Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Государственная закупка сельскохозяйственной продукции у колхозов, совхозов и других хозяйств (Батрова Т.А.)




Заказать ✍️ написание работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Договор контрактации признавался особым видом договора и представлял собой «основанное на плане государственных закупок и плане производства сельскохозяйственных продуктов соглашение, по которому одна сторона – хозяйство (колхоз, совхоз) обязуется передать в установленные сроки другой стороне – заготовителю в собственность или оперативное управление определенную продукцию, а заготовитель обязуется принять продукцию, оплатить ее, оказать хозяйству обусловленную законом или договором помощь в передаче продукции»[1249]. Несмотря на его безусловную значимость для развития экономики, ГК регламентировал его достаточно скупо, оставляя более детальную регламентацию на подзаконном уровне. Так, постановление Совета Министров СССР от 4 января 1966 г. «О договорах контрактации сельскохозяйственной продукции»[1250] не только определило порядок заключения таких договоров, но и утвердило проект Типового договора контрактации сельскохозяйственной продукции. Достаточно подробно эти отношения регламентировались постановлением Совета Министров СССР от 23 апреля 1970 г. «Об объединении решений Правительства СССР по вопросам организации государственных закупок сельскохозяйственной продукции»[1251].

Государственные заготовки сельскохозяйственных продуктов и сырья осуществлялись в колхозах и совхозах в порядке государственных закупок на основе договоров контрактации, которые заключались в соответствии с планами государственных закупок сельскохозяйственной продукции, планами развития сельскохозяйственного производства в колхозах и совхозах с учетом необходимости проведения сверхплановых закупок для наиболее полного удовлетворения потребностей страны в продуктах питания и сырье. При этом ст. 267 ГК допускала возможность государственной закупки сельскохозяйственной продукции по договорам контрактации и у других хозяйств в случаях, предусмотренных законодательством Союза ССР.

В договорах контрактации должны были предусматриваться:

1) обязательства колхозов, совхозов и других хозяйств по продаже ими государству сельскохозяйственных продуктов и сырья с указанием количества (по видам продукции), качества, сроков, порядка и условий доставки и места сдачи сельскохозяйственной продукции;

2) обязательства заготовительных организаций и предприятий по своевременному приему продукции, оплате ее по установленным ценам, а также сроки и размеры выдачи денежных авансов колхозам, не переведенным на прямое банковское кредитование;

3) обязательства по оказанию колхозам и совхозам помощи в организации производства сельскохозяйственной продукции и ее транспортировки на приемные пункты и предприятия;

4) взаимная имущественная ответственность сторон в случае неисполнения ими принятых обязательств.

Предметом договора контрактации являлась сельхозпродукция, количество и ассортимент которой устанавливался в соответствии с государственным планом закупок. В то же время предметом контрактации могли быть и излишки продукции, количество и ассорти­мент которой определялись соглашением сторон. Сторонам было предо­ставлено право в процессе исполнения договора изменять ассортимент поставляемой про­дукции, а также сроки и пункты доставки продукции. Качество продукции, как правило, должно было соответствовать требо­ваниям государственных стандартов, технических условий или установленным кондициям. Общие и част­ные сроки исполнения сторонами своих обязанностей устанавли­вались в договоре с учетом особенностей производства и заготовок каждого вида продукции. Порядок и условия ее доставки на приемные пункты заго­товительных организаций, промышленные и торговые предприятия также определялись сторонами при заключении договора.

Договоры контрактации по общему правилу заключались сроком на один год, но могли заключаться также на срок от 2 до 5 лет (с разбивкой по годам), исходя из планов государственных закупок сельхозпродукции и перспективных планов развития сельскохозяйственного производства в колхозах и совхозах. При этом договоры должны были ежегодно уточняться на основании установленных планов государственных закупок и производственных планов колхозов и совхозов, а также с учетом их возможностей по продаже государству сверхплановой продукции.

Каждый заготовитель обязан был заключать непосредственно с хозяйствами отдельные договоры контрактации в соответствии с типовыми договорами, утверждаемыми в порядке, устанавливаемом Советом Министров СССР. Договор составлялся в трех экземплярах: два из них находились у сторон, третий передавался в районное управление сельского хо­зяйства, которое наряду с государственной инспекцией по закупкам и качеству сельскохозяйственных продуктов осуществляло контроль за надлежащим исполнением сторонами своих обязанностей.

