Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Фронтом храма Артеммды на острове Керкира. Оиоло 585 г. до ц. а. Прорисовка




 

Рельеф храма Керкиры невысокий, сла­бо промоделированный, значительную роль в нем должна была играть раскраска.

О развитии фронтонной композиции на­глядное представление дают несколько бо­гато раскрашенных фронтонов с храмов Акрополи в Афинах, где ясно видны поис­ки более убедительных решении. Одним из самых ранних фронтонов (564) г. до н. э.) является фронтон из известняка тороса» со сценой борьбы Геракла с гид­рой (Афины, Национальный музей).

Рельеф этого фронтона совсем плоений, мало промоделированный, далекий еще от пластического совершенства. Исполнен он инструментами, служащими для, резьбы по дереву — пилой, резцом, круглым долотом. Ввиду того, что шов каменных плит прошел по самой середине фронтона, фи­гуры разместились не очень удачно: гидра заняла всю правую половину фронтона, а все остальные фигуры должны был вме­ститься в левую, таким образом получи­лось, что фигура Геракла значительно больше, чем фигура Иолая (воакицы Геракла), а фигуры коней неестественно малы. Большую роль тут играл» роспись фронтона: сине-зеленая гидре, ярко-ро­зовые фигуры героев, синие кони. Яркие краски скрашивали еще далекую от совер­шенства композицию.

Особенно интересны фрагменты угло­вых фигур фронтона одного на храмов Ак­рополя (около 550 г. до н. э.), изображаю­щие справа трехголовое чудовище бури.

Тифона со змеиным хвостом (Афины, Му­зей Акрополя) и слева, — Геракла в борьбе с морским чудовищем Тритоном с рыбьим хвостом. Эти расписные группы дают пример удачного, не нарушающего смысла заполнения углов.

Очень интересно цветовое решение го­дов Тифона: синие волосы и бороды, зеле­ные глаза, черные брови. Мастер обраща­ет особое внимание на пластическое выяв­ление структуры черепа и корпуса хотя форма глав, улыбка, рисунок волос, борода полностью архаичны и носят условный характер.

Последняя четверть 6 в. до н. э. знаме­нует собой значительное развитие реалистической трактовки человеческой фигуры в монументальном искусстве, особое зна­чение при этом получает изучение ана­томии.

Ионические мастера первые поставили новые сложные проблемы — изображение глубины пространства, использование ра­курсов, в многофигурных фризах — мно­гоплановость и все большую пластичность и объемность изображения.

Замечательный памятник был создан в 525 г. до н. э,— это сокровищница сифносцев в Дельфах с ее фронтоном и фризом (Дельфы, музей). Новая трактовка как бы струящихся складок одежд сидящих богов, многоплановое изображение битвы, новые композиционные построения в три плана, раскрывающие глубину простран­ства в рельефах фриза, в сценах гиганто-махии и охоты, в отдельных фигурах, на­пример ракурс фигуры павшего гиганта — все это ставит памятник в ряды перво­классных греческих творений. Правда, нет еще полной свободы в передаче движения, много еще схематичного в изображении одежд, прически и анатомических подроб­ностей, но важно то, что художники поня­ли значение новых проблем и открыли путь к величайшим достижениям грече­ского реализма. На синем фоне фронтона четко выделялись обнаженные части чело­веческих фигур, оставленные в цвете мра­мора, волосы были даны красным цветом, одежда — красными, синими и сине-зеле­ными тонами.

Живопись 7—6 вв. до н. э. Бели харак­тер архаической скульптуры во многом был обусловлен и культовым назначением статуи и приемом работы в блоке, то в живописи этого периода, более простой и легкой в техническом отношении, можно наблюдать быстрое развитие новых задач. Расширение тематики, более реалистиче­ский рисунок, передача фигур в различных ракурсах, в движении, развитие полихро­мии являются достижением 7-6 вв. до н. э.

Жизненность в изображении человека и животного достигается в вазовой роспи­си первой половины 7 в. до н. э. Мастера обогащают роспись не только новыми об­разами и орнаментами, но и новыми прие­мами рисунка. В силуэте, который господ­ствовав в вазах геометрического стиля, те­перь процарапы-вают детали тонким острым инструментом. Постепенно силуэт заменяется контурным рисунком, позволившим передать многие подробности.

В 7 в. до н. э. керамические изделия мастеров Коринфа, Родоса и позже, с 6 в., Аттики, Хиоса, Самоса экспортируются в различные районы Средиземного и Чер­ного морей.

В той или иной степени воздействие ис­кусства Египта, Ассирии, Финикии высту­пает, как указывалось, и в пластике, и в живописи и особенно в вазовой росписи, декоративный стиль которой получил на­звание «ориентализирующий», например кувшин из Родоса (Бостон,! Музей изящ­ных искусств).

