Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Безвозмездное пользование имуществом (Рузанова Е.В.)




Заказать ✍️ написание работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

По договору безвозмездного пользования имуществом одна сторона обязуется передать или передает имущество в безвозмездное временное пользование другой стороне, а последняя обязуется вернуть то же имущество (ст. 342 ГК РСФСР).

Впервые этот договор был выделен в самостоятельную главу в ГК РСФСР 1964г., ГК РСФСР 1922 года о нем не упоминал, хотя на практике он применялся. Как видно из легального определения, данный договор, также как и современный договорбезвозмездного пользования (договор ссуды), был сконструирован одновременно в виде консенсуального (обязуется передать имущество) и реального (передает имущество). Безвозмездность договора прямо следовала из его наименования. По вопросу же о том, является ли реальный договор безвозмездного пользования двусторонне обязывающим (взаимным) или односторонне обязывающим (односторонним), в юридической литературе высказывались различные мнения. Одна авторы считали, что как консенсуальный, так и реальный договоры являются двусторонне обязывающими[1322], другие же полагали, что реальный договор следует причислять к ряду односторонне обязывающих[1323]. Данный спор продолжается и в современной литературе. Представляется наиболее правильной первая точка зрения, поскольку каждая из сторон этого договора имеет как права, так и обязанности.

Кроме того, в доктрине также был спорным вопрос о целесообразности использования термина «ссуда» применительно к договору безвозмездного пользования имуществом. Дискуссия по данной проблеме велась еще в дореволюционной литературе. В ГК 1964г. в главе 29 термин «ссуда» не упоминался, соответственно и субъекты договора не имели специального наименования. По мнению ряда авторов, термин ссуда вводил в заблуждение в силу того, что он применялся, в том числе, и для обозначения некоторых видов займа[1324]. Однако в литературе того периода договор безвозмездного пользования имуществом нередко именовался ссудой, а стороны соответственно назывались ссудодателем и ссудополучателем[1325].

Договорбезвозмездного пользования по ГК РСФСР рассматривался в качестве самостоятельного гражданско-правового договора и имел значительное распространение не только в быту (как бытовая сделка между гражданами), но и иных областях жизни, в частности, в сфере удовлетворения культурных потребностей граждан. Например, этим договором оформлялось предоставление в безвозмездное пользование книг одной библиотекой другой (межбиблиотечный обмен), а также библиотеками организациям и гражданам; вещей, подлежащих экспонированию на выставках, выставкам их собственниками и др. В литературе приводятся случаи заключения этого договора и на регулярной основе, например, предоставление в плановом порядке конными племенными заводами колхозам и совхозам племенных производителей[1326]. В доктрине нередко подчеркивалось, что данный договор в отличие от договора имущественного найма заключался исключительно в интересах лица, получающего имущество в пользование.

Регулирование договора безвозмездного пользования осуществлялось главой 39 ГК РФСФР, а также целым рядом других специальных нормативных актов, закрепляющих отдельные виды этого договора. В качестве примера можно привести постановление СНК РСФСР от 14 сентября 1934 г. «Об ответственности за сохранность библиотечного фонда»[1327]. Кроме того, несмотря на самостоятельность рассматриваемого договора, в силу его юридической близости к договору имущественного найма, законодатель в ч.2 ст. 342 ГК распространил действие целого ряда норм последнего на договор безвозмездного пользования (ст. ст. 276, 279, ч. 1 ст. 281, ст. ст. 283, 285, 291—293).

Субъектами (сторонами) договора безвозмездного пользования являлись ссудодатель и ссудополучатель, в качестве которых могли выступать как граждане, так и социалистические организации. При этом договор между социалистическими организациями, а также между социалистическими организациями и гражданами всегда являлся консенсуальным (ст. 344 ГК), а договор, по которому имущество в пользование предоставлялось гражданином, – реальным. По общему правилу, юридические лица становились ссудодателями, когда выполнение таких функций входило в их уставную деятельность, а ссудополучателями – в зависимости либо от их специальной правоспособности, либо от характера самой сделки, которая не должна была противоречить профилю их деятельности. Граждане – ссудодатели должны были обладать дееспособностью, а ссудополучателями могли быть и не полностью дееспособные и недееспособные лица, например, дети, которые получали книги в детской библиотеке, музыкальные инструменты в домах пионеров и школьников и т.п.

