Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Отношения, регулируемые ГК РСФСР 1964 года




Заказать ✍️ написание работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

По сравнению с Кодексом 1922 г. Основные положения (ст.ст. 1-8) ГК 1964 г. обогатились по своему содержанию и демонстрируют более высокую юридическую технику. Наблюдается сквозное применение основных положений применительно к различным подотраслям и институтам гражданского права.

Впервые в нашей стране на уровне кодифицированного акта были сформулированы нормы о предмете гражданско-правового регулирования. Им были посвящены, как минимум, две статьи. Ст.1 ГК давала некую классификацию и содержательную характеристику гражданско-правовых отношений. Статься 2 предложила их классификацию по субъектному составу, а также установила основы взаимодействия гражданского права с другими отраслями права.

Ст. 1 ГК текстуально очень близка к ст. 1 Основ. Предложена двучленная классификация гражданско-правовых отношений по их содержанию:

- имущественные и

- личные неимущественные.

К тому времени в доктрине гражданского права прочно укрепилась идея о том, что предмет правового регулирования – это совокупность регулируемых им общественных отношений[760].

Основную группу отношений, регулируемых гражданским правом, составляют имущественные отношения. Например, А.В. Дозорцев характеризовал предмет гражданского права как «имущественные отношения на базе обособленного в сфере оборота имущества»[761].

Однако в ст. 1 не содержится ни характеристика имущественных отношений, ни их перечень, как это сделано в ГК РФ 1994 г. Для уяснения их природы необходимо обратиться к преамбуле ГК, воспроизводящей преамбулу Основ. Там сказано, что советское гражданское законодательство регулирует имущественные отношения, обусловленные использованием товарно-денежной формы в коммунистическом строительстве.

Эта формулировка не означает, что гражданское право ограничивалось только товарным оборотом.

Безусловно, значительная часть имущественных отношений опосредует обмен товарами (например, договор купли-продажи – гл. 21 ГК). Но наряду с возмездными были урегулированы безвозмездные отношения (например, договор дарения – гл. 23 ГК). А перешедшее в безвозмездное пользование имущество имеет денежную оценку и, как правило, является потенциальным товаром.

Здесь явны отголоски меновой концепции Е.Б. Пашуканиса[762], который связывал с меновыми отношениями право в целом, сводя его только к гражданскому праву, и позиции С.И. Аскназия, для которого меновые, товарно-денежные отношения - объективная основа формирования именно гражданского права[763].

Кроме того, такие институты гражданского права, как, например, авторское право (Раздел IV), обязательства, возникающие вследствие причинения вреда здоровью (ст.459 ГК), не опосредствуют обмен товаров, но они связаны с денежной, стоимостной оценкой материальных благ, по поводу которых возникают отношения, закрепляемые и охраняемые этими институтами.

Генкин Д.М. указывал: «Предметом советского гражданского права являются имущественные отношения в сфере товарно-денежного обращения, строящиеся на началах эквивалентности, и отношения собственности в их связи с товарно-денежным обращением, как предпосылка и результат последнего»[764]. «Предметом советского гражданского права являются имущественные отношения социалистического общества, которые опираются на существующие в этом обществе формы собственности и связаны с учетом действия закона стоимости и закона распределения по труду»[765].

Акцент на товарно-денежную форму имущественных отношений, во-первых, демонстрировал внутреннее единство всех видов имущества, во-вторых, обозначал связь экономического, гражданского и торгового оборота, что являлось аргументом в имевшей несколько этапов дискуссии со сторонниками обособления хозяйственного (затем – предпринимательского) права, в-третьих, предварял вывод о функции денег как меры стоимости и всеобщем эквиваленте.

Несмотря на уверенность в постепенном отмирании имущественных отношений при коммунизме, указывалось, что «В коммунистическом строительстве необходимо полностью использовать товарно-денежные отношения в соответствии с новым содержанием, присущим им в период социализма. Большую роль при этом играет применение таких инструментов развития экономики, как хозяйственный расчет, деньги, цена, себестоимость, прибыль, торговля, кредит, финансы»[766].

В советской юридической литературе не было единства взглядов на природу имущественных отношений. Изначально они трактовались как вид производственных (экономических) отношений[767].

Пашуканис Е.Б. писал, что «экономические отношения в своем реальном движении становятся источником юридического отношения[768]. Иоффе О.С. считал, что «Самое понятие имущественных отношений образуется на базе понятия экономических отношений или во всяком случае с его использованием»[769].

