Главная | Обратная связь
МегаЛекции

ИСКУССТВО АССИРИИ (13—7 вв. до н, э.)





 

В течение 4 и 3 тысячелетий до н. э. бу­дущая Ассирия, ставшая одним из веду­щих государств Передней Азии в первой четверти 1 тысячелетия до н. э., находи­лась под сильным влиянием шумерийской культуры. В одном из святилищ этого времени, храме богини плодородия Инанны Иштар, в древнейшей столице Асси­рии городе Ашшуре были найдены скуль­птуры, идентичные по стилю исполнения шумерийским. В 15 в. до н. э. область бу­дущего ассирийского государства находи­лась в политической зависимости от госу­дарства Митанни. Ассирийское же государство с царем во главе его, сильным войском и многочисленными чиновниками оформилось в 14 в. до н. э, в северо-восточ­ной части долины Тигра. В начале 1 тыся­челетия до н. э, Ассирия превратилась в сильнейшее рабовладельческое государст­во с развитой торговлей, в военную держа­ву, подчинившую себе к 7 в. до н. э. силой оружия почти всю Переднюю Азию и да­же временно Египет. Централизация вла­сти в руках ассирийских царей способст­вовала тому, что искусству предъявляли совершенно определенные требования про­славлять деяния победоносных царей и во­енную мощь государства. В связи с этим в отличие от искусства Египта и искусст­ва Двуречья ранних периодов искусство ассирийского государства имело более оп­ределенно выраженное светское назначе­ние, было, в первую очередь, искусством придворным, хотя многие сюжеты, темы, изображения по-прежнему неизменно свя­заны с религией.

Мощь Ассирии, основанная на кровавом подавлении и эксплуатации многих наро­дов, была лишь относительной. Сразу пос­ле смерти царя Ашшурбанапала, в 626 г. до н. э., на Ассирию надвинулась с Иран­ского нагорья армия государства Мидия, которую поддержал вступивший с ней в союз восставший Вавилон. (Во главе Ва­вилона встал ассирийский военачальник Набопаласар.) В 614 г. до н. э. этими воен­ными силами был взят город Ашшур, а в 612 г. до н. э. под их ударами пала столица Ассирии Ниневия. В 605 г. до н. э. по­следние ассирийские отряды были разби­ты вавилонскими войсками на Северном Евфрате, при Каркемише. * Архитектурабыла в Ассирии, как и по­всюду на Древнем Востоке, ведущим ви­дом искусства. В стране возводили гран­диозные храмы, великолепные дворцы, мощные крепости.



Городав Ассирии в связи с ее специфи­ческой торгово-военной историей возника­ли и развивались на торговых магистра­лях, но в естественно защищенных пунк­тах, по высоким речным берегам. Круп­нейшие из них, в которых были открыты наиболее значительные памятники архи­тектуры и изобразительного искусства: Ашшур — древнейший город Ассирии, Кар-Тукульти-Нннурта (13 в. до н. э.), Дур-Шаррукен (вторая половина 8 в. до я. э.) и столицы государства — Кальху (Калах, современный Нимруд) в 9 в. до н. э. и в 8—7 вв. до н. э. Ниневия (сов­ременный Куюнджик). Многие из них были четко спланированы (Кар-Тукульти-Нинурта, Ниневия, Дур-Шаррукен). Ас­сирийские города 13—7 вв. до н. э. имели крепостной облик: были защищены от нападений врагов мощными стенами с выступающими наружу башнями-контр­форсами и рвами.

В ряде черт архитектуры и некоторых строительных приемах Ассирии чувству­ются следы хурритского и хеттско-мало-азийского влияния. Это массивные квад­ратные оборонительные башни по сторо­нам ворот в городских стенах, во дворцах и храмах, а также система кладки самих стен из сырцового кирпича (высотой до 15—18 м и толщиной около 6 м) с зубцами по краю из обожженного кирпича, на фундаменте из каменных глыб.

