Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Поручение (Осипова С.В.), комиссия (Хмелева Т.И.), хранение (Мартышкин С.В)




Заказать ✍️ написание работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Поручение

Договору поручения была посвящена отдельная 35 глава ГК РСФСР, включающая 8 статей (ст.ст. 396 - 403). По договору поручения одна сторона (поверенный) обязуется совершить от имени и за счет другой стороны (доверителя) определенные юридические действия (ст. 396 ГК). Исходя из этого легального понятия договора поручения, в юридической литературе предлагались его доктринальные определения. Например, О.С. Иоффе понимал под поручением договор, в силу которого одна сторона, поверенный, обязуется совершить от имени и за счет другой стороны, доверителя, определенные юридические действия в целях осуществления или приобретения для доверителя субъективных прав и обязанностей[1469].

Из определения договора поручения, содержащегося в ст. 396 ГК и других норм гл. 35 ГК, можно выделить признаки этого договора. Договор поручения являлся консенсуальным, так как признавался заключенным в момент достижения соглашения между контрагентами. Он предполагался безвозмездным и становился возмездным, только если обязанность по уплате вознаграждения поверенному была предусмотрена законом или договором. Возмездный договор поручения всегда являлся двусторонним (взаимным), а безвозмездный — как односторонним, так и двусторонним (взаимным). При возмездном поручении обязанности сторон были взаимны: поверенный вправе был требовать от доверителя уплаты вознаграждения, а доверитель — выполнения поручения. В случае, когда безвозмездное поручение было связано с определенными расходами, подлежащими возмещению со стороны доверителя, договор необходимо было признать взаимным. Если же выполнение безвозмездного поручения не требовало расходов, он — односторонний.

Договор поручения относили к одному из оснований возникновения представительства. Следует признать это обоснованным утверждением, однако, с учетом специфических черт, присущих только этому договору. Например, к таким чертам можно отнести то, что характер договора строго личный, в основе его лежит момент взаимного доверия, а также особенным является право сторон в любое время в одностороннем порядке расторгнуть договор[1470].

На поручение, фактически представляющее собой договор о представительстве, распространялись общие правила о представительстве, содержащиеся в ГК. Так, поверенный, как и любой представитель, не вправе был совершать сделки от имени представляемого (доверителя) ни в отношении самого себя, ни в отношении третьего лица, представителем которого он одновременно являлся (ч. 3 ст. 62 ГК). Он мог передать исполнение поручения другому лицу лишь в тех же случаях, в каких это вообще мог сделать представитель (ст. 68 ГК). Договор поручения регулировал внутренние отношения представительства, а именно отношения представителя (поверенного) и представляемого (доверителя), не затрагивая отношений последнего с третьими лицами. Но для того, чтобы третьи лица могли вступать в отношения с доверителем через поверенного, положение последнего должно было быть узаконено, в частности, путем выдачи доверенности. В юридической литературе отмечалось, что доверенность выдавалась поверенному на основании договора поручения и имела значение для третьих лиц, поскольку она свидетельствовала о представительстве и объеме полномочий поверенного. При этом по содержанию доверенность могла не охватывать все обусловленные в договоре поручения действия[1471].

Сфера применения договора поручения была достаточно обширна. Между гражданами поручение было распространено, например, для получения заработной платы и иных платежей, связанных с трудовыми отношениями, почтовой корреспонденции, денежных переводов, пенсий, пособий и др. Часто эти юридические действия носили разовый характер. В отношениях между гражданами и организациями поручение использовалось, например, при покупке гражданами товаров в кредит (покупатели заключали с организацией, в которой они работали, договор поручения о перечислении этой организацией платежей за приобретенные товары соответствующим розничным торговым организациям). В отношениях между организациями договор поручения также имел место. Например, предприятие при реализации выделенных фондов на материалы могло заключить договор о реализации своих фондов с другой организацией, получающей такие же материалы. Наконец, договор поручения находил применение при использовании услуг специалистов в различных областях народного хозяйства, экономики, права, медицины и др. Например, договор мог быть заключен с юридической консультацией коллегии адвокатов для обеспечения квалифицированной защиты в суде или другом органе.