Ссудодатель должен быть собственником вещи или иным лицом, управомоченным на передачу вещи в безвозмездное пользование законом или собственником. Например, в силу ст. 346 ГК ссудополучатель с согласия ссудодателя вправе передать кому-либо в пользование полученную им вещь.

Вопрос о форме этого договора решался также как и применительно к договору имущественного найма, т.е. по-разному в зависимости от его субъектного состава: договор с участием социалистических организаций заключался в письменной форме (п.1 ст. 44 ГК), а при заключении договора между гражданами соблюдение письменной формы требовалось только в случае, если срок договора превышал один год (ст. 276 ГК).

Содержанием договора безвозмездного пользования, как и любых современных гражданско-правовых договоров, выступали его условия, прежде всего, условия о предмете и сроке.

Предметом этого договора, также как и в настоящее время, являлась индивидуально-определённая непотребляемая вещь, передаваемая ссудодателем. Вместе с тем, некоторые вещи не могли выступать в качестве предмета этого гражданско-правового договора, например, безвозмездное пользование землей регулировалось исключительно земельным законодательством (ст. 2 ГК)[1328].

Безвозмездное пользование имуществом подоговору являлось срочным. Характерной особенностью правил о сроке являлось установление в ст. 343 ГК предельного срока договора, заключенного между социалистическими организациями: он не должен был превышать одного года (поскольку законодательством Союза ССР или РСФСР не было установлено иное). При заключении договора на более длительный, он считался заключенным на один год или на иной установленный законом предельный срок.

Данный договор мог заключаться и без указания срока. При этом подлежали применению правила ч. 1 ст. 278 ГК, т.е. положении о договоре имущественного найма, а именно: он считался заключенным на неопределенный срок и каждая из сторон была вправе отказаться от договора во всякое время, предупредив об этом другую сторону за один месяц, а при найме строений или нежилых помещений - за три месяца. Если ни одна из сторон не отказалась от договора до истечения одного года или иного установленного законом предельного срока, договор по истечении этого срока считался прекращенным. Как следует из ч.2 ст. 342 ГК, на договор безвозмездного пользования не распространялись касающиеся имущественного найма правила ст. 280 ГК о возобновлении договора.

ГК определенным образом регламентировал права и обязанности сторон договора. При этом обязанности ссудодателя различались в зависимости от того, являлся ли договор реальным или консенсуальным.

Ссудодатель (социалистическая организация) в консенсуальном договоре был обязан передать имущество в безвозмездное временное пользование другой стороне в состоянии, соответствующем условиям договора и назначению имущества, оговорив при этом имеющиеся в имуществе недостатки (ст.ст. 342, 344, 345, 1 ст. 281, ст. 282 ГК). Состояние, в котором должно было передаваться имущество, в первую очередь, оговаривалось в договоре. В противном случае, оно должно было соответствовать тому назначению, исходя из которого оно передавалось в пользование[1329]. Как отмечал О.С. Иоффе, закон исходил из того, что имущество признается имеющим недостатки, если оно передано в состоянии, не соответствующем его назначению и условиям заключенного договора[1330].

В случае непредоставления имущества ссудополучатель был вправе истребовать от ссудодателя это имущество и потребовать возмещения убытков, причиненных задержкой исполнения, либо со своей стороны отказаться от договора и взыскать убытки, причиненные его неисполнением. Однако, в отличие от договора имущественного найма в этом случае другой стороне возмещаются лишь убытки, выразившиеся в произведенных ею расходах, утрате или повреждении ее имущества, т.е. только в размере положительного ущерба (ст.ст. 344, 282 ГК). Согласно ст. 345 ГК ссудодатель отвечал за недостатки переданного в пользование имущества, которых он умышленно или по грубой неосторожности не оговорил при передаче имущества.

В отличие от ссудодателя обязанности ссудополучателя не ставились в зависимость от того, являлся ли договор реальным или консенсуальным.

Обязанности ссудополучателя сводились к следующему.

Во-первых, он должен был пользоваться имуществом в соответствии с договором и назначением имущества (ч.2 ст. 342, ст. 283 ГК). Как отмечалось в литературе того периода, условия, на которых имущество передавалось в пользование нередко определялось в нормативном порядке[1331]. Если в договоре целевое назначение имущества четко не определялись, то оно устанавливалась, исходя из общего целевого назначения вещи и характера совершенного договора в целом. Неисполнение этой обязанности являлось основанием для досрочного расторжения договора по требованию ссудодателя (ст. 347, п.1 ст. 289 ГК).