Фантастические звери — сфинксы, гри­фоны, хищники восточных стран, восточ­ные декоративные мотивы (плетенка, пальметка, лотос), некоторые композици­онные приемы, прически, даже тип лица воспринимаются и перерабатываются гре­ческими мастерами.

Содержание росписей на вазах очень разнообразно, кроме орнаментов ориентализирующего стиля, часто изображаются сражающиеся воины, скачки всадников, сцены охоты и мифологические эпизоды.

Литературные античные источники на­зывают несколько имен древнейших гре­ческих живописцев, и среди них Клеанфа из Коринфа, который расписал стены хра­ма в Олимпии картинами на мифологи­ческие темы.

Стенные росписи 7—6 вв. до н. э. не со­хранились, но до нас дошли памятники другого рода —. именно терракотовые рас­писные метопы —- части архитектурного сооружения, маленькие глиняные посвя­тительные дощечки «пинаки» и полихромные расписные вазы с сюжетными компо­зициями. Это памятники, показывающие раннее появление и яркое процветание ис­кусства живописи.

Терракотовые расписные метопы (640— 630 гг. до н. э.) коринфской работы при­надлежали двум храмам в Терме и храму в Каледоне. Особый интерес представляют большие (1 м) метопы одного из храмов в Терме. На одной метопе написан бе­гущий Персей, несущий голову Медузы, на другой — шагающий охотник с дичью, а на третьей — две женские фигуры (Афи­ны, Национальный музей). На розовом фоне мужские фигуры раскрашены корич­невато-красноватым локальным цветом, женские — белым, прически — черным. Одежды разрисованы пестрыми узорами черного и пурпурного цветов. Такая рас­цветка фигур создает впечатление боль­шой декоративности, что и требовало ме­стоположение метоп в ордере. Все фигуры, несмотря на ряд обычных для рисун­ка 7 в, до н. э. условностей (голова в профиль, глаз в фас, корпус в фас, ноги в профиль), хорошо нарисованы и удачно расположены в квадратной рамке. Метопы хорошо воспринимались и на расстоянии, когда формы фигур выявлялись через цветовые соотношения, и при более близ­ком рассмотрении, где зрителя поражала тонкость отделки деталей,

В 6 в. до н. э. производством художест­венных расписных ваз было занято мно­жество гончаров и художников во многих городах Греции. Теперь, кроме Коринфа и городов Ионии, вывозят за пределы Греции в огромном количестве керамические изделия из Аттики. В течение почти всего 6 в. до н. э. господствует в вазовой роспи­си силуэтная, или чернофигурная, техни­ка. Эта техника чисто керамическая, и изобразительные ее средства во многом условны. Чернофигурный способ росписи обладает большими декоративными досто­инствами я служит превосходным укра­шением сосудов, сделанных из желтой, ро­зовой или оранжевой глины. Аттические керамисты усовершенствовали качество черного лака: лак, которым они пользова­лись, имел блестящую, глубокого черного или слегка оливкового оттенка поверх-ность. Фоном росписи служила яркая оранжевая аттическая глина, белая и пур­пурная (коричневого оттенка), краски употреблялись аттическими художниками очень умеренно.

Прославленным памятником аттическо­го искусства 570 г. до и. э. является чер­нофигурный кратер Франсуа (Флорен­ция, Археологический музей), названный так по имени археолога, открывшего эту 1вазу в этрусской могиле. На кратере есть подписи гончара Эрготима и художника Клития. Сосуд украшен росписью, состоя­щей из пяти поясов с девятью мифологи­ческими сценами; почти у каждой из двух­сот фигур надпись, объясняющая, кто здесь нарисован. Сцены изображают шествие богов на свадьбу Пелея и Фети­ды, битву лапифов с кентаврами, корабль Тезея, Каледонскую охоту.

Здесь представлены различные образы: боги с торжественной осанкой, сильные ге­рои, живые народные образы — гребцы, юмористические персонажи — силен с ме­хом. На вазе Клития примечательны изображения архитектурных сооруже­ний — дом Пелея, портик над источником, крепостная стена. Рисунок отличается тщательностью, хорошо передано множество разнообразных движений. Некоторые положения фигур очень сложны, напри­мер кентавров, бросающих камни» или силена, несущего мех. Композиции роспи­си кратера Франсуа столь разнообразны и сложны, что есть основания предполагать здесь повторение какого-то теперь утра­ченного образца монументальной живо­писи.

Самыми значительными мастерами чернофигурной вазовой росписи третьей чет­верти б в. до н. э. были Амасис и Эксекий. Сохранилось несколько ваз с подписью Амасиса как владельца мастерской, но так как эти вазы расписаны одним художни­ком, полагают, что роспись сделана рукой самого Амасиса. Интересна его амфора со сценой сбора винограда силенами. Фигу­ры силенов полу звериного облика остро­комичны, движения ярко выразительны.