Субъектами (сторонами) договора поручения являлись доверитель и поверенный. Доверителями могли быть дееспособные граждане и юридические лица, в случаях, когда это не противоречило целям и задачам их хозяйственной деятельности, и когда это право было предоставлено им уставом или положением об организациях данного вида. Говоря о юридических лицах, О.С. Иоффе отмечал, что организации прибегают к договору поручения, только когда возникает потребность в действиях, выходящих за пределы трудовых функций работников. Если же под видом договора поручения фактически привлекался постоянный работник, например юрисконсульт, должность которого не была предусмотрена штатным расписанием данной организации, совершенная сделка признавалась недействительной, как направленная в обход закона[1472]. В качестве поверенных могли выступать также дееспособные граждане, кроме коммерческого посредничества в виде промысла или для обогащения[1473]. Поверенными могли быть и юридические лица, если договором поручения предусматривалось совершение таких действий, которые не выходили за рамки их специальной правоспособности.

В ГК отсутствовали специальные нормы, посвященные форме договора поручения, поэтому необходимо было применять общие положения о форме сделок (ст.ст. 42-47) и о форме договора (ст. 161). Обязательная письменная форма была установлена для договоров между организациями, организациями и гражданами, а также между гражданами на сумму более 100 рублей. При этом учитывался не только и не столько размер вознаграждения поверенному (а в безвозмездном поручении его вообще не было), сколько сумма сделки, которую он был обязан совершить с третьими лицами, либо цена иска, который он должен был предъявить от имени доверителя[1474]. В связи с тем, что полномочия поверенного должны были, как правило, выражаться письменно, доказательством заключения договора поручения, не облеченного в письменную форму, обычно служила доверенность, выданная доверителем поверенному[1475].

Содержанием договора поручения выступали его условия, прежде всего, это условие о предмете.

В соответствии со ст. 396 ГК предметом договора поручения являлось совершение поверенным от имени и за счет доверителя определенных юридических действий (правомерных юридически значимых действий, направленных на возникновение, осуществление, изменение, прекращение субъективных прав и обязанностей у доверителя). Это могли быть поручения в различных сферах: гражданско-правовых сделок (например, купля-продажа); гражданского процессуального права (например, ведение дела в суде); трудовых правоотношений (получение заработной платы) и иных правоотношений. Не могли быть предметом договора поручения юридические действия, которые тесно связаны с личностью субъекта в силу характера или указания закона (например, составление завещания, осуществление родительских прав). Наряду с юридическими действиями поверенный мог совершать различные фактические действия, которые, по мнению большинства исследователей, не относятся к предмету договора поручения и лишь могли сопутствовать основным функциям поверенного, а если ими дело и ограничивалось, то налицо какой-то другой договор, но не договор поручения[1476].

Срок в договоре поручения определялся исходя из характера действий поверенного (например, срок имел значение при получении заработной платы в дни ее выдачи). Он мог устанавливаться ориентировочно. Обычно предельный срок был обусловлен сроком действия доверенности, выданной поверенному. В целом, как отмечалось в юридической литературе, в договоре поручения деление сделок на срочные и бессрочные было чисто условным и имело незначительное практическое значение, т. к. стороны в любое время могли расторгнуть договор в одностороннем порядке[1477].

Договор поручения мог быть как безвозмездным, так и возмездным. Поэтому цена (вознаграждение) не являлась существенным условием этого договора.

На стороны договора (поверенного и доверителя) возлагались определенные обязанности.