На определенном этапе имущественные отношения отождествлялись с производственными отношениями в пределах, в каких последние выражают распределение и распоряжение средствами и результатами производства[770]. Вильнянский С.И., например, характеризовал их как отношения, складывающиеся в процессе производства, обмена и распределения[771]. Но эта концепция носила описательный характер перечня, не поднимаясь на уровень обобщения, и не выявляла сферу волевой деятельности, на которую воздействовать юридические нормы.

Следующим шагом выступило определение имущественных отношений как обладающих экономической ценностью вследствие их связи со средствами, продуктами производства или другими результатами труда человека. Одновременно утверждалось, что имущественные - это главным образом производственные, но не только производственные отношения[772].

Первенство в размежевании производственных и имущественных отношений принадлежит С.Н. Братусю, выступившему со специальным докладом на эту тему в отделении общественных наук АН СССР в 1958 г.[773], а затем детально обосновавшему свою концепцию в ряде статей и изданной в 1963 г. книге «Предмет и система советского гражданского права». Аналогичное решение, хотя и с некоторыми своеобразными оттенками, предложил впоследствии и ряд других авторов[774].

Была обоснована (в дополнение, а не в порядке вытеснения) трактовка имущественных отношений как конкретных волевых связей (между определенными участниками), возникающих и развивающихся в связи с принадлежностью, использованием и распоряжением (в процессе распределения и обмена) орудий и средств производства и предметов потребления, т.е. материальных благ.

«Имущественными и следует считать конкретно-волевые экономические отношения, выступающие в качестве формы общественно-производственных отношений»[775].

Толстой Ю.К. отметил, что наряду с объективным материальным содержанием производственные отношения обладают и конкретно-волевым опосредствованным, поскольку акты производства, распределения и обмена немыслимы вне волевых действий людей. А раз волевые моменты присущи и производственным отношениям, нет никаких препятствий к признанию имущественных отношений тождественными отношениям общественного производства[776].

Итак, имущественные отношения возникают в процессе производства, распределения, обмена и потребления средств и продуктов производства. Имущественные отношения – это волевые отношения, в которых производственные отношения находят выражение в общественной жизни как отношения между конкретными лицами по поводу принадлежности или перехода имущественных благ.

Имущественные отношения – это не отношение человека к вещи, имуществу и, тем более, не связь между вещами. Это отношения между людьми, субъектами по поводу имущества, т.е. в связи с нахождением имущественных благ у определенного лица, либо с их переходом от одних лиц к другим.

Из анализа содержания ГК можно сделать вывод о классификационных группах имущественных отношений второго уровня.

По содержанию имущественные отношения делятся на:

1) связанные с принадлежностью имущества конкретному лицу (статика)

а) возникающие в связи с нахождением имущества у собственника (например, право собственности – Раздел II ГК),

б) возникающие в связи с нахождением имущества у лица, не являющегося его собственником (например, права юридических лиц на закрепленное за ними имущество, не принадлежащее им на праве собственности – ст.ст. 24, 97 ГК);

2) связанные с переходом имущества от одних лиц к другим (динамика)

а) договорные обязательства (например, договор купли-продажи, дарения, имущественного найма – гл.гл. 21, 23, 27 ГК),

б) деликтные обязательства (возникающие вследствие причинения вреда – гл. 40 ГК; вследствие спасания социалистического имущества – гл. 41 ГК; из неосновательного приобретения или сбережения имущества – гл. 42 ГК),

в) отношения по внедоговорному правопреемству (при наследовании – раздел VII - и при реорганизации юридических лиц – ст.ст. 37, 39 ГК).

Из выделения в предмете гражданского права имущественных отношений специалисты делали далеко идущие выводы об элементах метода гражданско-правового регулирования.

Так, из всеобъемлющего характера (ст. 2 ГК) регулируемых гражданским правом имущественных отношений вытекает имущественная обособленность их участников (ст.ст. 10, 24, 93 ГК).