Храмы, которые имели центральное по­мещение, были возведены на искусствен­ных платформах, в чем ясно видно продол­жение не угасшей шумерской традиции. Часть же храмов строили по хетто-хуррит-скому типу: они имели портик на фасаде и помещения, сгруппированные анфиладой. (Такими же двумя разными приемами планировали и дворцы.) При храмах, по­священных семи главным богам (как и в Шумере), возводили зиккураты, обычно в семь ярусов, которые были ярко окрашены в разные цвета. Иногда зиккураты быва­ли сдвоенными, например при храме, по­священном двум богам Алу и Ададу в го­роде Ашшуре. Как и в Шумере, зиккурат в Ассирии — это архитектурный образ, зрительно воплощающий представления о богах, обитающих на горных вершинах, находящихся в небесной вышине над всем обыденным.

Наиболее хорошо сохранившиеся и под­дающиеся реконструкции памятники, ар­хитектуры Ассирии — храмы, крепости и дворцы — относится ко времени правле­ния царей Тукульти-Нинурты I (13 в. до н. э.), Ашшурнасирапала II (883— 859 гг. до н. э.), Саргона II (722—705 гг. до н. э.) и Ашшуроанапала (668—626 гг. до н. э.).

Открытые раскопками, дошедшие до наших дней в развалинах дворцы Асси­рии в первую очередь благодаря ча­стично сохранившемуся на них богатому архитектурно-скульптурному убранству и росписям, дают яркое представление об уровне развития и стилистических особен­ностях архитектуры и изобразительного искусства.

Типичнейшим примером ассирийской дворцовой архитектуры является дворец конца 8 в. до н. э. царя Саргона II (Шар-рукена), его резиденция в городе Дар-Шаррукене (современный Хорсабад). Дворец, как и весь этот город (площадью в 18 га), был построен по четкому плану за пять лет, между 712 и 705 гг. до н. э. Дворец выстроен на краю города, на ис­кусственной террасе, в четырнадцать мет­ров высотой, из кирпича-сырца, облицо­ванного каменными глыбами. Часть двор­ца, асимметрично размещенного в город­ской цитадели, выступала за городскую оборонительную стену и также была за­щищена крепостными башнями, стояв­шими на равных расстояниях друг от друга. В комплекс дворца, общая площадь которого была десять гектаров, входило около двухсот помещений — парадных, приемных, служебных, жилых, хо­зяйственных, распределенных по шумер­ской традиции вокруг открытых дворов. Помещения были узкими, длинными и вы­сокими. Имелись в нем также три храма с одним зиккуратом из семи уступов. В качестве несущих опор (балочных пере­крытий из кедра) служили деревянные колонны с каменными базами. Входы пе­рекрывали арки, а внизу, по сторонам проходов, были помещены по две монументальные (высотой 4,20 м и 5,50 м) скульптурные фигуры «шеду» (как их называют ассирийские тексты) — изобра­жения богов — охранителей дворца в виде львов и быков с человеческими головами и крыльями (Париж, Лувр). Исполнены они в технике высокого рельефа, переходя­щего на передних частях фигур в круглую скульптуру. Построение и форма этих изваяний подчинены форме блока камня и системе кладки стены (на их спинах лежали блоки следующего ряда кладки входных арок).

В 9 и первой половине 8 в. до н. э. та­ких быков (например, из дворца Ашшур-

онасирапала II, Лондон, Британский му­зей) и львов изображали пятиногими (что­бы и сбоку и в фас были видны четыре ноги). Этот прием — выразительное, точ­но отработанное средство передачи образа могучего фантастического существа, кото­рое и грозно шагает вперед и несдвигаемо стоит на месте. Входящий во дворец, а потом проходящий под аркой видел «стра­жа» ворот сначала в покое, а затем в дви­жении, но в обоих случаях с четырьмя конечностями.

В кладку стен дворца Саргона II, на­пример в храмах и в оформлении входов, были введены полосы изразцов — глазурованных кирпичей с яркими многоцветны­ми символическими изображениями розе­ток и «деревьев жизни». В нижней части стен парадных покоев помещались длин­ные полосы рельефных фризов.

Дворец царя Ашшурбанапала, относя­щийся к последнему периоду расцвета ас­сирийского искусства во второй половине 7 в. до н. э., идентичен по принципам пла­нировки и декоративного оформления.

В развалинах этого дворца в городе Нине­вии (современный Куюнджик) открыты, кроме разнообразных произведений изо­бразительного искусства, многочисленные глиняные таблички с клинообразными текстами, составлявшие знаменитую в древности библиотеку царя Ашшурбана­пала и давшие возможность познакомить­ся с высоким уровнем ассирийской культуры.