Главной обязанностью поверенного в соответствии со ст. 397 ГК являлось исполнение данного ему поручения в соответствии с указаниями доверителя. Указания доверителя определяли порядок исполнения поручения, а когда поверенный должен был совершить от имени доверителя договор, то и содержание будущего договора. В литературе отмечалось, что указания доверителя не следует смешивать с предоставленным им поверенному полномочием. Полномочие определяет, что вправе сделать поверенный, и должно быть проверено лицами, с которыми он от имени доверителя вступает в отношения. Указания определяют, как должно выполняться поручение, и известны лишь доверителю и поверенному, но не третьим лицам. Поэтому допущенное превышение полномочия (например, приобретение имущества в собственность, а не в пользование, участие в составлении акта о качественной приемке продукции лицом, уполномоченным лишь на ее приемку по количеству, и т. п.) не создает для доверителя никаких обязанностей, разве что последует одобрение им таких действий. Напротив, если поверенный отступит от указаний доверителя (например, допустит превышение покупной цены, заарендует строение в неоговоренном месте и т. п.), совершенные им действия обязывают последнего перед третьими лицами, но дают ему право на возмещение убытков за счет поверенного[1478].

Поскольку поверенный действовал не в своих интересах, а в интересах доверителя, он обязан был во всем сообразовываться с полученными от последнего указаниями под страхом ответственности за возникшие в результате их нарушения убытки[1479]. В то же время закон предоставлял право поверенному отступить от указаний доверителя. Это допускалось если по обстоятельствам дела это было необходимо в интересах доверителя и поверенный не мог предварительно запросить доверителя либо не получил своевременно ответа на свой запрос. Указания доверителя могли оказаться невыполнимыми фактически (например, отсутствовало в продаже имущество, которое необходимо было купить) или юридически (например, у поверенного могло быть недостаточно полномочий), а также в интересах доверителя нужно было выполнить поручение с отступлением от точных указаний последнего[1480]. При соответствующих обстоятельствах поверенный обязан был уведомить доверителя о допущенных отступлениях, как только уведомление стало возможным (ст. 397 ГК РСФСР).

Учитывая лично-доверительный характер договора поручения, поверенный, по общему правилу, обязан был исполнить данное ему поручение лично (ст. 398 ГК РСФСР), т. е. не прибегая к услугам третьих лиц. Личное исполнение со стороны гражданина означало совершение порученных юридических действий им самим, а со стороны юридического лица — его органами в пределах своей компетенции или работниками в пределах своих трудовых или членских обязанностей[1481]. Однако из этого правила были исключения, и поверенный вправе был передать исполнение поручения другому лицу (заместителю) в случаях, предусмотренных в ст. 68 ГК. Речь шла о двух случаях: 1) когда такое право было предусмотрено доверенностью; 2) когда поверенный вынужден был к этому силой обстоятельств для защиты интересов доверителя. В этих случаях поверенный отвечал лишь за выбор заместителя, но должен был сообщить доверителю о передаче исполнения заместителю и необходимые сведения о последнем. При этом у доверителя было право отвести заместителя, избранного поверенным. В ст. 398 ГК подчеркивалось, что поверенный отвечал за выбор самого заместителя (с учетом его способностей, знаний, квалификации, образования, необходимых для исполнения поручения), а не за собственно исполнение заместителем поручения. Поэтому если заместитель не выполнил надлежащим образом поручение, то именно он и должен был отвечать перед доверителем (при условии соблюдения поверенным всех вышеописанных правил).

На поверенного ст. 399 ГК возлагались и дополнительные обязанности. Так, поверенный должен был сообщать доверителю по его требованию все сведения о ходе исполнения поручения. Доверитель получал в результате возможность осуществлять текущий контроль за исполнением поручения и, при необходимости, изменять свои указания. Кроме того, после исполнения поручения без промедления поверенный обязан был представить доверителю отчет с приложением оправдательных документов, если это требовалось по характеру поручения. Такой отчет требовался при исполнении сложных поручений, предполагающих документальное обоснование, и обоснования понесенных поверенным издержек. Наконец, поверенному необходимо было также без промедления передать доверителю все полученное в связи с исполнением поручения. Это могли быть, например, денежные средства, документы, удостоверяющие возникновение у доверителя определенных прав и обязанностей.

