Главная | Обратная связь
МегаЛекции

ГРЕЧЕСКОЕ ИСКУССТВО 7-6 вв. до н. э.





 

В истории Древней Греции конец 8 в., 7—6 вв. до н. э.— период больших сдвигов в экономике, социальном строе, культур­ной жизни. В этот период формируется греческое рабовладельческое общество и государство. Развитие производительных сил, особенно в передовых областях Гре­ции (Аттика), приводит к значительным успехам в сельском хозяйстве, ремесле, горнорудном деле, кораблестроении и мо­реходстве. Растет разделение труда, и ре­месло выделяется в самостоятельную от­расль хозяйства, развивается торговля, по­являются деньги. Создаются условия для более широкого применения рабского тру­да (в ремесленных мастерских, в сель­ском хозяйстве, в строительстве), появ­ляются специальные рынки рабов (в 6 в. на о. Хиосе). Углубляется имущественное и социальное неравенство в среде свобод­ных.

Наряду с родовой аристократией по­являются богачи из среды торговцев и ре­месленников. Многие мелкие земледельцы попадают в долговую кабалу и теряют не только землю, но и личную свободу. Древ­няя общинная организация уже не отве­чает требованиям времени. Родовые уч­реждения превращаются в орудие господ­ства родовой знати, развивается рабство — должничество. Одной из основных линий внутренней жизни Греции в 7-6 вв. до н. э. становится борьба демоса (земледель­цев, ремесленников, торговцев) против родовой аристократии и долгового рабства. В ходе этой борьбы складываются харак­терные черты греческих рабовладельче­ских государств. В Греции была создана новая (по сравнению со странами Древнего Востока); более прогрессивная форма политической власти рабовладельцев — рабовладельческая республика. В одних государствах аристократические элементы сохранили политическое господство, и ра­бовладельческая республика приобрела характер олигархического государства. Там, где побеждал демос, утверждалась демократическая республика.

В качестве переходного этапа в борьбе демоса с аристократией власть иногда со­средоточивалась в руках единоличных правителей-тиранов, опиравшихся обыч­но на мелких земледельцев и торгово-ремесленные слои населения. Такие демо­кратические «тирании» имели место в 7 в. до н. э. в Коринфе, Мегарах, Сикионе, в 6 в. до н. э. на о. Самосе, в Афинах и ряде других государств.



Вне зависимости от формы правления греческое государство представляло со­бой гражданскую общину, опирающуюся на античную форму собственности, характерная особенность которой заключалась в том, что только полноправный член общины мог пользоваться в ней правом собственности на землю и рабов. Экономи­ческим и политическим центром такой об­щины был укрепленный город, вокруг ко­торого объединялось население неболь­шой, как правило, сельской территории. Отсюда специфическое название греческо­го государства — полис, что означает — город-государство. В политическом от­ношении рабовладельческая Греция все­гда делилась на сотни самостоятельных городов-государств. Однако в архаическую эпоху активное взаимодействие греков с другими народами (торговые связи, коло­низация, военные столкновения, рабы-иноземцы) пробуждает в них сознание из­вестного единства греческого мира. Рож­даются понятия «эллины» и «Эллада». Общегреческие святилища становятся важными центрами экономических, поли­тических и культурных связей между изо­лированными городами-государствами.

Особенно большое значение приобрета­ет храм Зевса в Олимпии, где начиная с 776 г. до н. э. каждые четыре года устраи­вали знаменитые Олимпийские игры. Уча­стники праздников приезжали из самых отдаленных уголков греческого мира, пре­кращались военные действия между госу­дарствами. Победитель на олимпийских состязаниях приносил славу не только своему роду, но и всей общине, от имени которой он выступал. Не меньшее значе­ние (особенно политическое) принадле­жало дельфийскому оракулу и святилищу Аполлона на о. Делосе.

В формировании греческого рабовладельческого общества и государства большую роль, сыграла колонизация греками с 8—6 вв. до н. э. Средиземноморского побе­режья, а также берегов Черного и Мрамор­ного морей. Колонизационная активность греков была вызвана сложными экономи­ческими, социальными и политическими* причинами: потребность расширяющейся торговли, нехватка земли, пригодной для земледелия. Концентрация земли в руках родовой аристократии рождала относи­тельное перенаселение и вынуждала разо­рившихся земледельцев искать новое ме­сто поселения. Иногда потерпевшие пора­жение в политической борьбе уходили в изгнание и основывали новый полис. Бы­вало и так, что государство само выступа­ло в роли организатора колоний, чтобы смягчить накал борьбы и убрать из города беспокойные элементы.