Рельефы. Компоновка ассирийской скульптуры была подчинена архитектони­ке зданий, как и во всех культурах хетто-хурритского круга., Для понимания и оценки изобразительного творчества Ас­сирии чрезвычайную ценность представ­ляют настенные рельефы 13 в. до н. э. вре­мени Ту культи-Нину рты I, первой поло­вины 9 в. до н. э.— из»дворца Ашшурнаси-рапала II в Кальху, из дворца Саргона II в Дур-Шаррукене, последней четверти 8 в. до н. э., и из помещений дворца Ашшурбанапала, 7 в. до н. э.

Дворцовые рельефы высечены на алеба­стровых плитах, так называемых ортостатах, которыми облицовывали понизу ос­новную кладку стен из кирпича-сырца. При этом создавали многометровые, свя­занные между собой по смыслу и по сюже­там композиции — своеобразные панно на камне. В сценах культовых (например, предстояние у «древа жизни» из дворца Ашшурнасирапала II в Кальху, Париж, Лувр), военных и охот прославляли царст­венных владельцев каждого из дворцов, могучих владык Ассирии. Общая изобра­зительная система рельефов уже вполне установилась ко времени Ашшурнасира­пала II, к первой половине 9 в. до н. э. Сло­жился нерелигиозный канон прекрасного, физически необычайно мощного человека, воина-победителя. Фигуры и, главное, ли­ца всех людей, в том числе и царей, для воплощения этого образа идеализировали и типизировали: создавали тип ассирийца с правильными чертами, с густыми вью­щимися волосами и бородой, нарочито отказываясь от портретности. Таково, например, рельефное изображение Ашшурнасирапала II, сидящего с чашей в руке (из его дворца в Кальху, Лондон, Британский музей). Общей плоскостно-декоративной трактовке изображений был подчинен и условный разворот фигур, также канонизированный к 9 в. до н. э.: голову, нижнюю часть корпуса и ноги пе­редавали в профиль, глаз — в фас, ближ­нее к переднему плану плечо — в про­филь, дальнее — в фас (в том числе и на рельефах бронзовой обивки ворот царя 4Салманасара III в Балавате, 859—827 гг. до н. э., Лондон, Британский музей). Гармонично включены в орнаменталь­ный ритм рельефов, в их плоскость полосы клинообразных надписей — рассказы о победах, славословие царям. Таковы дина­мично построенные композиции осад кре­постей, преследования врагов или диких животных, например, из дворца Ашшуршасирапала II (Лондон, Британский му­зей). При тонкой моделировке объемов фигур и орнаментальной прочерченности многих деталей в них единый главный прием передачи: подчинение всех рельеф­ных изображений плоскости стены, эффек­ту верхнебокового освещения, в связи с ос­новным назначением рельефов служить иллюстративным рассказом, в зримых об­разах подтверждающим, закрепляющим повествование царских анналов, высечен­ных на тех же плитах.

Еще более подчеркивала большие пло­скости, объемы и орнаментально передан­ные детали рельефов раскраска (почти ни­где не сохранившаяся) черным, красным, синим, зеленым и желтым по белому фону. Черно-коричневые контуры оттеняли си­луэты всех фигур людей, животных и про­чих изображений. Ритмически-гармонично размещенные голубые и синие лошади, красные одежды всадников, черные воло­сы и бороды, красно-коричневые «пятна» лиц и обнаженных частей тел — рук, плеч, ног, красно-синие участки одежд и расте­ний, бахромы и орнаментов тканей, юве­лирных украшений, возможно, с позо­лотой — вот характерные сочетания в де­коративной раскраске ассирийских релье­фов.

Стиль ассирийских рельефов несколько изменялся от века к веку. Различные ста­дии этого развития и разнообразнейшие решения можно проследить по рельефам разного времени из дворцов царей Ашшурнасирапала II в Кальху, Саргона II в Дур-Шаррукене, Синаххериба и Ашшурбанапала — в Ниневии. Кроме того, в пре­делах одного комплекса исполнение не

везде одинаково по мастерству: одни ком­позиции выполнены первоклассными ху­дожниками-творцами, другие — ремеслен­никами-исполнителями. Типичнейшими примерами рельефов высокого образного и художественного уровня из дворца Ашшурбанапала являются ортостаты со сце­нами охоты на львов в царском зверинце в композиции так называемой «Большой львиной охоты» (Лондон, Британский музей). Очень мягко, пластично прорабо­таны тела прыгающих, пораженных стре­лами и убитых зверей, в частности широко известных раненых льва и львицы. Эти фигуры полны напряженного драматиче­ского содержания. Особенно выразительна смертельно раненная львица, пытающая­ся приподняться.