Доверитель также был обременен обязанностями. Главной обязанностью доверителя согласно ст. 400 ГК было без промедления принять от поверенного все исполненное последним в соответствии с договором (например, имущество, денежные средства). Уклонение доверителя от принятия исполненного представляло собой просрочку кредитора, дающую поверенному право требовать возмещения причиненных ему убытков и снимающую с него ответственность за собственную просрочку, если она вызвана просрочкой доверителя[1482]. Законом были предусмотрены и дополнительные обязанности доверителя, но они носили диспозитивный характер, т. е. договором могло быть установлено иное. Он (доверитель) должен был: 1) обеспечить поверенного средствами, необходимыми для исполнения поручения (например, выдать аванс); 2) возместить поверенному издержки, которые были необходимы для исполнения поручения (например, стоимость проезда к месту исполнения поручения и обратно); 3) после исполнения поручения уплатить поверенному вознаграждение, если оно причитается (речь шла о возмездном договоре).

К прекращению договора поручения применялись общие положения ГК. В то же время гл. 35 ГК предусматривала специальные правила в этой сфере. Прежде всего, необходимо отметить, что как доверитель, так и поверенный могли в любое время отказаться от договора (ст. 401 ГК). Эта норма носила императивный характер, и соглашение об отказе от этих прав признавалось недействительным. Но поверенный должен был возместить причиненные прекращением договора убытки, если он отказался от договора при условиях, когда доверитель был лишен возможности иначе обеспечить свои интересы (например, если доверитель не мог привлечь для исполнения поручения другое лицо или самостоятельно совершить необходимые юридические действия).

Кроме того, будучи по своей природе лично-доверительным, договор поручения прекращался в случае смерти гражданина, участвующего в договоре, признания его недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим. Прекращение договора поручения наступало и в случае ликвидации юридического лица, участвующего в этом договоре. Указанные основания прекращения договора поручения предопределялись и его предметом — совершение юридических действий, которые могли быть реализованы только дееспособными лицами.

Особо в ГК упоминалось об обязанностях наследников. Так, наследники поверенного в случае его смерти должны были известить доверителя о прекращении договора и принять меры, необходимые для охраны имущества доверителя (ст. 403 ГК). Аналогичные обязанности возлагались на ликвидатора юридического лица, бывшего поверенным.

В связи с тем, что договор поручения мог быть прекращен по разным основаниям до полного исполнения поручения, закон возлагал на доверителя обязанность по возмещению поверенному понесенных издержек и уплате ему вознаграждения соразмерно выполненной работе (ст. 402 ГК). Однако это правило не применялось к исполнению поверенным поручения после того, как он узнал или должен был узнать о прекращении поручения.

Комиссия

Договор комиссии в Гражданском кодексе РСФСР 1964 г. определяется как соглашение по которому одна сторона (комиссионер) обязуется по поручению другой стороны (комитента) за вознаграждение совершить для комитента одну или несколько сделок от своего имени (ст. 404 ГК).

Особенностями данного договора, как и по современному законодательстве, являлось: а) комиссионер, выполняя поручение комитента, выступал в гражданском обороте от своего имени; б) комиссионер выполнял не фактические, а юридические действия; в) комиссионер мог заключить как одну, так и несколько сделок; г) комитент стороной в сделке не являлся.

Договор комиссии являлся консенсуальным договором и признавался заключенным в момент, когда контрагенты достигли соответствующего соглашения. Сделанный вывод не меняется вследствие того, что например, принятие комиссионными магазинами имущества на комиссию по времени совпадает с моментом заключения договора. Однако передается вещь лишь после того, как договор заключен, и только на основе договора[1483].

Данный договор являлся возмездным даже в том случае, если условие о размере вознаграждения в нем отсутствовало. Этим, в частности, договор комиссии отличался от договора поручения, который мог быть возмездным и безвозмездным. Наличие взаимных прав и обязанностей у сторон давал основание рассматривать договор комиссии как двусторонне-обязывающий.

Предметом договора комиссии могли быть различные вещи, не изъятые из гражданского оборота, за исключением некоторых ограничений, устанавливаемых правилами комиссионной торговли, регулирующими данный вид комиссионной деятельности.