В-вторых, на ссудополучателя возлагались соответствующие обязанности и по содержанию полученного по договору имущества. Это выражалось в его обязанностях обеспечивать сохранность имущества и поддержание его в исправном состоянии (ст.ст. 342, 285 ГК). В связи с этим он должен был за свой счет производить текущий ремонт имущества (если иное не установлено законом или договором).

Кроме того, ссудополучатель обязывался нести расходы по содержанию нанятого имущества (ст. 285 ГК). В случае допущенного ссудополучателем ухудшения имущества он должен был возместить ссудодателю убытки, если не докажет, что ухудшение имущества произошло не по его вине (ст. 292 ГК). В специально установленных случаях ссудополучатель отвечал за причиненный вред в повышенных размерах (например, при утрате библиотечной книги). Если ссудополучатель умышленно или по неосторожности ухудшал состояние имущества, то ссудодатель также мог досрочно расторгнуть договор (ст. 347, п. 2 ст. 289 ГК).

В-третьих, при прекращении договора ссудополучатель был обязан вернуть ссудодателю имущество в том состоянии, в каком он его получил, с учетом нормального износа, или в состоянии, обусловленном договором (ст.ст. 342, 291 ГК). Например, в договоре могло быть оговорено, что имущество возвращается только в отремонтированном виде. Если имущество своевременно не возвращалось, то он могло быть изъято у ссудополучателя ссудодателем в судебном порядке.

Каждая из сторон договора, в свою очередь, имело право требовать от другой стороны исполнения ее обязанностей. Кроме того, в ГК предусматривались и некоторые иные права ссудополучателя. Так, ссудополучатель имел право производить улучшение переданного ему по договору имущества. Согласно ч. 2 ст. 342 ГК к договору безвозмездного пользования имуществом применялись такие же правила о судьбе улучшений имущества, как и в договоре имущественного найма (ст. 293 ГК). Ссудополучатель также имел право с согласия ссудодателя предоставлять переданное ему в безвозмездное пользование имущество в пользование третьему лицу, оставаясь ответственным перед последним (ст. 346 ГК). В случае, если предоставление имущества имело место без такого согласия ссудодатель приобретал право для досрочного расторжения договора (ст. 347 ГК).

Как видим, ответственность по данному договору, также как и в современном договоре ссуды, имела ряд существенных особенностей, обусловленных его безвозмездностью. Во-первых, ссудодатель отвечал за недостатки переданного имущества только при наличии вины в форме умысла или грубой неосторожности, т.е. простая неосторожность ссудодателя в вину ему не вменялась (ст. 345 ГК). Во-вторых, ответственность ссудодателя за непредоставление имущества в пользование являлась ограниченной, так как возмещению подлежал только положительный ущерб (ст.ст. 344, 282 ГК).

Прекращение договора осуществлялось путем его расторжения, а также прекращения по иным основаниям. Со стороны ссудодателя он мог быть расторгнут досрочно по выше указанным основаниям (ст.ст. 347, части 1 и 2 ст. 289 ГК). Кроме того, договор, заключенный без указания срока, мог быть расторгнут и по требованию лица, к которому перешло право собственности на это имущество или право оперативного управления им (ст. 348 ГК). В отличие от договора имущественного найма, поскольку договор безвозмездного пользования базировался на взаимном личном доверии его сторон, он подлежал прекращению (помимо общих оснований прекращения обязательств) также и в случае смерти гражданина или прекращения юридического лица, участвовавших в договоре. Причем данное правило действовало как в отношении ссудодателя, так и применительно к ссудополучателю.

Подряд (Бронникова М.Н.)

 

По договору подряда подрядчик обязуется выполнить за свой риск определенную работу по заданию заказчика из его или своих материалов, а заказчик обязуется принять и оплатить выполненную работу (ст. 350).

Договор подряда по ГК являлся консенсуальным, поскольку договор считался заключенным в момент согласования его условий, и для него также было характерно не совпадение момента заключения договора и момента его исполнения; возмездным, т.к. заказчик оплачивал выполненную работу; взаимным в силу того, что подрядчик был обязан выполнить работу и имел право на вознаграждение, а заказчик обязан оплатить выполненную работу и имел право требовать передачи выполненной работы (взаимообусловленный характер прав и обязанностей сторон).