Следует заметить, что комический; образ в греческом искусстве 6 в. до н. а. нашел свое место только в мелкой пластике (тер­ракотах) и особенно в росписях на вазах. Многие художники создают полные юмора образы силенов, кентавров, сатиров.

В монументальной пластике, так бурно развивающейся в 6 в. до н, э., не могло быть места комическим образам. Много­численные статуи богов, героев-атлетов и посвятительные статуи, стоящие в святи­лищах, надгробия, мифологические ком­позиции на архитектурных сооружениях, будучи подчинены культу или государст­венному заказу (статуи победителей-атле­тов), носили характер торжественности и идеализации образа. О сюжетах и образах монументальных росписей нам известно немного, но те картины, о которых упоми­нают древние авторы, также имели герои­ческий характер.

Великим художником, мастером компо­зиции, в Аттике третьей четверти 6 в. до н. э. был Эксекий, создатель сцен на сю­жеты героических или драматических ми­фов. Одним из лучших произведений Эксекия является амфора из музея Ватикана с двумя композициями (Рим, Ватикан): Ахилл и Аякс, играющие в кости, и Кас­тор и Полидевк, братья Диоскуры. Дру­гим широко известным произведением Эксекия является чаша, роспись внутри ко­торой изображает Диониса, плывущего в лодке.

В 530—535 гг. до н. э. появляется но­вый способ росписи ваз — краснофигур-ный, когда фигуры оставляются в цвете глины, а фон покрывается черным лаком. Детали в такой технике не надо процарапывать, их можно рисовать линиями раз­вой толщины и развой разводки лака, гу­ща и темнее или светлее.

Новая техника раскрыла новые возмож­ности рисунка. Художники стали изобра­жать одежду в мелких складках, узоры каймы, тонкие пряди волос и мелкие ло­коны.

Впервые эта техника встречается на вазах, сделанных в мастерской аттическо­го мастера Андокида, где работали перво­классные рисовальщики. Некоторые вазы Андокида исполнены двумя приемами: с одной стороны ваза имеет роспись черно-фигурную, с другой — краснофигурную.

Мастера вазовой росписи последней чет­верти 6 в. до н. э. также разрабаты-вают мифологические темы, и в этих сценах мы можем искать отзвук мону-ментальных композиций. Новым в работах аттических художников этого времени является ши­рокое распространение жанровых сюже­тов — сцены пира, пляски, игры музыкан­тов, сцены палестры. Главным действую­щим лицом становится обнаженный атлет, мальчик-слуга или музыкант, молодые, одетые в пышные хитоны музыкантши и танцовщицы.

Одним ив сильнейших аттических ху­дожников ковш 6 в,— начала 5 в. до в. э. во праву считается Евфроний. Его знаме­нитая роспись на кратере «Борьба Герак­ла и Антея» (Париж, Лувр) носит под­линно монументальный характер. Сцена полна огромной эмоциональной силы. Главные фигуры охарактеризо-ваны очень ярмо: греческие герой Геракл с тонкими чертами лица, красиво уложенными кудрями и гибким, сильным, тренированным телом противопос-тавлен грубому, дикому Антею с косматой гривой волос. Образ Антея в трак-товке Евфрония выступает воплощением варварской силы.

Евфроний не столько ищет новых компо­зиционных решений и новых приемов пе­редачи глубины пространства, сколько со­здает новые, более реалистические, чем в чернофигурных росписях, образы, уделяя большое внимание анатомии человека.

Сходные композиции в монументальном и прикладном искусстве, близкая трак­товка образов в равных, иногда очень да­леко отстоящих друг от друга греческих городах, говорят о самых интенсивных торговых связях этих городов между со­бой, о широком обмене художественными достижениями.

В 6 в. до н. э. завязываются особенно тесные торговые и культурные отношения с греческими колониями на северных бере­гах Черного моря: с Ольвией. Пантикапеем, Фанагорией. Оттуда шли в Грецию хлеб, скот, рабы. Греческие ионийские го­рода и Афины вывовили в Причерноморье изделия художественного ремесла и про­изведения искусства. Статуэтки из мрамо­ра, бронзы, терракоты, расписные вазы находят теперь в развалинах причерно­морских городов и в некрополях. Особен­но ценимы были аттические черно- и краснофигурные вазы.

В 6 в. до н. в. в северопричерноморских городах началось строительство не только жилых кварталов, но и храмов и общест­венных зданий в дорическом и ионическом ордерах.

 

 





©2015- 2017 megalektsii.ru Все авторские права принадлежат авторам лекционных материалов.