Имущество, поступившее к комиссионеру от комитента либо приобретенное им для комитента, всегда являлось собственностью последнего. При этом на комиссионере лежала обязанность хранить имущество комитента, не допуская его ухудшения. Комитент, оставаясь собственником, нес и риск случайной гибели или порчи своего имущества, а комиссионер отвечал перед ним за виновные действия, повлекшие утрату, недостачу или повреждение имущества комитента.

Объектом договора комиссии могли быть различного рода правомерные действия. Как известно, О.С. Иоффе выделял в договоре комиссии материальный и юридический объекты. При этом ученый отмечал, что материальный объект в договоре комиссии имеется лишь постольку, поскольку комиссионеру принадлежит право на денежное вознаграждение. Что касается юридического объекта, то его образуют те действия комиссионера, на которые вправе притязать комитент[1484].

Ст. 405 ГК РСФСР устанавливала обязательную письменную форму независимо от суммы и участников комиссии.

Сторонами договора комиссия являлись комитент, для которого совершается указанная в договоре сделка, и комиссионер, который совершает сделку.

В качестве комиссионера обычно выступали организации, для которых комиссионные сделки составляли основной или один из основных видов их деятельности. Это, в частности, комиссионные магазины, организации потребкооперации, внешнеторговые объединения и т.п.

В качестве комитентов могли выступать граждане и предприятия, сдающие товар на комиссию при условии, что такое право им предоставлено законом. Что касается граждан, то они "были не вправе заниматься в виде промысла комиссионной деятельностью, выполнение ими функций комиссионеров носило эпизодический характер" [1485].

Права и обязанности несут обе стороны. Одна из основных обязанностей комиссионера состояла в выполнении данного ему комитентом поручения точно в соответствии с поручениями комитента (ст. 408 ГК).

Комиссионер вступал в правоотношения с третьим лицом от своего имени в качестве самостоятельного субъекта сделки, однако действовал за счет комитента и выполнял его поручения[1486]. Комиссионер мог отступить от указаний комитента только в случаях, предусмотренных законом (ст. 397 ГК), если по обстоятельствам дела это необходимо в интересах комитента и комиссионер не мог предварительно запросить комитента, либо не получил своевременного ответа на свой запрос. Отступая от указаний комитента, комиссионер был обязан известить его о допущенных отступлениях, как только это станет возможным. Если комиссионер заключал сделку на условиях более выгодных, чем те, которые определены комитентом, вся выгода поступает комитенту (ст. 408 ГК). Если комиссионер продал имущество по цене ниже назначенной комитентом, он был обязан возместить последнему разницу, если не докажет, что не было возможности продать имущество по назначенной цене и продажа по низшей цене предотвратила еще большие убытки. Если же комиссионер приобретал имущество по ценам, выше указанных комитентом, то он был обязан об этом немедленно уведомить комитента. Комитент, если он не желал принять такую покупку, должен был заявить комиссионеру об этом без промедления. В противном случае покупка считалась принятой комитентом. Комиссионер, который приобрел имущество по более высокой цене, может взять разницу в ценах на себя. В таком случае комитент не нес никаких убытков и поэтому не вправе отказаться от заключенной для него сделки (ст. 409 ГК).

В связи с тем, что комиссионер в правоотношении с третьими лицами выступал от своего имени, он должен был осуществить все права и исполнить все обязанности, которые вытекали из сделки. При этом комиссионер не отвечал перед комитентом за неисполнение сделки третьим лицом. Однако, по особому соглашению за специальное вознаграждение комиссионер мог принять на себя ручательство за исполнение третьим лицом заключенной сделки. Такое ручательство, как и сегодня, называлось – делькредере. Как правило, надобность в делькредере возникала только в случаях, когда советская экспортно-импортная организация на внешнеторговом рынке привлекала в качестве комиссионера какую-либо иностранную фирму или сама действовала как комиссионер. Если такое соглашение было достигнуто, а заключенная сделка согласно существующим коллизионным нормам должна была подчиняться советскому законодательству, к ней применялись правила советских гражданских кодексов о делькредере[1487]. В этом случае комиссионер полностью отвечал перед комитентом за ущерб, причиненный исполнителем сделки третьим лицам (ст. 411 ГК). При нарушении сделки третьим лицом комиссионер был обязан немедленно уведомить об этом комитента, собрать и обеспечить необходимые доказательства. Комитент, извещенный о нарушении третьим лицом сделки, был вправе требовать передачи ему требований комиссионера к третьему лицу.