Обладание имуществом предполагает определенную меру самостоятельности участников этих отношений в распоряжении им. Наиболее полно эта имущественная самостоятельность проявляется в отношениях между собственниками имущества, которым принадлежат права владения, пользования и распоряжения имуществом в пределах, установленных законом (ст. 92 ГК). Более ограниченной мерой имущественной обособленности и самостоятельности обладают юридические лица:

- государственные предприятия и иные государственные организации, состоящие на хозяйственном расчете, имеющие закрепленные за ними основные и оборотные средства и самостоятельный баланс;

- учреждения и иные государственные организации, состоящие на государственном бюджете и имеющие самостоятельную смету, руководители которых пользуются правами распорядителей кредитов (за изъятиями, установленными законом);

- государственные организации, финансируемые за счет иных источников и имеющие самостоятельную смету и самостоятельный баланс;

- колхозы, межколхозные и иные кооперативные организации и их объединения, другие общественные организации, а также в случаях, предусмотренных законодательством Союза ССР и РСФСР, предприятия и учреждения этих организаций и их объединений, имеющие обособленное имущество и самостоятельный баланс (ст. 24 ГК).

В этом можно усмотреть зачатки автономии воли как элемента метода правового регулирования.

Иногда из специфики имущественных отношений, регулируемых ГК, выводили и равенство участников этих отношений. Речь шла не о равенстве субъективных имущественных прав (их объем различен), а о равных критериях возникновения, изменения и прекращения этих прав, о чем мы будем говорить позднее, применительно к юридическим фактам.

Вторую группу регулируемых гражданским правом отношений составили личные неимущественные отношения.

Их легализацию предвосхитили в первую очередь великие российские женщины-цивилисты.

Флейшиц Е.А., которая была членом комиссий по подготовке проектов и Основ, и ГК, защитила в 1938 г. докторскую диссертацию «Личные права в гражданском праве Союза ССР и капиталистических стран» (была опубликована в 1941 г. под грифом «Для служебного пользования»). Нормы о личных неимущественных отношениях явились воплощением результатов этого исследования.

В 1950-х г.г. Р.О. Халфина характеризовала предмет гражданского права как «имущественные и связанные с имущественными личные отношения между гражданами, между социалистическими организациями и гражданами, а также имущественные отношения между социалистическими организациями в сфере экономического оборота»[777].

Сам термин «личные неимущественные отношения» появился непосредственно перед дискуссией о гражданском праве 1954-1955 гг., а ранее речь шла только о личных правах, а не о порождающих их реальных общественных отношениях. Одним из результатов научной дискуссии о предмете гражданского права явилось включение в него личных неимущественных отношений, в основном в пределах их связи с имущественными отношениями.

Личные неимущественные отношения характеризуются следующими признаками:

отсутствие экономического содержания независимо от их связи с имущественными отношениями;

нематериальные блага в качестве их объекта: имя, честь, достоинство, авторство на произведения науки, литературы и др.;

возникновение по поводу нематериальных благ, неотделимых, по общему правилу, от личности.

Один из классиков русского гражданского права И.А. Покровский писал: «Гражданское право искони и по самой своей структуре было правом отдельной человеческой личности, сферой ее свободы и самоуправления. Здесь впервые зародилось представление о человеке как субъекте прав, т.е. представление о личности, как о чем-то юридически самостоятельном и независимом даже по отношению к государству и его властям»[778].

В Преамбуле ГК к главным задачам социалистического общенародного государства были отнесены воспитание человека коммунистического общества, повышение культурного уровня жизни трудящихся. Кроме того была выделена функция охраны прав, культурных интересов граждан и правильного сочетания этих интересов с интересами всего общества.

Наличие личных неимущественных прав легально включалось в содержание правоспособности граждан (ст. 10 ГК), возможность их приобретения – в характеристику юридического лица (ст. 23 ГК), они упоминались среди прав авторов (ст. 479 ГК) и т.д. В знак признания их значимости в Основных положениях была специально введена ст. 7 «Защита чести и достоинства» (наряду с общей ст.6 «Защита гражданских прав»). Основы и республиканские ГК впервые в истории советского гражданского законодательства ввели гражданско-правовую охрану таких личных нематериальных благ как честь и достоинство (ст. 7 ГК), право на собственное изображение (ст. 514 ГК), а по ГК Казахской и Узбекской ССР - также право на письма, дневники, заметки. Но еще долгие годы личные неимущественные права были предметом острых дискуссий.

Как соотносятся имущественные и личные неимущественные отношения в предмете гражданского права?Алексеев С.С. объяснял их единство тем, что как личные, так и имущественные отношения выражают определенное состояние их участников - общественное состояние лица или состояние его имущественной самостоятельности. Вследствие этого действие гражданского права, первоначально возникшего из потребности урегулирования имущественных отношений, можно было затем распространить и на сходные с ними по указанному признаку личные неимущественные отношения[779].

