н. э.)

 

Начиная с XIX династии Египет опять вступил в полосу войн. В результате успешных походов фараонов Сети I и Рам­сеса 11 была возвращена утраченная к концу правления XVIII династии часть египетских владений в Передней Азии —

в Палестине и Сирии и укреплено гос­подство Египта в Нубии. Однако наро­ды, казалось бы, навечно покоренные фараонами и в Нубии и в Передней Азии, продолжали сопротивляться деспотиче­ской власти египтян. Так, царям XIX династии пришлось вести долгую борьбу за преобладание в Сирии и Палестине с противником, оказавшимся равным им по силам,— с Хеттским государством, тем не менее в Египет снова хлынул поток богатств, что позволило возобновить ши­рокое строительство.

При кажущемся спокойствии внутри страны продолжалась борьба фараонов со знатью и жречеством, которая приняла те­перь скрытые формы; Рамсес II, правив­ший шестьдесят семь лет, не стремился уже порвать решительно с вновь очень укрепившимися фиванскими жрецами, а постарался лишь ослабить их огромную власть. Фивы остались официальной сто­лицей государства, там даже шло большое строительство в храме Амона и были со­хранены художественные мастерские. Ре­альную же столицу — место своего пребы­вания —-Рамсес II перенес в свой родной город Танис в Дельте, который он пере­именовал в Пер-Рамсес («Дом Рамсеса»). Могучую поддержку, охрану себе фарао­ны XIX династии создали и в виде регу­лярного войска с обширными отрядами конницы и иноземных наемников, которых оплачивали из царской, государственной казны.

Архитектура. В архитектуре и изобра­зительном искусстве и во второй половине Нового царства сохранилось главенство Фив. Именно в этом столичном городе во времена XIX и XX династий развернулось широкое храмовое строительство. Грандиозны были масштабы сооружений, чрезвы­чайной насыщенностью отличалось их оформление, очень широко применялись колонны. В фиванских храмах оконча­тельно определилась следующая конструк­ция гипостильных залов: выделение двух рядов более высоких колонн среднего не­фа в виде раскрытых метелок папируса, при более низких колоннах боковых нефов в виде одиночных стеблей папируса или их связок с нераспустившимися верхушками. По смыслу эти ряды колонн воспроизводи­ли нильские заросли, где, по древнееги­петским культовым представлениям, ро­дился в цветке лотоса бог солнца. Пышная и красочная декорация стен, стволов, ка­пителей колонн и архитравов в виде полихромно раскрашенных рельефов органич­но их дополняла.



Именно в эти века достигли наибольше­го размаха архитектурные работы в храме Амона в Карнаке. Были продолжены и окончены строительство и декорирование колоссального гипостильного зала — 103 м

длины, 52 м ширины, со 134 колоннами,— который начали еще при фараоне Амен­хотепе III, а во второй половине Нового царства строили при фараонах Харемхебе, Рамсесе I, Сети I и закончили при Рамсе­се II. Авторы карнакского гипостиля — зодчие Аменхотеп Младший, Майя, Иупа и его сын Хатиаи.

Типичнейшим храмом второй половины Нового царства в ансамбле Карнака с очень четким планом — пилоны, двор, за­лы и святилище с подсобными помещения­ми— является и небольшой храм бога луны Хонсу, сына бога Амона и богини Мут-Сохмет (рис. 4). Начатый во времена Аменхотепа III (общую его планировку в настоящее время приписывают Аменхоте­пу, сыну Халу), он был завершен зодчими Серамоном и Рамсенахтом при фараоне династии Рамсесе III, последнем сильном правителе Нового царства.

К гармоничному и величавому храму Амона в Луксоре, построенному зодчим Аменхотепом Младшим при фараоне Аменхотепе III, в период правления Рам­сеса II зодчим Бекенхонсу были при­строены пилон и большой двор с колон­ным портиком и гигантскими статуями Рамсеса II между колоннами и перед пи­лоном.

Два храма Рамсеса II в Абу-Симбеле, в Нубии, близ вторых порогов были цели­ком вырублены в скалистом откосе левого берега Нила. Но и в этих скальных хра­мах были воспроизведены те же архитек­турные детали, что в храме Хонсу. Плос­костям фасадов придана трапециевидная форма пилонов. На их фоне из того же скального массива изваяны гигантские статуи: фасад большого храма (посвящен Рамсесу II и богам Амону, Ра-Горахте и Птаху) украшают четыре двадцати метровые сидячие статуи Рамсеса II, фасад ма­лого храма, посвященного богине Хатор,—I стоящие статуи царя и его жены царицы Нефертари, изображенной в образе этой богини. Прямоугольный проход посереди­не фасада большого храма ведет в первое помещение со столбами и монументаль­ными осирическими статуями царя. Пото­лок традиционно расписан синим, как небо, и усеян золотистыми звездообразны­ми фигурами. Соколы — эмблемы обо­жествленного царя и одновременно сол­нечного божества — распластали на этом своде свои крылья. Далее следует трех-нефный колонный зал, а за ним — святи­лище. В последнем рядом с изваяниями верховных богов Амона, Ра-Горахте и Птаха помещено и изображение Рамсе­са II. Таким образом, все в храме служит прославлению могучего царя.