На комиссионера (в силу закона или по договору) могли быть возложена обязанность по страхованию находящегося у него имущества. При уклонении от выполнения этой обязанности, в случае гибели или порчи имущества от случайных обстоятельств, комиссионер был обязан возместить комитенту ущерб в размере предположительного страхового возмещения.

После выполнения поручения комиссионер должен был передать комитенту все полученное по исполненному поручению. Согласно ст. 413 ГК комиссионер обязан представить комитенту отчет о выполнении поручения. Если комитент имел возражения по отчету, он был обязан сообщить о них комиссионеру в течение трех месяцев со дня получения отчета. В противном случае отчет, при отсутствии иного соглашения, считался принятым.

Комиссионер имел право удержать причитающееся ему по договору комиссии из всех сумм, поступивших к нему за счет комитента. Таким образом, за комиссионером признавалось право зачета встречных денежных требований комитента. Это право распространялось на все суммы, причитающиеся комиссионеру: комиссионное вознаграждение, вознаграждение за делькредере, расходы, связанные с погашением комиссионного поручения, аванс, если он выдавался комитенту[1488].

Определенные обязанности по договору комиссии возлагались и на комитента. Комитент был обязан: принять от комиссионера все исполненное по совершенной сделке; осмотреть полученное от комиссионера имущество и об обнаруженных недостатках без промедления сообщить комиссионеру; освободить комиссионера от обязанностей, требующих исполнения перед третьими лицами. По исполнении поручения комитент был обязан уплатить комиссионеру вознаграждение. Комиссионное вознаграждение могло быть определено разными способами – в виде твердой денежной суммы или в виде соответствующего процента от суммы сделки, совершить которую поручалось комиссионеру. Помимо уплаты вознаграждения комитент был обязан также компенсировать комиссионеру расходы, которые тот произвел, исполняя поручение.

Договор комиссии мог быть прекращен по требованию комитента в любое время. Комиссионер, по общему правилу ст. 419 ГК, не вправе был отказаться от исполнения принятого поручения. Отказаться от поручения комиссионер мог лишь в случае, если это прямо предусматривалось договором либо вызывалось невозможностью его исполнить или допущенными комитентом нарушениями.

В последнем случае за комиссионером сохранялось право на комиссионное вознаграждение и компенсацию понесенных расходов. Отказываясь от исполнения поручения, комиссионер был обязан письменно уведомить об этом комитента. Комитент в пределах месячного срока должен был распорядиться своим имуществом (либо принять его от комитента, либо передать на хранение третьим лицам).

Договор комиссии прекращался также исполнением и со смертью комиссионера, ликвидации юридического лица - комиссионера. После смерти комитента - гражданина, признания его безвестно отсутствующим, недееспособным или ограниченно дееспособным, или прекращения юридического лица – комитента договор комиссии сохранял силу. В данном случае ст. 418 ГК обязывала комиссионера продолжать исполнение поручения до тех пор, пока от правопреемников или соответственно представителей комитента не поступят надлежащие указания.

Отдельные виды договора комиссии, такие, например, как договор комиссии на продажу сельскохозяйственных продуктов; договор комиссионной торговли непродовольственными товарами; договор комиссии на продажу автомобилей и мотоциклов с колясками; договор комиссии по продаже излишних материальных ценностей социалистических организаций имели свои особенности.