Колонизация расширила границы гре­ческого мира, способствовала укреплению связей с другими племенами, форсировала развитие морской торговли и товарно-де­нежных отношений. Укрепляя торгово-ремесленные Слои демоса, колонизация 8— 6 вв. до н. э. становится одним из значи­тельных факторов в процессе утверждения рабовладельческого способа производства и уничтожения пережитков родового строя. В 8—6 вв. до н. э. происходят боль­шие сдвиги в культурной жизни древних греков. Потребности производства, углуб­ление связей с древневосточными цивили­зациями и расширение связей с племена­ми Средиземноморья и Причерноморья, напряженная политическая жизнь форми­рующихся полисов, острая классовая борь­ба между демосом и родовой аристократи­ей — все это рождало новые взгляды на мир, на место человека в обществе.

В конце 7 - начале 6 в. до н. э. в нерасчлененной еще греческой науке заро­ждается «наука всех наук» — философия. В Милете, где пульс экономической и об­щественной жизни бьется особенно напря­женно, возникает первая материалистиче­ская философская школа ионийских на­турфилософов. Философам-материалистам противостоят идеалисты, защитники кос­ных, уходящих в прошлое порядков. В этом отношении типично мистическое учение Пифагора о числах как основе все­го существующего и школа элийцев, пы­тающихся доказать неподвижность и не­изменяемость мира.

Крупнейшим борцом против идеализма выступает Гераклит Эфесский, об учении которого В. И. Ленин писал: «Очень хо­рошее изложение начал диалектического материализма».

8—6 вв. До н. э. характеризуются бле­стящим развитием греческой поэзии. В от­личие от господствовавшего в поэзии го­меровской эпохи эпического жанра в ар­хаический период ведущая роль принад­лежит лирике.

Творчество лирических поэтов, таких, например, как Архилох, Солон, Феогнид Мегарский, Алкей, Сафо, Анакреонт, от­ражало бурные события современной им жизни и то внимание к человеку, которое характерно для гражданина, разорвавше­го узы родовой общины. В архаическую эпоху зарождается такое великое создание древнегреческой культуры, как театр и литература для театра. Греки архаиче­ской эпохи плодотворно использовали бо­лее высокую в то время культуру стран Древнего Востока (Египта, Вавилонии, Сирии). Не случайно малоазийские горо­да, служившие связующими звеньями ме­жду греческими полисами и странами Древнего Востока, стали «первой родиной мудрецов и поэтов». В ионийских городах сложился в 8 в. до н. э. алфавит, заимство­ванный из финикийского. С Востока был перенесен способ отливки статуй из ме­талла. Восточная математика и астроно­мия ускорили развитие положительных знаний в Греции, положили начало науч­ному исследованию природы.

Архитектура 7 в. до н. э. 7 в. до н. э. характерен ростом городов, расширением масштабов строительства. С середины сто­летия начинают появляться монументаль­ные постройки из камня, главным обра­зом известняка мягких пород. Основным видом этих сооружений были храмы, кото­рые являлись не только культовыми, ко отчасти и общественными зданиями. В 7 в. до н. э. вырабатываются различные типы храмов, а также устанавливается опреде­ленный порядок в отношении частей зда­ния, система сочетания декоративных и собственно конструктивных частей, полу­чившая название ордера.

Самый простой и, видимо, самый ран­ний тип храма — храм в антах, возник­ший из мегарона микенского времени. Главный фасад в этом случае оформляет­ся торцами боковых стен, называемых ан­тами, между которыми находятся две ко­лонны, например в сокровищнице сикионцев в Олимпии начала 8 в. до н. э. (рис. 10).

Так называемый простиль имеет на фа­саде колонны, расположенные впереди антов; обычно этих колонн четыре. Амфипростиль содержит колонны и на перед­нем и на заднем фасадах. Самый распро­страненный тип храма — периптер, в ко­тором колонны располагаются по всему периметру сооружения. Чаще всего на главном фасаде их бывает шесть. Такие храмы называются гексастильными пе­риптерами. Наиболее сложный тип храмо­вого здания — диптер, который включает два ряда колонн, окружающих храм.