Рамессеум. На западном берегу Нила, напротив Фив, зодчий Пенра возвел для (Рамсеса II заупокойный ансамбль, так называемый Рамессеум. В сложный план его, определявшийся погребальным ри­туалом, были включены дворец (вероятно местопребывание фараона во время хебседного церемониала), храм с рядом дворок, колонных залов и святилищем, кладо­вые. Части этого ансамбля были обильно и парадно оформлены скульптурой и рос­писями. Так, фасад дворца имел вид пор­тика с двойной колоннадой и величествен­ными осирическими колоссами царя. Ко­лоннады обрамляли и несколько дворов, ритмически объединяя их и декорируя. Соединение в комплексе Рамесееума зау­покойного храма и дворца явилось пер­вым из аналогичных решений в архитек­туре конца Нового царства.

 

 

4. Храм бога Хонсу в Карнаке. Зодчие Аменхо­теп, сын Хану, Серамон и Рамсенахт. Общий вид.XX династия. 1-я четверть 12 в. до н. э. Реконструкция

 

• ■ ., ' • ■ ' ■<

Заупокойный ансамбль Рамсеса III в Мединет-Абу, тоже на западном берегу Нила, недалеко от Фив, повторял в основ­ном четкую планировку Рамесееума по одной (Центральной) оси. В отличие от последнего он лучше сохранился. Ан­самбль был окружен двумя стенами кре­постного характера с башенками-бой­ницами. Попасть за стены можно было, пройдя сквозь двое монументальных во­рот, фланкированных прямоугольными в плане башнями, увенчанными зубцами. В выделенном третьей внутренней стеной центральном участке ансамбля находились храм, дворец, кладовые, сад и пруд. В це­лом облик ансамбля был строг и величав благодаря четкости, простоте форм кре­постных стен, башен и ясности общей пла­нировки. Детали же оформления интерьеров дворца и храма, их колонных залов были тяжеловесны, излишне массивны (например, базы и капители колонн).

Скульптура.Круглая скульптура второй половины Нового царства в ряде случаев характеризуется массивностью, подавляю­щей тяжестью форм, подчеркнутой физи­ческой мощью фигур. Эти качества осо­бенно присущи скульптуре с севера стра­ны — из Мемфиса, Таниса, Пер-Рамсеса. Таков, например, колосс Рамсеса II из Таниса (Кайр, Египетский музей). Наме­ренное обращение к традициям Древнего царства было вызвано тем, что перечислен­ные стилистические приемы способствуют монументализации изображений, а следо­вательно, возвеличиванию образа правя­щего царя.

Архаизацией облика отличаются иче­тыре гигантские статуи Рамсеса II на фа­саде его большого храма в Абу-Симбеле, а также колоссы этого царя в храмах Амона в Карнаке и Луксоре и огромные его статуи в виде Осириса в Рамессеуме. У этих скульптур обобщены, монументализированы все объемы. У всех в лицах переданы лишь самые основные, типич­нейшие портретные признаки. Все они, образно дополняя храмы и дворцы, в кон­структивном отношении являются неотъ­емлемой их частью. Небывало торжествен­но воздвигаются статуи на фоне пилонов, столбов и между колоннами. Эти, наделенные сверхчеловеческой мощью и спо­койствием монументы придают еще более величавое звучание самой грандиозной архитектуре.

В лучших образцах круглой пластики второй половины Нового царства, не пред­назначенных непосредственно для декора­ции какого-нибудь здания, таких, напри­мер, как голова мужской статуи (Буда­пешт, Музей изобразительных искусств) и статуя писца Хапи из Карнака (Каир, Египетский музей), выразительная порт­ретная характеристика при помощи кой моделировки формы дополнена очень нарядной, рассчитанной на живописную игру света и тени проработкой прядей париков и складок одежды. Эти стилисти­ческие черты выступают ив скульптурной группе градоначальника Фив Аменемхеба с женой и матерью — 14 в. до н. э,— и фи­гуре коленопреклоненного мужчины с наосом — 14 в. до н. э, (обе в Ленинграде, в Эрмитаже).