В рельефах того же времени (Ашшурбанапала), но передающих дворцовые шест­вия и культовые сцены, в связи с их офи­циальной значимостью, господствует тор­жественная замедленность, статичность движений и поз.

РосписиАссирии совершенно аналогич­ны по сюжетам и декоративной системе исполнения принципам расцвечивания рельефов. Таковы, например, росписи из некоторых помещений дворца Саргона II, изображающие процессии, в которых царь представлен шествующим в сопровожде­нии приближенных и воинов. Таковы же лучше сохранившиеся и этим особо цен­ные полосы росписей из дворца ассирий­ского наместника Шамшиилу в провинци­альном ассирийском городе Телль-Борсип-пе (Телль-Ахмар) в Северном Двуречье. Последние, однако, несколько неоднород­ны стилистически, так как были выполне­ны в разное время, от второй половины 9 в. до середины 7 в. до н. э. Нанесены они по тонкой белой известковой обмазке, наложенной на сырцовую стену, по слою глины, смешанной с рубленой соломой. Сюжеты — дворцовые шествия с участием царедворцев (Халеб, музей), ассирийские воины, побеждающие врагов, кони, колес­ницы. Местами можно проследить после­довательные стадии работы художников. Сначала черной краской* наносили конту­ры изображений, а затем уже другие крас­ки: красно-коричневую, ультрамариново-синию, черную и белую, розовую и голу­бую. Стиль росписей плоскостный, деко­ративный, основан на локальных цвето­вых сочетаниях.

Круглая скульптура.В ассирийской пластике преобладает рельеф. Однако в Ассирии создавали и изолированно стоящие, трехмерные» то есть круглые скульп­туры. Исполняли такие произведения на основе тех же стилистических закономер­ностей, что и рельефы. Характерно четко подчеркнутое образное начало — главное в пластической трактовке и конструкции скульптур — их торжественно-величавое «стояние» или «сидение» на троне и, та­ким образом, подчинение и круглой пла­стики ясно выраженной архитектонике интерьеров зданий. Обобщены, монументализированы их основные объемы, отте­ненные небольшим количеством орнамен­тально-декоративно прорезанных деталей. Это бахрома одежд, орнамент, браслеты, серьги, наконец, напряженные мускулы на могучих руках и ногах всех персона­жей. Таковы каменные статуи царей Ашшурнасирапала II (Лондон, Британский музей) и Салманасара III (Стамбул, Ар­хеологический музей), статуэтка царя Ашшурнасирапала II из янтаря, перво­начально с инкрустацией золотом и по­лудрагоценными камнями (Стамбул, Ар­хеологический музей). Две первые скульп­туры изображают царей в виде верховных жрецов. Они были установлены в храме, в культовых нишах и являлись объектом поклонения наряду со статуями богов. Композиция их строго фронтальна, обра­зы идеализированы: прославляется вели­чие и огромная физическая сила царей.

Отточенность профессиональных средств ассирийской пластики и росписей бы­ла основана на творческом восприятии отобранных практикой традиций шумеро-хетто-митаннийского искусства; строгой регламентации — канонизации наиболее действенных приемов. Кроме того, очевид­но художники, руководившие оформле­нием ассирийских дворцов, были очень одаренными творцами. Владея к тому же названными выверенными средствами, они могли бесконечно варьировать компози­ции, включающие даже элементы офици­альных моделей, образцов, которые име­лись в придворных мастерских.

Особое совершенство, концентрация творчески переработанных традиций в ис­кусстве Ассирии могут быть объяснены и притоком в царские мастерские лучших художников со всех концов подчиненной этому государству Передней Азии. В рам­ках придворного парадного, искусства, в границах официальных канонов художни­ки Ассирии применяли разнообразные пластические ритмы для передачи тор­жественного, величавого покоя, в разной мере динамичных движений и ситуаций, но всегда создавали композиции, подчи­ненные строго последовательно декоратив­ный нормам и действенной, отвечающей официальному заданию изобразитель­ности.

 

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.