Сама целла храма делится на три поме­щения: переднее, служащее преддвери­ем,—пронаос, центральное, самое обшир­ное,—наос (или целла, собственно святи­лище) и опистодом — для хранения да­ров — со входом с заднего фасада.

Греческий архитектурный ордер состо­ит из следующих основных элементов: трехступенного стилобата как цокольной части храма, колонн, включающих базу, ствол (фуст) и капитель, и антаблемен­та — перекрывающей части сооружения, делящегося в свою очередь на архитрав (балку), фриз и карниз. Выше антабле­мента находится треугольной формы фронтон, ограниченный сверху двумя скатами крыши.

В процессе формирования греческой ар­хитектуры возникли два основных стиля: дорический и ионический. Дорический развивался в основном на Пелопоннесе и в западных районах греческого мира (Си­цилия и Великая Греция), ионический -в Аттике и в восточных районах Среди­земноморья (Малая Азия, острова Эгей­ского моря). На формы дорического стиля оказала влияние микенская архитектура, на формы ионического стиля — архитек­тура стран Передней Азии (Финикии, ахеменидского Ирана).

Дорическая архитектура отличалась простотой и мужественностью своих фс)рм, ионическая —легкостью, стройностью, изяществом и относительно большей де­коративностью. Названные выше ордер­ные части применялись в обоих стилях и различались лишь в деталях. Так в дори­ческом стиле колонны не имели баз, ка­пители были очень просты и состояли из квадратной плиты (абака) и поддержива­ющей ее круглой подушки (эхина); фриз делился на прямоугольные, слегка высту­пающие части (триглифы) и находившие­ся между ними квадратные доски (мето­пы). В ионическом стиле колонны имели профилированные базы; капитель вклю­чала спиралевидной формы волюты, фриз был гладким в виде ленты (зофорный фриз).

Оба стиля возникли еще в деревянно-сырцовых постройках, и позднее формы их были переведены, лишь с небольшими изменениями, в камень. В деревянно-сыр­цовых сооружениях основные архитектур­ные элементы составляли насущно необ­ходимые конструктивные части. В ранних каменных постройках многие из них пре­вратились в сугубо декоративные элемен­ты, лишь в силу традиции воспроизводив­шиеся в новом твердом материале.

Ордерная система, оправданная кон­структивно и архитектурно, оказалась очень устойчивой и была использована без существенных изменений строителями последующего времени. Она менялась лишь в отношении пропорций и в прори­совке деталей.

Греческие храмы начиная со второй половины 7 в. до н. э. строились из отдель­ных блоков камня, хорошо притесанных друг к другу и уложенных без примене­ния раствора. Эти блоки составляли основ­ную конструкцию сооружений, в то же время они выводились наружу, будучи об­работаны в соответствии с архитектурно-художественными требованиями. Таким образом, в греческой архитектуре сущест­вовала самая тесная, органическая связь архитектурно-художественного и кон­структивного начал.

К числу ранних сооружений дорическо­го стиля следует отнести храм Геры в Олимпии (конец 7 — начало 6 в. до н. э.). Он имел сильно вытянутую с запада на восток целлу, обрамленную со всех сто­рон сравнительно невысокими колонна­ми, что создавало впечатление длинной приземистой постройки. Верхняя часть стены целлы была выложена из кирпи­ча-сырца. Количество колонн составля­ло: на главном фасаде — 6, на боковых — 16. Колонны сперва были деревянными и постепенно, в течение столетий, по мере ветшания, заменялись каменными.

В пределах целлы (наоса) было два ря­да колонн, причем последние через одну соединялись с боковыми стенами, ограж­давшими целлу. Эта архаическая кон­струкция, примененная уже в храме Артемиды Орфии, возникла вследствие желания дополнительно укрепить несущую конструкцию здания при переводе ее в новый по тому времени строительный материал — камень.

Если в дорической архитектуре наибо­лее распространенным типом сооружения был периптер, то в ионическом зодчестве строились главным образом диптеры. Примером архаического сооружения, по­строенного в 7 в. до н. э. в ионическом стиле, может служить храм Геры на острове Самосе — большой диптер с деревянными колоннами вокруг целлы, перестроенный позднее в камне.

Архитектура 6 в. до н. э. Величайший расцвет классики 5—4 вв. до н. э. не был бы возможен без тех больших достижений на пути реалистического искусства, кото­рых достигли греческие художники 6 в. до н. э.