ГК рассматривал подряд как родовое понятие, объединяющее отдельные разновидности обязательств по возмездному выполнению работ. В зависимости от особенностей предмета договора и субъектного состава в ГК года выделялись следующие виды договора подряда:

- бытовой заказ (ст. ст. 366, 367 ГК);

- договор переработки давальческого сырья (ст. 355 ГК).

Общие нормы о договоре подряда содержались в главе 30 ГК. При этом по отдельным видам обслуживания граждан Совет Министров РСФСР утверждал типовые договоры бытового заказа. Отступления от условий типовых договоров, ограничивающих права заказчиков, были недействительными (ст. 367 ГК).

Правовое регулирование договора на капитальное строительство отличалось тем, что общие положения главы 30 ГК не применялись, регламентирование осуществлялось в главой 31 ГК и правилами о подрядных договорах на строительство. Договоры на выполнение проектных и изыскательских работ являлись самостоятельными договорами и регулировались специальными нормами: Правилами о договорах на выполнение проектных и изыскательских работ от 25 мая 1959 г.[1332] Договоры на выполнение научно-исследовательских и конструкторских работ были урегулированы типовыми договорами соответствующих ведомств.

Особенность правового регулирования договора переработки давальческого сырья заключалась в том, что в силу прямого указания ст. 355 ГК этот договор признавался подрядом. Следовательно, при возникновении споров необходимо был применять правила главы 30 ГК. Однако, как отмечала Е.А. Флейшиц, в заключаемых договорах переработки давальческого сырья стороны иногда предусматривали ответственность подрядчика за сроки и качество выполненных работ по правилам договора поставки. Поэтому ввиду близости договора переработки давальческого сырья и договора поставки следовало считать, что при заключении договора подряда на переработку давальческого сырья стороны вправе были определить в договоре ответственность подрядчика за сроки и качество работ, используя для этого, в частности, отсылку к соответствующим нормам законодательства о договоре поставки[1333].

Сторонами договора подряда выступали заказчик и подрядчик, которыми могли стать любые правосубъектные физические лица и организации.

В ст. 351 ГК были предусмотрены особенности выполнения работы гражданином - только своим трудом. Данное положение вытекало из конституционного принципа Советского государства о недопустимости какой бы то ни было деятельности, основанной на эксплуатации чужого труда[1334]. На основании Правил регистрации некооперированных кустарей и ремесленников, утвержденных постановлением Совета Министров СССР от 30 июня 1949 года, гражданам было запрещено выполнение отдельных видов подрядных работ, например, переработка скупленного и давальческого зерна, шерсти, а при выполнении разрешенных видов работ некооперированные кустари и ремесленники обязаны были регистрировать свои промыслы и получать регистрационные удостоверения (п. 4 Правил регистрации некооперированных кустарей и ремесленников, утвержденных постановлением Совета Министров СССР от 30 июня 1949 г.[1335]).

Форма договора подряда регламентировалась общими положениями ГК РСФСР - в зависимости от субъекта, предмета и цены договора. Особенностью заключения договора бытового заказа была необходимость оформления квитанции на формулярном бланке, где фиксировались основные условия договора[1336]. В соответствии с ч. 2 ст. 354 ГК если из материала заказчика выполнялась работа в силу бытового заказа, то в квитанции, выдаваемой подрядчиком заказчику при заключении договора, должны были быть указаны точное наименование материала и его оценка по соглашению сторон.

Содержание договора составляли следующие условия:

1) предмет договора: из буквального толкования ст. 350 ГК следовало, что предметом договора подряда являлось выполнение работы. Вместе с тем, вопрос о предмете договора подряда в юридической литературе являлся дискуссионным. Основные подходы состояли в следующем:

- предмет - это результат выполняемой подрядчиком работы (Е.А. Флейшиц)[1337],

- подрядный договор имел юридический объект - та деятельность подрядчика, на которую вправе притязать заказчик для получения обусловленного договором результата, а также материальный объект, если изготавливалась какая-либо вещь (О.С. Иоффе)[1338].