Следующую проблему представляла классификация личных неимущественных отношений. В Преамбуле ГК речь шла только о связанных с имущественными личных неимущественных отношениях. В ст. 1 ГК предложена двухчленная классификация личных неимущественных отношений с разным правовым режимом:

- связанные с имущественными – с единым целеполаганием правового регулирования («в целях создания материально-технической базы коммунизма и все более полного удовлетворения материальных и духовных потребностей граждан»),

- иные (получившие в литературе наименование «несвязанные с имущественными») – регулируемые кодексом «в случаях, предусмотренных законом».

В литературе отмечалось, что оба вида личных неимущественных отношений представляют для их участников самостоятельное значение.

Термин «связанность» в первом случае означает не подчинение личных отношений имущественным, а соединение их в едином комплексе общественных отношений (авторских, изобретательских и т.п.). Имущественные и личные отношения, хотя и отличаются друг от друга, тем не менее однородны, так как возникают одновременно, между одними и теми же не зависящими друг от друга субъектами и потому требуют применения к ним единого метода правового регулирования.

По второй группе мнения серьезно различались. Одни ученые считали, что личные неимущественные отношения, не связанные с имущественными, возникают в силу иных фактов и между другими субъектами, нежели имущественные отношения. Поэтому они не однородны, но эти отношения можно обеспечивать гражданско-правовой охраной, когда после нарушения они столь же восстановимы, как и имущественные отношения.

Другие авторы справедливо, на наш взгляд, указывали на то, что правовая охрана неотделима от правового регулирования[780]. Это привело к тому, что О.А. Красавчиков в сформулированном им определении предмета гражданского права говорил вообще о личных неимущественных отношениях, обходясь без каких бы то ни было ограничительных признаков[781], а Ю.К. Толстой, также обошедшийся без ограничительных признаков в правовом режиме личных неимущественных отношений, сослался на признак равенства, одинаково свойственный и имущественным, и личным неимущественным отношениям, и требующий гражданско-правового опосредствования[782].

То есть было предложено различать понятия правового регулирования и правовой охраны. В широком смысле правовое регулирование включает в себя правовую охрану. В узком смысле оно ограничивается лишь нормированием общественных отношений в их нормальном состоянии, а правовая охрана направлена на восстановление нарушенных отношений[783]. Был сделан вывод, что отрасль права должна определяться по предмету регулирования, а не по предмету охраны.

В рамках развития предмета гражданского права новую оценку получил единый метод правового регулирования, который, находя свое обоснование в предмете, не может не иметь и определенного самостоятельного значения уже в силу того, что в качестве объекта исследования выступает именно отрасль права, а не комплекс реальных общественных отношений[784].

Вторая классификация – по субъектному составу, предложенная в ст. 2 ГК, на наш взгляд, также имеет большее значение для характеристики метода правового регулирования.

Закон называет отношения:

- организаций (государственных, кооперативных и других общественных) между собой;

- граждан с организациями (государственными, кооперативными и другими общественными);

- граждан между собой.

- с участием и иных организаций.

Кроме того, что ст. 2 ГК:

- предваряет классификацию субъектного состава гражданско-правовых отношений (граждане и организации, т.е. физические и юридические лица),

- выводит государство из числа равных участников этих отношений (редкое исключение - ч.6 ст. 24 ГК), оставляя за ним функцию именно регулирования,

она является важным контр-аргументом в дискуссии со сторонниками хозяйственного права, устанавливая единый правовой режим, единый метод регулирования для всех гражданско-правовых отношений независимо от их субъектного состава.

Одновременно была продолжена линия на разграничение предмета правового регулирования смежных отраслей и выявления их взаимодействия, причем это происходило на нескольких уровнях, аналогичных уровням классификации гражданско-правовых отношений.

В предварившей принятие ГК научной дискуссии о предмете гражданского права выдвигались критерии разграничения сферы регулирования со смежными отраслями троякого рода.

Первый предлагавшийся критерий - имущественно-распорядительная самостоятельность субъектов регулируемых гражданским правом общественных отношений[785].

Иоффе О.С. критиковал эту позицию за излишество в понятийном аппарате: распорядительная самостоятельность не играет существенной роли, т.к. входит в более широкое понятие имущественной самостоятельности[786].

Второй из выдвигаемых критерий - имущественная самостоятельность с одновременным утверждением, что административное право регулирует не имущественные, а организационные отношения[787].