По всей Греции в этом столетии было сооружено множество храмов дорического и ионического стилей, некоторые из них были огромными для того времени по размеру зданиями. Развитие строительной техники позволило повсюду переходить от строительства храмов из сырцового кир­пича и дерева к возведению их из камня.

Храмы украшались скульптурой из кам­ня; фронтоны, метопы, фризы показыва­ют быстро развивающееся мастерство скульпторов. Появляются фронтоны со сложными многофигурными построения­ми, и постепенно художники добиваются удачного решения труднейшей задачи — размещения многофигурной композиции в треугольном поле фронтона. Архитектур­ные детали и скульптурные украшения ярко раскрашивались главным образом в синий и красный цвета; раскраска прида­вала зданию особенно нарядный вид.

В 6 в. до н. э. был построен больших размеров храм Аполлона в Коринфе — ти­пичное архаическое сооружение (6x15 колонн), от которого сохранились семь уг­ловых монолитных колонн. Пропорции ко­лонн тяжелые, капители имеют утриро­ванно большой вынос.

К первой половине 6 в. до н. э. относят­ся архаические храмы Селинунта (на юж­ном побережье острова Сицилия). Из них наиболее типичным является так называе­мый храм «С» — характерный архаиче­ский храм, удлиненный в плане, с очень узкой однонефной целлой. Тяжелым кря­жистым колоннам с громоздкими капите­лями соответствовал высокий массивный антаблемент. Передний портик храма был более глубокий, чем задний.

Первой половиной 6 в. до н. э. датиру­ется храм Геры (I) в Пестуме (9x18 колонн). Нечетное количество колонн, де­вять на главном фасаде этого здания, и целла, разделенная на два нефа одним ря­дом колонн, расположенных по оси соору­жения,—типично архаические признаки.

Необычайно широкий главный фасад за­ставлял ученых сомневаться в наличии фронтонов, которые казались бы слишком широкими и тяжелыми. Предполагалось, что это не храм, а общественное здание — базилика. Однако эта гипотеза оказалась несостоятельной — это был храм с обыч­ным двускатным покрытием, но тяжело­весных, архаических пропорций. Форма колонн своеобразна: верхний их диаметр значительно уже нижнего, громоздкие капители имеют необычайно большой вы­нос.

В архаической архитектуре Греции про­порции отдельных сооружений, и в част­ности колонн, очень сильно колебались в различных сооружениях. Бели колонны храма Геры в Олимпии отличаются невы­разительностью очертаний, вследствие от­носительно небольшой разницы между нижним и верхним их диаметрами, то в храме Геры (I) Пестума это различие приобретает уже несколько утрированный характер.

Если архаическая архитектура дориче­ского стиля известна нам но большому ко­личеству сооружений, полностью или ча­стично сохранившихся, то из памятников ионического стиля ни один не дошел в та­ком состоянии, чтобы мы могли его рас­сматривать в целом виде.

Для крупных храмов дорического стиля была характерна форма периптера, для ионических же — форма диптера. Неболь­шим сооружениям придавались очерта­ния дистиля.

Самыми значительными ионическими храмами 7—6 вв. до н. э. были храмы Ар­темиды в Эфесе, Геры на острове Самосе и Аполлона в Дидимах близ Милета (так называемый Дидимейон). Все эти храмы были почти полиостью перестроены позд­нее, в эллинистическое время.

Наиболее полное представление на осно­вании археологических раскопок можно составить об архитектуре храма Артемиды в Эфесе. Это был большой диптер (75 X 142 м в плане) с очень своеобразно решейными колоннами, которые имели силь­но развитые капители со свисающими вниз волютами и широкие пояса над базами, украшенные рельефными фигура­ми. Храм был построен так же, как и со­временные ему диптеры, из мрамора, ко­торый начал использоваться в ионической архитектуре ранее, чем в архитектуре до­рического стиля. Известные нам по незна­чительным фрагментам детали архитек­турно-художественной отделки храма Ар­темиды в Эфесе недостаточны для того, чтобы полностью, во всех подробностях, представить себе это сооружение.