Даже в некоторых статуях царей, на­пример в изображении сидящего на троне фараона Рамсеса II (происходит из Карнака, Турин, Египетский музей), лицо, фигура, одеяние и атрибуты трактованы не в обобщающем, приподнято символиче­ском, а в конкретно светском плане.

Рельефы и росписи. В официальных рельефах храмов и дворцов XIX и XX ди­настий художники выделяли образ фа­раона как покорителя других народов, гла­ву сильнейшего государства, как торжест­вующего охотника. Причем, даже в этих, наиболее традиционно трактованных хра­мовых рельефах присутствуют черты искусства XVIII династии: плавность утонченно изящных силуэтов, мягкая де­коративная проработка объемов. Таковы, например, рельеф из храма Амона в Карнаке с изображением фараона Сети I, ко­торый поднимается на колесницу, и рель­еф из абидосского храма Сети I, где он изображен с сыном во время охоты, а также рельеф на пилоне храма фараона IРамсеса III в Мединет-Абу, где он повер­гает массу врагов.

Очень живо воспроизведена сцена охоты Рамсеса III на диких быков. Эта рельеф­ная композиция, помещенная также на пилоне храма в Мединет-Абу, особенно живописна благодаря разнообразнейшей игре света и тени во врезанных линиях пересекающихся, как бы колеблемых вет­ром стеблей тростника.

Отголоски трактовки первой половины Нового царства и периода Ахетатона ска­зываются даже в цветовом строе росписей царских гробниц в некрополе Фив. Наибо­лее характерны в этом отношении гробни­цы Сети I, Рамсесов II и III, жены Рам­сеса II — царицы Нефертари.

Культовые композиции на стенах их многочисленных, последовательно распо­ложенных помещений включают различ­ные изображения, связанные с солярным культом, воскрешением фараона, его по­степенным переходом в загробный мир, в сонм богов.

Фигуры прорисованы легкой, строго графичной линией (например, в гроб­нице Нефертари). Но даже при плоскост­ности каноничной раскраски больших участков одежд и тел общая их цветовая гамма нежная, тонкая.

Особенно долго традиции XVIII дина­стии жили в рельефах и росписях гробниц фиванской знати, а также, правда, в тече­ние небольшого срока, в аналогичных па­мятниках из Мемфиса. Живописны по приемам и очень естественны, повествова­тельны такие росписи фиванского некро­поля, как ловля рыб и птиц на стене гробницы Хатиаи, как молитва под паль­мой из гробницы Амоннахта.

К этому же кругу памятников относит­ся и стела вельможи Сетару из Фив (Ле­нинград, Эрмитаж) с мягко пролепленным и тонко декоративно расписанным релье­фом, набросок на куске известняка — фи­гура стоящего мальчика (вторая половина 2 тысячелетия до н. э. Москва, Музей изобразительных искусств им. А. С. Пуш­кина). Из гробницы же в Мемфисе проис­ходит рельеф с группой плакальщиков (середина 14 в. до н. э., Москва, Музей изобразительных искусств им. А.С.Пуш­кина). Композиция включает несколько мужских фигур, стоящих, коленопрекло­ненных и припавших к земле. Выразитель­ные позы и силуэты, а особенно разнооб­разные движения рук и пальцев воплоща­ют богатейшую гамму скорбных чувств — разные степени отчаяния, горя, тоски по умершему.

Постепенно в рельефах из частных гробниц XIX и XX династий (как и в круглой скульптуре), особенно к концу правления династии Рамессидов (в 12— 11 вв. до н. э.), усиливается изысканная декоративность изображений, технически выполненных с блеском, но в образном отношении академически холодных.

Развитие искусства Нового царства со второй половины 14 в. по начало И в. до н. э. было приостановлено резким ухудше­нием положения страны. Произошло это потому, что длительные войны, которые вели правители Египта, серьезно ослабили его экономику. Участились нападения на долину Нила ливийцев. С севера же к гра­ницам Египта подступили иноземные пле­мена, так называемые «народы моря», объ­единение которых до этого разгромило Хеттское царство и захватило египетские владения в Азии.

В конце XIX династии постоянная борь­ба номовой знати за власть и неоднократ­ные восстания рабов привели к распаду государства и смене династий. Но и у сле­дующей, XX династии уже не было сил вернуть земли в Сирии и утраченную Ну­бию. Прекратился приток рабов, усили­лась эксплуатация свободного населения страны. Стараясь преодолеть стремление знати к самостоятельности, фараоны пыта­лись опереться на жречество. Они дарили храмам земли и рабов, способствуя этим их чрезвычайному могуществу. В резуль­тате к концу Нового царства трон царей Египта оказался в руках верховного жре­ца бога Амона.

 

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.