 

Заем (Фроловский Н.Г.)

Правовому регулированию заёмных отношений в ГК 1964 года были посвящены правила главы 26 Кодекса (статьи 269 – 274).

Особенностью регулирования договора займа было наличие в ГК множества отсылок к иным правовым актам, нормирующим заёмные отношения.

Так, взимание процентов по договору займа по общему правилу допускалось только в случаях, установленных законодательством Союза ССР (ст. 270 ГК). Таким же образом должны были определяться правила заёмных операций банков и государственных трудовых сберегательных касс (ст. 272 Кодекса). В ст. 86 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик также отсылочно устанавливалось, что ссуды гражданам выдаются банками СССР в случаях и порядке, определяемых законодательством Союза ССР.

Типовым уставом городского ломбарда, утверждаемым Советом Министров РСФСР, устанавливались правила о предельном размере и числе ссуд, которые могли выдаваться одному лицу, а также сроки, на которые такие ссуды предоставлялись (ст. 273 КГ). В период принятия и вступления в силу, а также в последующем по указанным вопросам применялись два нормативных акта: постановление СНК РСФСР от 15.12.1939 № 704 «Об улучшении работы городских ломбардов» (вместе с «Типовым уставом городского ломбарда»)[1252], а в последующем - постановление Совмина РСФСР от 07.06.1968 № 358 «Об утверждении Типового устава ломбарда»[1253], которым постановление № 704 было признано утратившим силу.

В соответствии со ст. 274 ГК сроки и порядок выдачи ссуд из касс общественной взаимопомощи и фондов творческих союзов должны были нормироваться соответствующими типовыми (примерными) уставам. В то время действовало и постановление Совмина РСФСР от 06.01.1958 № 9 «Об утверждении Примерного устава кассы общественной взаимопомощи в колхозе»[1254].

Полагаем, что указанная особенность правового регулирования договора займа позволили О.С. Иоффе сделать вывод о том, что «в том виде, в каком договор займа непосредственно регулируется ГК (ст. ст. 270—271), его применяют только граждане. Заемные отношения граждан с организациями (банком, гострудсберкассами, ломбардами, кассами общественной взаимопомощи и фондами творческих союзов) лишь упоминаются в ГК (ст. ст. 272—274) с выделением иногда некоторых видов этих отношений (например, краткосрочных и долгосрочных ссуд, выдаваемых кассами взаимопомощи, так как первые всегда носят беспроцентный характер, а вторые предоставляются под проценты, если иное не предусмотрено специальными правилами). Непосредственное же регулирование отношений такого рода осуществляется при помощи специальных нормативных актов, в том числе уставов тех организаций (банка, ломбарда и т. п.), от которых граждане получают кредит»[1255].

Легальное понятие договора займа было сформировано в ч. 1 ст. 269 ГК указанием на то, что по договору займа одна сторона (заимодавец) передает другой стороне (заемщику) в собственность или оперативное управление (статьи 94, 117 и 135) деньги или вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег или равное количество вещей того же рода и качества. Сразу же «бросается в глаза» возможность передачи займа в оперативное управление, что не было предусмотрено в ст. 208 ГК 1922 года, который определял договор займа по классической формуле о передаче предмета договора исключительно в собственность. Такой законодательный подход объяснялся тем, что в случае если заёмщиком выступали государственные организации (а правила статей 269 – 274 ГК не запрещали вступление в заёмные отношения таких юридических лиц), то все имущество, за ним закрепленное (государственное имущество), состояло у данных организаций в оперативном управлении, а единственным собственником всего государственного имущества было государство (ст. 94 Кодекса).

Договор займа был нормативно сконструирован в ГК в качестве реального, одностороннего договора, который мог быть как возмездным, так и безвозмездным.

Красавчиков О.А. отмечал, что «в качестве примера реальной сделки модно назвать договор займа. Для того, чтобы данная сделка считалась заключенной, недостаточно одного соглашения сторон о сумме займа, времени передачи денег и о моменте возврата занятой суммы. Необходимо, чтобы кредитор, чтобы кредитор (лицо, дающее в займы) реально передал должнику то, что последний берет взаймы. До тех пор, пока такая передача не состоялась, договора займа нет»[1256].