Примером архаической постройки иони­ческого стиля небольшого размера может служить так называемая сокровищница сифнийцев (или сифносцев) — жителей острова Сифнос, построенная ими в Дельфах и представляющая собой храм акто­вого типа. В ней, так же как и в других сокровищницах, содержались дары, посвя­щенные Аполлону. Между антами сокро­вищницы находились две опоры, решен­ные скульптурно в виде женских фигур — кариатид, стоящих на пьедесталах и свои­ми головами поддерживающих капители, на которые, в свою очередь, опирается ангаблемент с зофорным фризом. Примене­ние человеческих фигур в качестве опор (атлантов иди кариатид) было редким в греческой архитектуре.

Сокровищница сифносцев, будучи свое­образной постройкой, является первым из­вестным случаем применения, мотива ка­риатид в Греции.

Уже в ранних греческих храмах вырази­лось преобладающее стремление греков к гармонии, соразмерности всех элементов архитектурного сооружения, к подчине­нию материала и техники определенной идее. По представлению древних, храм был не только жилищем божества, но и общественным зданием и, главное, вопло­щением их трезвого взгляда на мир, их формирующегося сознания превосходства эллинской культуры над всеми другими культурами.

Из архитектурных сооружений Древней Греции времени перехода от архаики к классике (конец 6 — начало 5 в. до н. э.) следует выделить три храма — так назы­ваемую сокровищницу афинян в Дельфах, храм Геры (II) в Пестуме и храм Афины Афайи на острове Эгина.

Сокровищница афинян в Дельфах пред­ставляет собой небольшой храм антового типа дорического стиля, возведенный из мрамора. Ордер по своему изяществу предвосхищает уже классический период.

Изобразительное искусство. Греческое архаическое искусство (7—6 вв. до н. э.) заложило основу будущего расцвета клас­сического искусства, сыгравшего столь значительную роль в развитии мировой художественной культуры. Все виды ис­кусства получают в архаический период быстрое развитие — архитектура, скульп­тура, живопись, прикладное искусство. Заложенная еще в 9-8 вв. до н. э. основа греческого искусства, а именно стремле­ние к реалистическому воплощению дейст­вительности, интенсивно развивается в ар­хаический, период.

Поиски более убедительной формы, вы­ражающей эстетический идеал прекрасно­го, сильного, здорового телом и духом гражданина полиса, характеризуют искус­ство архаики.

Творческие усилия художников 7—6 вв. до н. э. направлены на овладение правиль­ным построением фигуры человека, его пластической анатомией, передачей дви­жения. Правда, последняя задача была наиболее трудной. Архаическим мастерам удавалось запечатлеть только позу, изо­бражающую то или иное движение. Но полной иллюзии человека в движении ис­кусство смогло добиться лишь в середине 5 в. до н. э.

Большое влияние на развитие искусст­ва, в частности пластики, оказало искусст­во Египта и Передней Азии, в частности ассирийское, более совершенное по срав­нению с греческим архаическим. Грече­ские художники заимствуют сначала композиционное построение, трактовку одежды и прически, но используют эти приемы для создания своих чисто гре­ческих образов.

В художественной жизни Греции 7—6 вв. до н. э. особенно выделяются Коринф и Сикион на Пелопоннесе, Беотия и Атти­ка в Средней Греции, малоазийские горо­да — Милет, Эфес, Клазомены. Знамени­тые общегреческие святилища, такие, как Дельфы, Олимпия, не были центрами ху­дожественной деятельности, но там в эти века строилось много храмов и находилось огромное число разного рода посвятитель­ных памятников — статуй, и статуэток, рельефов, расписных ваз.

Скульптура 7 в. до н. э. Наиболее ти­пичными образами архаической пластики являлись юношеская обнаженная атлети­ческая фигура — курос и женская оде­тая — кора. Так могли изображаться и простые смертные, и боги, и богини. Эти образы сохраняют свое место в греческом искусстве во все последующие столетия, лишь видоизменяясь в стиле.

Первые шаги в развитии монументаль­ной греческой скульптуры были сделаны во второй половине 7 в. до н. э. на острове Крит, где, по преданию, работал когда-то легендарный скульптор Дедал.