2) срок: в ГК отсутствовала правовая норма, определяющая срок как существенное условие договора подряда. В связи с этим, срок выполнения работы определялся правилами о соответствующем виде подряда или же в заключаемом договоре. При этом в ч. 1 ст. 360 ГК были предусмотрены последствия несвоевременного начала выполнения работы или такого её медленного выполнения, что окончание ее к сроку становилось явно невозможным. В этом случае заказчик был вправе отказаться от договора и потребовать возмещения убытков.

Вместе с тем, в юридической литературе отмечалось, что «срок для договора подряда имеет существенное значение, поскольку им определяется момент завершения и сдачи работ заказчиком»[1339]. Отсутствие условия о сроке выполнения работы приводило сторон к необходимости применения общих правил ГК - нормы ст. 172. Если договор подряда заключался на основании планового задания, то срок, установленный заданием, в соответствии с ч. 2 ст. 159 ГК являлся обязательным.

3) Цена договора подряда, т.е. размер денежных средств, необходимых для выполнения работы, предусмотренной договором, определялась документом (сметой). Смета должна была составляться на основе действующих расценок и тарифных ставок и подлежала согласованию между подрядчиком и заказчиком[1340]. В соответствии со ст. 352 ГК на выполнение работ, предусмотренных договором, могла быть составлена твердая или приблизительная смета. Твердая смета не подлежала изменению, а приблизительная могла быть незначительно изменена подрядчиком в одностороннем порядке. Если возникала необходимость значительно превысить приблизительную смету, подрядчик обязан был своевременно предупредить об этом заказчика. В этом случае заказчик имел право отказаться от договора, возместив подрядчику понесенные им расходы. Если подрядчик не предупредил заказчика о превышении сметы, он обязан был выполнить работу, не требуя возмещения сверхсметных расходов (ст. 352 ГК).

Стоимость работ, выполняемых по договору бытового заказа, определялась утвержденным в установленном порядке прейскурантом (ч. 2 ст. 362 ГК)

Права и обязанности сторон договора подряда являлись взаимными. Основная обязанность подрядчика состояла в выполнении работы надлежащим образом по заданию заказчика. ГК определял следующие правила выполнения работы:

а) по общему правилу работа выполнялась иждивением подрядчика, т.е. из его материалов, его силами и средствами; иное могло быть установлено законом или договором (ч.1 ст.353 ГК РСФСР 1964 года); при этом ответственность за доброкачественность материалов была возложена на подрядчика.

Если работа выполнялась иждивением заказчика (полностью или частично из материала заказчика), то подрядчик, во-первых, отвечал за неправильное использование этого материала и был обязан представить заказчику отчет в израсходовании материала и возвратить остаток материала (ч. 1 ст. 354 ГК), во-вторых, был обязан принять меры к обеспечению сохранности вверенного ему заказчиком имущества и отвечал за всякое упущение, повлекшее за собой утрату или повреждение этого имущества (ст. 356 ГК), в-третьих, был обязан своевременно предупредить заказчика о непригодности или недоброкачественности материала, полученного от заказчика; о наличии иных, не зависящих от подрядчика, обстоятельствах, грозящих годности или прочности выполняемой работы (ст. 358 ГК). При этом если заказчик не производил замену не пригодного или недоброкачественного материала либо не устранял иные обстоятельства, грозящие годности или прочности работы, подрядчик был вправе, а по договору между организациями был обязан, отказаться от договора и взыскать понесенные убытки (ст. 359 ГК).

В договоре переработки давальческого сырья стороны обязаны были согласовать условие о нормах расхода материалов, сроках возврата остатков и основных отходов, а также условие об ответственности подрядчика за неисполнение или ненадлежащее исполнение этих обязанностей (ст. 355 ГК). При отсутствии названных условий в договоре, он считался незаключенным.

Учитывая, что работа могла выполняться как иждивением подрядчика, так и иждивением заказчика, то в соответствии со ст. 357 ГК риск случайной гибели или случайной порчи материалов несла сторона, предоставившая материал;

б) по общему правилу подрядчик самостоятельно определял способы выполнения задания заказчика. Однако, в тех случаях, когда заказчик наблюдал за ходом выполнения работы и давал указания подрядчику, подрядчик в соответствии с подп.2) ст. 358 ГК обязан был своевременно предупредить заказчика о том, что соблюдение указаний заказчика грозит годности или прочности выполняемой работы; а если заказчик не изменял указания о способе выполнения работы, то подрядчик в силу ст. 359 ГК был вправе, а по договору между социалистическими организациями обязан, отказаться от договора и взыскать понесенные им убытки;