Так, в соответствии с ч. 3 ст. 269 ГК договор считался заключенным в момент передачи денег или вещей. При этом представляется очевидным, что указанное правило необходимо было трактовать широко, поскольку только одного действия займодавца по передаче указанных объектов было недостаточно для возникновения договорного заёмного обязательства. Договор традиционно признавался сделкой, для совершения которой необходимо было волеизъявление, как минимум двух субъектов, противостоящих друг другу в договорном правоотношении (ст. 160 ГК). В связи с чем необходима была не только передача денег или вещей, определенных родовыми признаками, но и их принятие заёмщиком.

Является интересным и то, что в отличие от ГК 1922 года правила ГК 1964 года определял заем, как односторонний договор и непосредственно не предоставлял заёмщику право, в частности, на досрочный возврат суммы займа по беспроцентному договору, которому противостояла безусловная обязанность займодавца по принятию платежа «до конца срока»[1257].

В соответствии со ст. 270 ГК взимание процентов по договору займа допускалось только в случаях, установленных законодательством Союза ССР, аналогичное правило действовало применительно и к заемным операциям касс общественной взаимопомощи и городских ломбардов. Следовательно, договор займа, по общему правилу, являлся безвозмездным.

Стороны договора традиционно именовались займодавец и заёмщик. Как указывалось ранее, Кодекс в основном шел по пути выделения правового регулирования договора займа с участием на стороне займодавца отдельных видов субъектов, а именно: касс общественной взаимопомощи, городских ломбардов, банков, государственных трудовых сберегательных касс, фондов творческих союзов.

При этом указанное видовой деление займодавцев предопределяло и виды заёмщиков. В соответствии со ст. 274 Кодекса кассы общественной взаимопомощи при фабричных, заводских и местных комитетах профессиональных союзов могли выдавать ссуда только рабочим и служащим; кассы взаимопомощи в колхозах - только колхозникам; фонды творческих союзов - только работникам литературы и искусства; кассы взаимопомощи пенсионеров при отделах социального обеспечения исполнительных комитетов районных, городских Советов депутатов трудящихся – пенсионерам.

Особенности субъектного состава договора займа влияли также и на условия договора. Так, например, проценты по договору могли уплачиваться только по займам, выдаваемым кассами общественной взаимопомощи и городскими ломбардами (ст. 270 ГК).

Буквальная трактовка ч. 2 ст. 269 ГК позволяет заключить, что форма договора займа зависела от характера предмета договора и его объема. В соответствии с указанным законоположением договор займа на сумму свыше пятидесяти рублей должен был быть совершен в письменной форме под страхом лишения права ссылаться в случае спора (например, при оспаривании договора по безденежности) на свидетельские показания (ст. ст. 46, 271 ГК).

Соответственно, специальными правилами Кодекса о договоре займа обязательная письменная форма такого договора устанавливалась только для:

а) денежных, а не товарных (вещных) договоров займа;

б) денежных договоров, на сумму превышающую пятьдесят рублей.

При этом указанные нормативные особенности необходимо было сочетать с общими положениями статьи 44 ГК о письменной форме сделки, согласно которым совершаться в письменной форме должны были:

1) сделки государственных, кооперативных и общественных организаций между собой и с гражданами, за исключением сделок, указанных в статье 43 Кодекса, и отдельных видов сделок, для которых иное предусмотрено законодательством Союза ССР или РСФСР;

2) сделки граждан между собой на сумму свыше ста рублей, за исключением сделок, указанных в статье 43 настоящего Кодекса, и иных сделок, указанных в законодательстве Союза ССР или РСФСР;

3) другие сделки граждан между собой, в отношении которых закон требует соблюдения письменной формы.

Следовательно, устно однозначно могли заключаться товарные договоры займа между гражданами, а также денежные договоры между данными субъектами на сумму пятьдесят рублей и менее.

Вывод о возможности применения устной формы договора в отношениях между юридическими лицами и между ними и гражданами зависит, как представляется, от толкования оговорки общего правила ГК о письменной форме сделки: «за исключением … отдельных видов сделок, для которых иное предусмотрено законодательством Союза ССР или РСФСР» (п. 1 ч. 1 ст. 44 ГК 1964 года).