Наиболее ранние критские статуи из храма в Дреросе, изображающие Апол­лона, Артемиду и мать их , Лето (Кандия, музей), невелики по размеру (0,60г-0,80 м) и представляют собою наиболее характерные типы греческой круглой пластики, монументальные и малых форм 7— 6 вв. до н. э — куроса и кору. Статуи сделаны из тонкого медного прочеканен­ного по частям металлического листа, набитого когда-то гвоздями на деревянную основу. Фигура Аполлона, еще не вполне правильная в пропорциях (большая голо­ве, короткий, как бы срезанный снизу кор­пус), не лишена, однако, некоторой по­движности благодаря слегка отставленным от корпуса рукам и выдвинутой вперед правой ноге. Большие глаза, неког­да инкрустированные блестящим камнем (кварц), и легкая улыбка оживляют его

лицо. Женские фигуры с прижатыми к бо­кам руками в длинной, без обозначения складок, плотно прилегающей одежде вы­глядят столбообразными и статичными; пластически выделена только грудь и раз­но очерчена линия талии. Мастер здесь еще всецело зависит от ксоана, но в их простом и ясном контуре, в скупых обоб­щенных формах, в строгой уравновешен­ности частей, фронтальности композици­онного построения заложены все черты монументальной архаической скульптуры.

В 7 в. до н. э. наряду с каменными по­стройками создаются и каменные статуи, сначала из более мягких пород известня­ка, позже из мрамора. Такова мраморная, больших размеров статуя, посвященная богине Артемиде жительницей острова ил. 215 Наксоса Никандрой (Афины, Националь­ный музей). Этот остров — старейший пос­ле Крита центр, где появилась монумен­тальная скульптура. В статуе Никандры можно угадать процесс работы мастера: сначала он обтесал прямоугольный мра­морный блок, вероятно, исходя из тради­ционной деревянной заготовки. Из такого блока потом вырубил фигуру, но перво­начальная «четырехфасадная» форма все-таки отчетливо выступает в готовом про­изведении, отчего и получалась фигура скованная и неподвижная с формами пло­скими и жесткими.

Одинаковый технический прием исполь­зовал и скульптор, создавший надгробную стелу братьев Дермилоса и Котила из Та­нагры в Беотии конца 7 в. до н. э. (Афины , Национальный музей). В композици­онном решении фигуры художник следо­вал египетским образцам и в постановке фигур с выставленной вперед ногой и в изображении волос, падающих двумя плот­ными прядями на плечи и грудь. Однако в противоположность египетским мужским статуям юноши изображены обнаженны­ми. Скульптор хотел показать братьев, об­нимающих друг друга за плечи, но совер­шенно не справился с такой трудной зада­чей: рука одного, из юношей, как бы отре­занная от фигуры, лежит на плече другого.

О быстром успехе в пластической трак­товке фигуры, более правильном и пропор­циональном построении свидетельствуют скульптуры аттической работы рубежа 7—6 вв. до н. э.: статуя обнаженного юно­ши (Нью-Йорк, Метрополитен-музей) и колоссальный курос с мыса Сунион (Афи­ны, Национальный музей). Атлетическое строение юношей подчеркнуто очень ши­рокими плечами, сильными крепкими ногами, но корпус и бедра непропорциональ­но узки, что особенно ясно выступает при взгляде на статуи в фас или со спины, в профиль корпус выглядит достаточно ок­ругло и объемно.

Такое построение фигуры обусловлено в значительной мере приемом работы скульптора — также предварительным приготовлением прямоугольного блока камня, что не дает возможности изоб­разить фигуру с приподнятыми руками или с более широко раздвинутыми лок­тями. Граница линии груди, живота, ло­паток, колен резко подчеркнута, что гово­рит, особенно при сравнении со статуей Аполлона из Дрероса, об успехах в овла­дении пластической анатомией.

Лица архаических статуе трактованы большими гладкими плоскостями, особен­но характерны рисунок сильно выпуклых глаз и своеобразная чисто декоративная обработка прически в виде разных рядов округлых выпуклостей.

Главной задачей греческой пластики в течение 7 в. до н. э. становятся поиски гармоничной пропорциональности фигур, особенное внимание к передаче анатомиче­ского строения.

Основные черты архаического стиля, складывающиеся в 7 в. до н. э., усложня­ются и достигают своего совершенства в 6 в. до н. э. Плоскостность фигур предше­ствующего периода сменяется объемно­стью, округлостью форм: более свободно становится движение. Все больше внима­ния уделяется моделировке лица и при­ческе.