в) работа должна была выполняться доброкачественно, т.е. в соответствии с заданием заказчика и без недостатков, делающих ее непригодной к предусмотренному договором или, при отсутствии в нем необходимых указаний, к обычному назначению[1341]. В ч. 2 ст. 360 ГК было установлено: «Если во время выполнения работы станет очевидным, что она не будет выполнена надлежащим образом, заказчик вправе назначить подрядчику соразмерный срок для устранения недостатков, а при неисполнении подрядчиком этого требования в назначенный срок отказаться от договора и либо потребовать возмещения убытков, либо поручить исправление работы третьему лицу за счет подрядчика».

Безусловно, подрядчик имел обязанность не только выполнить работу по заданию заказчика, но и передать ее заказчику. Однако, ГК не регламентировал порядок передачи работы. В связи с этим профессор О.С. Иоффе отмечал, что «подрядчик должен сдать произведенную работу, и лишь после приемки ее заказчиком договор считается выполненным. Сдача-приемка работы независимо от того, как она оформляется (устно или приемо-сдаточным актом), позволяет определить факт своевременного и доброкачественного выполнения заказа»[1342].

Основные обязанности заказчика по договору подряда заключались в следующем:

а) оплатить выполненную работу по сдаче всей работы, иное могло быть установлено законом или договором (ч. 1 ст. 362 ГК). Работа по договору бытового заказа оплачивалась заказчиком в соответствии с типовым договором либо полностью при заключении договора, либо путем выдачи аванса при заключении договора с окончательным расчетом при получении заказчиком выполненной подрядчиком работы (ч. 2 ст. 362). Например, согласно Типовому договору подряда на ремонт жилого помещения, утвержденному постановлением Совета Министров РСФСР от 1 февраля 1965 г.[1343], заказчик вправе был оплатить работы путем выдачи аванса в размере не менее 50 % от стоимости работ, если их стоимость составляла не менее 10 рублей.

Особенностью договора бытового заказа, работа по которому выполнялась из материала подрядчика, являлось и то, что материал оплачивался при заключении договора полностью или в части, указанной в соответствующем типовом договоре, с окончательным расчетом при получении заказчиком выполненной подрядчиком работы. В случаях, предусмотренных типовыми договорами, материал мог быть предоставлен подрядчиком в кредит (с рассрочкой платежа). Последующее изменение цены предоставленного в кредит материала не влечет за собой перерасчета (ч.3 ст. 353 ГК);

б) осмотреть работу на предмет наличия или отсутствия недостатков и принять выполненную подрядчиком работу.

Недостатки могли быть выявлены заказчиком, как в ходе выполнения работы, так и в момент её приемки. На основании ст. 364 ГК различались существенные и прочие недостатки (не существенные), однако, понятие таких недостатков не раскрывалось. В связи с этим в юридической литературе сложился подход, согласно которому существенными недостатками должно было признаваться отсутствие в выполненной работе таких качеств, которые были специально оговорены при заключении договора[1344].

Так, при обнаружении не существенных недостатков, заказчик вправе был по своему выбору требовать безвозмездного исправления указанных недостатков в соразмеренный срок или возмещения понесенных заказчиком необходимых расходов по исправлению своими средствами недостатков работы, если договором предусмотрено такое право заказчика, или соответственного уменьшения вознаграждения за работу (ч. 1 ст. 364 ГК), а при выявлении существенных недостатков заказчик вправе требовать расторжения договора и возмещения убытков (ч. 2 ст. 364 ГК). Если существенные отступления от договора или другие существенные недостатки были обнаружены в вещи, изготовленной из материала заказчика по договору бытового заказа, - заказчик вправе был по своему выбору требовать либо изготовления другой вещи из однородного материала такого же качества, либо расторжения договора и возмещения убытков (ч. 3 ст. 364 ГК).

Кроме того, ГК различал явные и скрытые недостатки. О явных недостатках, т.е. об отступлениях от условий договора, ухудшивших работу, или иных недостатках в работе, которые могли быть обнаружены при осмотре, заказчик обязан был немедленно заявить подрядчику, а о скрытых недостатках, т.е. об отступлениях от условий договора и иных недостатках в работе, которые не могли быть обнаружены при обычном способе ее принятия, заказчик обязан сообщить подрядчику немедленно по их обнаружении (ст. 361 ГК). Если в договоре подряда был установлен гарантийный срок, то заявление по поводу недостатков работы должно было быть сделано в пределах этого срока (ч. 3 ст. 365 ГК).