В силу специальных правил ч. 2 ст. 269 ГК форма договора займа не зависела от его субъектного состава. Учитывая также, что Кодекс 1964 года входил в состав законодательства РСФСР и в указанном специальном законоположении устанавливал правило, отличное от содержащегося в п. 1 ч. 1 ст. 44 Кодекса о форме сделки с участием юридических лиц и между организациями и гражданами, можно также заключить, что товарные договоры займа и денежные договоры на сумму пятьдесят рублей и менее между всеми указанными субъектами также могли совершаться в устной форме.

Как и в ст. 208 ГК 1922 года, правила статьи 269 ГК 1964 года определяли, что предметом договора займа могли быть деньги или вещи, определенные родовыми признаками.

В соответствии со ст. 270 Кодекса взимание процентов по договору займа допускалось только в случаях, установленных законодательством Союза ССР, а также по заемным операциям касс общественной взаимопомощи и городских ломбардов.

Одним из указанных случаев были правила о выпуске государственных займов. Например, условиями выпуска государственного займа 1948 года (постановление Совета Министров СССР от 21.02.1948 № 441, подлежащего погашению до 1 января 1968 года[1258]) предусматривалась плата в размере 2-х процентов.

В дальнейшем право размещать процентные займы было закреплено за Госбанками СССР и центральными банками республик при обслуживании государственного долга (ст. 22 Закона СССР от 11.12.1990 № 1828-1 «О Государственном банке СССР»[1259]).

Правила главы 26 Кодекса ничего не говорили о необходимости согласования в договоре займа срока его действия (срока возврата суммы займа). При этом, если ранее по ГК 1922 года срок договора был определен в качестве существенного условия в силу закона для любого договора (ст. 130 ГК 1922), то правила ч. 2 ст. 160 Кодекса 1964 года определяли в качестве существенных те пункты договора, которые признаны такими по закону или необходимы для договоров данного вида, а также все те пункты, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Непосредственно правилами главы 26 Кодекса срок возврата займа не определялся в качестве существенного условия договора займа. Соответственно, договор займа мог быть как срочным, так и бессрочным. В последнем случае возврат займа определялся правилами ст. 172 ГК 1964, согласно которым, если срок исполнения обязательства не был установлен либо определен моментом востребования, кредитор был вправе потребовать исполнения, а должник – произвести исполнение в любое время. Должник был обязан исполнить такое обязательство в семидневный срок со дня предъявления требования кредиторам, если обязанность немедленного исполнения не вытекала из закона, договора или существа обязательства.

Иоффе О.С., комментируя правила договора займа о сроке, также отмечал «срок, на который предоставляется заем, должен быть указан в договоре. Если такое указание отсутствует, договор считается заключенным до востребования, и заимодавец в любой момент может потребовать погашения долга, предоставив для этих целей заемщику семидневный льготный срок (ст. 172 ГК). Следует также учитывать, что срок связывает кредитора в смысле невозможности требовать досрочного исполнения, а должника — в смысле определения времени, к которому он обязан долг погасить. Этим» однако, не исключается досрочное погашение займа по инициативе должника, становящееся тем самым обязательным для кредитора»[1260].

Применительно к отдельным разновидностям договоров займа, правила Кодекса содержали отсылочное регулирование сроков в договоре. Так, в силу ч. 2 ст. 272 ГК, сроки на которые выдавались ссуды городским ломбардами должны были определяться типовым уставом городского ломбарда, утверждаемым Советом Министров РСФСР. В соответствии с пунктом 13 Типового устава ломбарда, утвержденного постановлением Совмина РСФСР от 07.06.1968 № 358, ссуды выдавались на срок до трех месяцев. В отдельных случаях по ходатайствам граждан при наличии уважительных причин ломбард был вправе продлить срок погашения ссуды на дополнительный период[1261].

В отличие от правил ГК 1922 года ГК 1964 года не связывал особенности заключения договора займа с предварительным договором (см. ст. 218 ГК 1922 года). Как указывалось ранее, правилами ч. 3 ст. 269 ГК (принимая во внимание реальный характер договора) устанавливалось, что договор займа считался заключенным в момент передачи денег или вещей.

Специфика прав и обязанностей сторон по договору связывалась с правами заёмщика по оспариванию займа по безденежности (ст. 217 Кодекса). При этом уточнялось, что в тех случаях, когда договор займа должен быть совершен в письменной форме (ст. 269 ГК), оспаривание его по безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев уголовно наказуемых деяний.

 


Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2022 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7