В начале 6 столетия до н. э. на Пелопон­несе значительно влияние критско-дедалической скульптуры. Образ куроса гос­подствует в мастерских Пелопоннеса, где художники продолжают работать над ре­шением пропорционального построения, соотношения частей фигуры, пластиче­ской анатомией. Ярким примером изобра­жения атлетической фигуры начала 6 в. до н. э. являются статуи. Клеобиса и Битона (Дельфы, музей), превосходной работы Полимеда Аргосского, помещенные неког­да в Дельфийское святилище.

Образ атлета, сильного и тренированно­го, обладает большой художественной убе­дительностью. Пластический подход ясно чувствуется в построении головы, корпу­са с очень широкими плечами, в напря­женности мускулов руки и ног; но мышцы живота и коленные чашечки подчеркнуты только графически. В трактовке лица, во­лос видна традиция дедалического искусства. Влияние египетского канона высту­пает и в общем композиционном решении фигур и в трактовке деталей. Однако это уже типично греческое произведение. Лег­кая улыбка придает образу жизнерадост­ность молодости.

Широко известная статуя куроса из Те­ней (Мюнхен, Глиптотека), так называе­мый Аполлон Тенейский, относится к 550 г. до н. э. и показывает следующий шаг в развитии типа куроса; фигура стройнее, легкая и более гибкая, чем тяже­ловесный Клеобис, мягче передана муску­латура, пластичнее выявлены формы лица. Но декоративно трактованная прическа, сильно выпуклые глаза и условная улыб­ка остаются прежними.

На островах Эгейского моря, где в 6 в. до н. э. процветала мраморная скульптура, ставились несколько иные художественные задачи, чем в мастерских Пелопон­неса.

Работы над задрапированной фигурой и первые попытки передать в круглой скуль­птуре сильное движение видны в таких произведениях, как статуя богини Геры из Самоса и летящая Нике с острова Делоса. Культовая статуя Геры — типичная ком­позиция для такого рода женских статуй] (например, Берлин, Государственные му­зеи), снизу до пояса изваяна в виде круг­лого столба; пластически промоделирова­ны лишь плечи, грудь, руки. Складки хи­тона строго параллельны, обозначены гра­вировкой, складки плаща, сделанного из толстой ткани, более крупные, но также плоские и расположены декоративно, не согласуясь с формами тела. Разной трак­товкой складок художник хотел передать фактурность ткани.

Статуя крылатой Нике (Афины, Наци­ональный музей), которую до недавнего времени приписывали скульптору Архерму, показывает смелую попытку передать полет. Изобразив богиню на высоком пье­дестале и в условной позе коленопрекло­ненного бега с поднятой рукой и подня­тыми крыльями, художник, для того что­бы фигура казалась парящей в воздухе, прикрепил фигуру к базе, используя складки хитона так, что ноги не касались базы. Решая труднейшую задачу изображения полета, мастер не отнесся с такой же заботливостью, как пелопоннес­ские мастера, к построению фигуры: че­ресчур большая голова (может быть, в расчете на постановку на высокий ка­мень), короткий корпус, плоскостность форм сделали фигуру богини неуклюжей,

что, впрочем, не мешало общему впечатле­нию полета. Мощные, загнутые вверх крылья дополняли образ.

Своеобразную картину развития пла­стики мы наблюдаем в третьей художест­венной области — Аттике. В 6 в до н. э. Афины превращаются в большой культур­ный центр.

В Аттику при Писистрате и его сыновь­ях приглашались для работы мастера с островов Эгейского моря и малоазийских городов. Художники с островов Хиоса, Эгины, Наксоса оставили в Аттике и свои произведения и своих афинских учеников.

В результате раскопок на Акрополе был найден ряд выдающихся скульптурных произведений. Эти статуи после разоре­ния в 480 г. до н. э. персами Афин были использованы в середине 5 в. до н. э. как укрепления под фундаменты новых по­строек. Переложенные щебнем и песком, скульптуры сохранили всю свою раскрас­ку до наших дней.

Особенным мастерством отличается большая группа женских статуй, выпол­ненных в течение второй половины 6 в. до »н. э. Наиболее ранняя работа аттического мастера «Кора в пеплосе» (Афины, Наци­ональный музей) еще напоминает «четырехфасадные» скульптуры, но лицо моло­дое, сияющее улыбкой, свидетельствует о развитии реалистического образа, как и голова афинянина (Афины/Музей Акро­поля). Это характерный для аттической 7скульптуры тип лица: круглое, с хорошо выявленными скулами и подбородком, с широким лбом и большими выпуклыми глазами.