Комиссионная торговля сельскохозяйственных продуктов была введена в 1953 году Постановлением Совета Министров СССР и ЦК КПСС «О мерах дальнейшего развития советской торговли». Этот вид комиссионной торговли был закреплен в ст. 404 ГК и наряду с ГК регулировался специальными нормативными актами, в частности, постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 25 февраля 1961 г. «Об улучшении организации сбыта излишков сельскохозяйственной продукции колхозниками и колхозами»[1489], Условиями и Порядком приема от колхозов на комиссию сельскохозяйственных продуктов организациями потребительской кооперации, утвержденными Постановлением Центросоюза 8 июня 1967 г.[1490] и др.

По договору комиссии на продажу сельскохозяйственных продуктов колхоз (комитент) поручает организации потребительской кооперации (комиссионеру) продать излишки сельскохозяйственных продуктов, оставшиеся после выполнения колхозом обязательств по продаже сельскохозяйственной продукции государству (ч.2 ст. 404 ГК).

Комитентами по договору выступали только колхозы, а комиссионерами- организации потребкооперации. В юридической литературе того периода было высказано мнение о расширении круга комитентов (речь идет, в частности, о совхозах)[1491]. Несмотря на то, что данное мнение было поддержано большинством советских цивилистов, этот вопрос так и остался нерешенным. При необходимости реализации излишков за пределами района своей деятельности комиссионеры могли заключать договоры субкомиссии с другими организациями потребкооперации. В этом случае комиссионер по первоначальному договору становился комитентом в отношении субкомиссионера, непосредственно реализующего сельхозпродукцию.

На комиссию принимались овощи, картофель, скот, птица, рыба, мясо, молоко, яйца и другие сельскохозяйственные продукты, кроме тех, которые, как, например, хлопок и шерсть, в полном объеме сдавались государству на основе плановых государственных закупок.

Цена определялась соглашением сторон, но не могла быть выше рыночной. Снижение продажной цены было возможно только по соглашению сторон. В случае, если комиссионер не мог продать продукцию по согласованной цене, то он был обязан телеграфно уведомить об этом колхоз и сообщить ему о количестве нереализованных продуктов и новой цене. Колхоз должен был ответить на уведомление в течение суток. Если в этот срок ответа от комитента не поступил, комиссионер мог продать скоропортящиеся продукты по сложившимся рыночным ценам.

Форма договора всегда была письменной. Письменное оформление разового договора совершалось путем выдачи накладной колхозу организацией потребительской кооперации, принявшей продукты на комиссию. В накладной отражались все необходимые реквизиты договора (наименование продуктов, дата их приема, кем сданы продукты, их количество и качество, продажная цена, сроки расчетов).

Основная обязанность комиссионера состояла в выполнении поручения комитента о продаже сданной на комиссию сельскохозяйственной продукции. Кроме того, комиссионер был обязан принять обусловленную договором сельхозпродукцию; выдать колхозу аванс в размере до 75% обусловленной стоимости продукции; предоставить комитенту отчет об исполнении и произвести окончательный расчет в течение 3 дней после реализации продуктов.

За особую плату комиссионер мог выполнить погрузочно-разгрузочные работы и произвести переработку сданной на комиссию продукции.

Комитент, в свою очередь, был обязан передать комиссионеру обусловленную договором сельскохозяйственную продукцию, доставить ее к месту, указанному в договоре, произвести сортировку и упаковку продукции и уплатить кооперативной организации комиссионное вознаграждение.

Реализация на комиссионных началах легковых автомобилей и мотоциклов с колясками осуществлялась только специализированными комиссионными магазинами, а в городах и рабочих поселках, где таких магазинов не было,- другими магазинами по особому перечню. Продажа транспортных средств гражданам производилась на основе Правил продажи населению легковых автомобилей и мотоциклов с колясками утвержденных приказом Министерства торговли СССР от 22 декабря 1977г. № 256[1492] и Типовых правил комиссионной торговли легковыми автомобилями и мотоциклами с колясками, утвержденных приказом Министерства торговли СССР от 19 августа 1982 г.[1493].

В качестве комитентов здесь выступали собственники имущества или по их доверенности другие лица. Это граждане, автопарки, автохозяйства и другие предприятия, учреждения, организации. Приобретать автомобили могли граждане, достигшие 18 лет, мотоциклы – 16 лет.