Кроме того, были установлены сокращенные сроки давности для предъявления требований заказчиком о недостатках выполненной подрядчиком работы: 6 месяцев для требований по поводу явных недостатков, один год для требований по поводу скрытых недостатков, три года для требований по поводу явных недостатков в строении или сооружении, если одной из сторон являлся гражданин. Причем течение сроков давности начинается со дня принятия работы, а если был установлен гарантийный срок, то со дня обнаружения недостатков в пределах этого срока (ст. 365 ГК).

Порядок приемки выполненной работы в главе 30 ГК не был регламентирован. Руководствуясь общей нормой ст. 228 ГК о том, что кредитор, принимая исполнение, обязан был по требованию должника выдать ему расписку в получении исполнения полностью или в части, подрядчик вправе был требовать от заказчика расписку. В договорах подряда между организациями приемка выполненных работ оформлялась письменным актом, порядок составления и оформления которого регламентировался в правилах о соответствующих видах подряда.

Просрочка исполнения заказчиком обязанности принять работу на основании ст. 227 ГК влекла возмещение убытков, возникших у подрядчика в связи с просрочкой, а также в случаях, предусмотренных правилами об отдельных видах договора подряда, взыскание неустойки.

Неявка заказчика за получением вещи, изготовленной по договору бытового заказа, позволяла заказчику продать вещь по истечении шести месяцев со дня, когда, согласно договору, вещь должна была быть сдана заказчику, и последующего двукратного предупреждения, а вырученную сумму, за вычетом всех причитающихся подрядчику платежей, внести в депозит нотариальной конторы на имя заказчика (ст. 366 ГК).

Договор подряда прекращался надлежащим исполнением (ст. 228), невозможностью его исполнения (ст. 235 ГК), в том числе в связи со смертью подрядчика (если личность подрядчика имела значение для исполнения договора) (ст. 236 ГК), в связи со случайной гибелью предмета подряда (ст. 363 ГК), а также при его расторжении по требованию заказчика при наличии в работе существенных отступлений от договора либо иных существенных недостатков (ст. 364 ГК).

Кроме того, каждая из сторон вправе отказаться от договора в случаях, установленных ГК. Так, заказчик вправе был отказаться от договора в следующих случаях:

- при значительном превышении приблизительной сметы, возместив подрядчику понесенные им расходы (ч. 2 ст. 352 ГК);

- при нарушении подрядчиком срока начала выполнения работы или выполнения работы настолько медленно, что окончание ее к сроку становилось невозможным (ч. 1 ст. 360 ГК);

- при неисполнении подрядчиком в назначенный срок требования об устранении недостатков (ч. 2 ст. 360 ГК);

- при наличии уважительных причин во всякое время до окончания работы, уплатив подрядчику вознаграждение за выполненную часть работы и возместив ему убытки, причиненные расторжением договора, с зачетом того, что подрядчик сберег вследствие расторжения договора (ч. 3 ст. 360 ГК).

Подрядчик был вправе, а по договору между организациями – обязан, отказаться от договора в соответствии со ст. 359 ГК, если заказчик, несмотря на своевременное и обоснованное предупреждение со стороны подрядчика, в соразмеренный срок не производил замену непригодного или недоброкачественного материала, не менял указаний о способе выполнения работы либо не устранял иные обстоятельства, грозящие годности или прочности работы.

По общему правилу, прекращение договора подряда влекло прекращение всех прав и обязанностей сторон. Однако ГК устанавливал особые правила в части расчетов между сторонами в случае гибели предмета подряда или невозможности окончания работы в зависимости от того, по какой причине предмет подряда погиб или наступила невозможность исполнения договора (ст. 363 ГК): если предмет подряда до сдачи его случайно погиб или окончание работы стало невозможным не по вине сторон, подрядчик не вправе был требовать вознаграждения за работу; если гибель предмета подряда или невозможность окончания работы произошли вследствие недостатков материала, доставленного заказчиком, или его распоряжений о способе выполнения работы либо произошли после наступления просрочки в принятии заказчиком выполненной работы, подрядчик сохранял право на получение вознаграждения за работу.

 


Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2022 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7