Иоффе О.С. критиковал эту позицию за непоследовательность. Во-первых, её сторонники, отрицая административно-правовое регулирование имущественных отношений, одновременно говорили о распоряжении государственным имуществом со стороны органов государственной власти и государственного управления, причем распоряжении, отличном от распоряжения имуществом органами, в оперативном управлении которых оно находится[788]. А это и есть различие между административно-правовой и гражданско-правовой формой распоряжения. С другой стороны, критерий имущественной (имущественно-распорядительной) самостоятельности не позволяет отграничить от гражданского права признаваемые теми же авторами самостоятельными отраслями трудовое, колхозное, земельное и семейное право, т.к. установление имущественных отношений с субъектами, не обладающими имущественной самостоятельностью, невозможно, какой бы отраслью права эти отношения ни регулировались[789].

Третий критерий - стоимостная форма имущественных отношений как водораздел между гражданским и административным правом с одновременным отрицанием значения основных отраслей права за трудовым, колхозным, земельным и семейным правом. Органы государственной власти и государственного управления хотя и распоряжаются имуществом, но в отличие от собственников не могут использовать ни его меновой, ни его потребительской стоимости, в связи с чем такие имущественные отношения лишены стоимостной формы[790].

Иоффе О.С. критиковал эту позицию за игнорирование самостоятельного характера трудового, колхозного, земельного и семейного права. Семейное имущество, например, обладает стоимостной формой как и любое другое, а рабочая сила и земля, хоть и не являются в СССР товарами, но их использование сопряжено с установлением имущественных отношений стоимостного характера. Даже при властном распоряжении имуществом в рамках административно-правовых отношений оно распределяется / перераспределяется именно в качестве определенной стоимости[791].

Велись дискуссии и по элементам предмета правового регулирования. Наибольшее внимание уделялось имущественным отношениям.

Применительно к имущественным отношениям А.В. Дозорцев говорил только об обороте, опирающемся на обособленное имущество, специально подчеркивая, что «имущественные отношения даже в сфере оборота, но не на основе обособленного имущества могут быть предметом регулирования и других отраслей права, в частности, административного права»[792].

Аскназий С.И. видел специфику правового регулирования имущественных отношений советского общества в образовании двух типов регулируемых отношений: автономных и находящихся под воздействием государственных органов плановых отношений[793]. При этом первые облекаются в гражданско-правовую форму традиционного вида, а вторые становятся не организационно-техническими, как полагал Е.Б. Пашуканис, а правовыми отношениями, но уже иного юридического характера. Если такие отношения складываются между плановыми органами и подчиненными им хозяйственными единицами, то они приобретают характер отношений власти и подчинения. Если отношения складываются между самими хозяйственными единицами, даже в соответствии с предписанием планирующих органов, то они конструируются как обязательственные правоотношения, но отличающиеся от обязательств с участием автономных субъектов[794].

Ст. 2 указала на разграничение, во-первых, отраслей права и, во-вторых, имущественных отношений, регулируемых разными отраслями права.

В качестве самостоятельных поименованы семейные, трудовые, земельные, горные, водные, лесные отношения, а также отношения в колхозах, вытекающие из их устава, которые регулируются соответственно семейным, трудовым, земельным законодательством, законодательством о недрах, водным, лесным и колхозным законодательством. Это соответствует формулировке ст. 2 Основ в ред. Указа от 30.10.1981 г.

ГК традиционно для советского государства разграничил гражданское и семейное право. Но если в кодексе 1922 г. это было частично декларацией, законодатель только искал адекватные формы и методы регулирования отношений, вытекающих из брака, родства, усыновления, принятия детей на воспитание, опеки и попечительства, то на новом этапе, с учетом выделения в предмете регулирования имущественных и личных неимущественных отношений, появилась надлежащая аргументация. Личные отношения в семейном праве являются основными, имущественные — подчиненными, причем последние нельзя признать ни возмездными, ни тем более эквивалентными.

В ряде случаев КоБС отсылал к нормам гражданского законодательства, что означало включение указанных имущественных отношений в предмет гражданского права (например, отношения между супругами по поводу их раздельного имущества, нажитого ими до вступления в брак; допускаемые законом имущественно-договорные отношения между супругами; деятельность опекунов как законных представителей подопечных и попечителей – ст.ст. 13-16, 62 ГК)

В других случаях КоБС предписывал субсидиарное применение норм ГК к отношениям, вытекающим из брака и семьи (например, ст. 11 КоБС отсылала при применении норм об исковой давности к ст.ст. 80-82 и 85-87 ГК). Одним авторам это позволяло говорить о делении отраслей права на основные (например, гражданское право) и комплексные (например, семейное), а другим, в т.ч. большинству современных исследователей – о генетической связи гражданского и семейного права.