В зависимости от того, как продавался автомобиль (обезличенно или с указанием покупателя) цена на него назначалась соответственно самим гражданином (собственником) или специальной комиссией по согласованию с комитентом.

Не разрешались прием на комиссию и продажа гражданам самодельно изготовленных транспортных средств, гоночных автомобилей. Возврат купленных автомобилей законодательством не предусматривался, так как комиссионный магазин не гарантировал их качество. Комитент был обязан уплатить комиссионеру вознаграждение в размере 7% проданной цены.

Комитент имел право в любое время расторгнуть договор комиссии. При этом он был обязан уплатить магазину стоимость хранения и содержания машины из расчета 0,5 оценочной стоимости транспортного средства за полный или неполный месяц нахождения ее в магазине.

Комиссионная торговля непродовольственными товарами наряду с ГК также регулировалась специальными нормативными актами, в частности, Правилами комиссионной торговли непродовольственными товарами, утвержденными приказом Министерства торговли СССР от 23 февраля 1990 г. № 26[1494]

На комиссию могли быть приняты товары народного потребления и домашнего обихода, годные для использования, как новые, так и бывшие в употреблении, но не требующие ремонта или реставрации, удовлетворяющие требованиям санитарии; произведения изобразительного и декоративно - прикладного искусства, предметы антиквариата; радиоэлектронные средства - портативные приемно - передающие радиостанции, бесшнуровые радиотелефоны, устройства охранной радиосигнализации, сендеры (устройства для передачи телевизионного сигнала от видеомагнитофона) - по предъявлении гражданами разрешений местных органов Государственной инспекции электросвязи Министерства связи СССР; изделия кооперативов, граждан, занимающихся индивидуальной трудовой деятельностью, а также членов клубов самодеятельного технического творчества, любительских объединений, клубов по интересам.

Ювелирные изделия принимались на комиссию только специализированными комиссионными магазинами. Специально выделенные комиссионные магазины могли принимать от соответствующих организаций конфискованное, перешедшее по праву наследования к государству, бесхозяйное имущество, а также имущество, изъятое у граждан в возмещение причиненного ущерба во исполнение приговоров и решений судов. Не принимались на комиссию товары, изъятые из гражданского оборота и ограниченно оборотоспособные, вещи от несовершеннолетних в возрасте до 18 лет.

Цена вещей, принимаемых на комиссию, устанавливались комитентом, независимо от степени износа. Цена на ювелирные изделия из драгоценных металлов, драгоценных и полудрагоценных камней определялись с учетом действующих государственных розничных цен, качества товаров и спроса покупателей.

Договор заключались всегда в письменной форме.

Вещи, приобретенные в комиссионном магазине, обратно от покупателей не принимались, за исключением новых вещей с дефектами, не обнаруженными при их приеме на комиссию, и если они возвращались не позднее 2-х суток после покупки. Вещи с дефектами возвращались комитентам. При возврате вещей с дефектами, не обнаруженными во время приема, плата за их хранение не взималась.

В порядке комиссионной продажи могли быть реализованы и принадлежащие социалистическим организациям излишки оборудования и материалов, от перераспределения которых отказались их вышестоящие органы. Такая же возможность была им предоставлена и в отношении продукции, не имеющей сбыта по плановым каналам. Входящие в систему Госснаба СССР сбытоснабженческие организации были обязаны выявлять и учитывать излишки материальных ценностей, образующиеся на предприятиях и организациях.

Правила о договоре со снабженческо-сбытовой организацией о реализации на комиссионных началах сверхнормативных, излишних и неиспользуемых материальных ценностей предусмотривались Положением о порядке реализации сверхнормативных, излишних и неиспользуемых сырья, материалов, изделий, оборудования и других материальных ценностей, утвержденным постановлением Госснаба СССР от 2 ноября 1977г. № 55 [1495].

Комиссионная продажа в этом случае осуществлялась со склада комитента или комиссионера.


Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2022 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7