Под влиянием искусства восточных гре­ческих городов одежда на аттических скульптурах начинает трактоваться иначе. Намечаются первые попытки согласовать складки хитона или плаща с движением фигуры, но главное, что передает мастер, это красивый рисунок многочисленных складок, то мельчайших на хитоне, то лег­ких волнистых на тонкой нижней одежде, то крупных на плаще, края которого сви­сают зигзагами, образуя рисунок так на­зываемого ласточкина хвоста.

Черты лица кор, например так называ­емая Большая хиосянка (Афины, Музей Акрополя), созданные руками островных мастеров или местных, под их влиянием, отличаются от аттических удлиненным овалом, острым носом и подбородком и миндалевидными, раскосо поставленными глазами. Прически их поражают богатст­вом отделки мелких прядей локонов, уложенных разнообразным манером. Акропольские статуи, выполненные из мрамо­ра, превосходно обработаны; гладкие плос­кости слегка полированы, углубления складок, локоны обработаны буравом и резцом. Волосы, глаза, губы раскрашены красным. Одежда украшена пестрой кай­мой и мелкими узорами синего, красного и зеленого цветов.

Все коры стоят прямо, фронтально, од­ной рукой церемонно приподнимая хитон, другой протягивают цветок. Коры Акро­поля полны изысканной грации, даже не­которой манерности, это изображение де­вушек аристократического круга.

Метопы, Фронтоны. Зофорный фриз. В 6 в. до н. э., как говорилось выше, хра­мы стали строить из камня, что позволило ставить фронтоны с многофигурными скульптурными композициями и метопы не терракотовые, а каменные с рельефами.

Сюжетом для храмовой скульптуры слу­жили греческие мифы и гомеровский эпос. Сцены из легенд о богах, о подвигах Ге­ракла, Тезея, героев «Илиады» и «Одис­сеи» воплощались в композициях на фрон­тонах, фризах, метопах.

Древнейшие метопы середины 6 в. до н. э. из Дельф (Дельфы, музей) принад­лежали небольшому храмику-сокровищ­нице, сооруженному городом Сикионом. Это продолговатые плиты (87x58 см) с невысоким рельефом. На одной из них изображен Зевс в виде быка, похитившего Европу. На другой метопе герои Дио­скуры, ведущие стадо быков. Фигуры на этих метопах как бы движутся мимо зри­теля. На третьей показан нос корабля, а по бокам два всадника.

В метопах Сикионской сокровищницы нет ни единого композиционного построе­ния, ни общего масштаба фигур, ни оди­накового количества действующих фигур, что необходимо для синтеза архитектуры и скульптуры. Только позже, к середине 5 в. до н. а, была достигнута такая согла­сованность. Метопы Сикионской сокро­вищницы пластически не выразительны, контуры жестки, трактованы декоративно.

Метопы из храма в Пестуме (юг Италии), датируемые 560 г. до н. э., посвяще­ны подвигам Геракла и свидетельствуют о поисках новых композиционных решений. Особенно удачно вписалась в квадратное поле фигура Геракла с двумя карликами-пигмеями на плечах. Эта композиция по­вторена и на метопе из храма в Селинунте 520—-510 гг. до н. э. (Палермо, Националь­ный музей).

Труднейшей задачей расположения многофнгурной композиции является тре­угольное поле фронтона. Лишь постепен­но, в течение 6 в. до н. е., художники до­биваются почти равномасштабности фи­гур, выделяют центр композиции и запол­няют изображением углы.

Фронтон (около 585 г. До н. э.) неболь­шого дорического храма на острове Керкира (рис. 11), где была коринфская ко­лония, выполнен на отдельных досках, и швы перерезают фигуры (Корфу, музей). В центре фронтона помещена огромная фигура Горгоны в схематической позе так называемого коленопреклоненного бега. По сторонам ее, занимая большую часть фронтона, две пантеры, а по углам — сце­ны битвы богов с гигантами. Композиция распадается на три части и тематически и масштабно. Фигуры к углам резко умень­шаются в размерах, таким образом глав­ный мифологический персонаж Зевс ока­зался крошечным по сравнению с демо­ном — Медузой. Декоративно фронтон ре­шен «удачно, но единство действия из-за резкого различия масштаба фигур мастеру еще не удалось.

 

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.