Трудовое право регулирует отношения, возникающие в процессе труда, который, как уже указывалось, не признавался в СССР товаром, и в связи с его результатами. Имущественный элемент трудового правоотношения имеет своим источником использование работником социалистического имущества в процессе выполнения трудовых обязанностей и реализацию социалистического принципа распределения по труду через заработную плату и иные трудовые заработки. Самостоятельным источником правового регулирования был Кодекс законов о труде и иных актов трудового законодательства.

Земельные отношения в СССР, выступавшие ярким представителем предмета отраслей природоресурсного цикла и регулировавшиеся Земельным кодексом, включали в себя властно-организационные отношения по управлению государственным земельным фондом и имущественные отношения по владению и пользованию землей, возникающие из закрепления земельных участков за землепользователями — организациями и гражданами. Специфика этих отношений заключалась в том, что земля выступала как исключительная собственность государства и не являлась товаром и объектом возмездного экономического оборота, что не исключало учета экономической оценки земельных участков, выделяемых под строительство предприятий[795]. Лежавшие на землепользователе обязанности по отношению к государству имели главным образом административно-правовой характер. Исключение представляли случаи оценки и возмещения затрат, вложенных в земельные участки, в связи с их изъятием для государственных и общественных нужд, а также случаи причинения имущественного вреда землепользователю, когда применялось гражданско-правовое регулирование.

Отношения в колхозах, вытекающие из их уставов, основанные на членстве в колхозе (внутриколхозные отношения), на тот момент являлись особой разновидностью трудовых (см., например, ч.1 ст. 119 КЗоТ РСФСР) и имущественных отношений в их сочетании. Их специфика определялась природой колхозной собственности как собственности отдельных колхозов и их объединений. Они составляли предмет колхозного законодательства, основным актом которого являлся Примерный Устав колхоза.

Нормы гражданского законодательства регулировали отношения колхоза как юридического лица в имущественном обороте, возникающие из совершаемых им сделок, а также отношения между колхозами, связанные с образованием межколхозной собственности, на основе межхозяйственной специализации и аграрно-промышленной интеграции (см. ст.ст. 116 и 117 ГК).

На наш взгляд, в определенной мере отношения в колхозах, вытекающие из их уставов, явились предтечей корпоративных отношений в смысле действующей редакции ГК РФ 1994 г.[796]

К классификации отношений, составляющих предмет правового регулирования относится указание ст. 2 ГК: «К имущественным отношениям, основанным на административном подчинении одной стороны другой, а также к налоговым и бюджетным отношениям правила настоящего Кодекса не применяются».

Ранее мы рассмотрели доктринальное обоснование разграничения различных по отраслевой принадлежности имущественных отношений. Добавим еще замечание о повышении уровня юридической техники по сравнению с ГК РСФСР 1922 г. Законодатель не только называет конкретные отрасли права, но и различает специфику отраслей публичного права.

С учетом указания в Преамбуле ГК на то, что «Советское государство осуществляет руководство экономикой на основе государственных планов экономического и социального развития, с учетом отраслевого и территориального принципов, при сочетании централизованного управления с хозяйственной самостоятельностью и инициативой предприятий, объединений и других организаций», стало важно различать гражданско-правовые отношения в сфере производства и отношения по организацию планового ведения хозяйства, централизованному руководству производственной деятельностью, плановому распределению произведенной продукции и т.д. Эти отношения возникали в процессе управления социалистическим хозяйством (в процессе регулирования – предтеча предпринимательского права) между планово-регулирующими органами, с одной стороны, и хозяйственными организациями — с другой. Например, отношения по наделению предприятия необходимыми для его деятельности основными и оборотными средствами, финансированию капитального строительства и т.д. Они имеют характер власти - подчинения и регулируются административным законодательством.

Еще ярче характер власти – подчинения проявляется в налоговых и бюджетных отношениях. Они основаны на обязательных платежах в государственный бюджет и расходовании бюджетных средств на нужды государственного управления, оборонные, хозяйственные и социально-культурные цели. Их обязательный участник государство, действующее через финансовые органы. Имущественный аспект здесь еще больше подчинен организационному.

Таким образом, ст.ст. 1 и 2 ГК давали представление и о предмете, и о методе правового регулирования.

 


Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2022 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7