Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Современное состояние факторных рынков в России.





Рынок труда в России.

 

Сложное становление российского рынка труда (как и рыночной системы в целом) обусловлено различными факторами и, прежде всего, противоречивым переплетением старого и нового. Исходным пунктом его развития была советская система трудовых отношений.

Для формирования российского рынка труда характерны неполная занятость (безработица), заниженная в среднем заработная плата и большая дифференциация доходов населения.

Графическое изображение складывающегося на российских предприятиях соотношения спроса на труд, его предложения и цены (рис. 9).

W                                                                                                                                                                                           

 

                                                                                          Рис. 9. Спрос и предложение труда

                                                                                                         в современной России.                                                                                                                          

 

 

WA                                             А             

WB   занижение зарплаты                                                                                                                                                                                                                                                                

                                              В    

        завышение издержек                                                                                             

WO                     О    

 

 

                               избыток безработица


                            LO     LB LA                                L



 

Известно, что в России при переходе к рынку произошло существенное падение производства на многих предприятиях, выпускающих как гражданскую, так и особенно военную продукцию. Это падение привело к сокращению совокупного спроса на труд. Кривая спроса DL оказалась в значительно более низком положении, чем в советское время. Соответственно появилась и новая точка равновесия О, требующая более низкого уровня занятости LO и уменьшенной зарплаты WO.

Но предприятия в большинстве случаев не решаются сокращать рабочую силу пропорционально снижению своего производства (т.е. доводить ее численность до равновесного уровня LO). Из-за опасности социальных волнений они поддерживают занятость на некотором промежуточном уровне LB (меньше, чем в советское время, но больше, чем необходимо для максимизации прибыли). Избыток рабочей силы на предприятиях, естественно, сопровождается завышением издержек производства, связанных с оплатой лишнего количества труда и по ставке WB, превышающей равновесную ставку конкурентного рынка WO.

Кстати, со слишком высоким уровнем издержек связана и одна из причин невыплаты заработной платы – у предприятий просто не хватает денег (на конец 1997 – нач. 1998 гг. просроченная задолженность по оплате труда в промышленности России составила 45,6 млн. деноминированных рублей).

Та же самая ситуация, однако, совершенно иначе выглядит с позиции занятых. Точкой отсчета для них, естественно, является дореформенное положение (на рис. 9 точка А). Сравнивая свою теперешнюю и старую зарплату, работники не могут не ощущать ее понижение (WB < WA), а появившаяся безработица (наполню, нынешний уровень занятости ниже полной занятости, существовавший в СССР, т.е. LB < LA) пугает их и лишает уверенности в завтрашнем дне.

Рассмотренная ситуация носит крайне противоречивый характер. Правильное с точки зрения рыночных интересов фирм решение состоит в смещении объемов найма рабочей силы к точке равновесия О. Но это неизбежно вызовет резкое увеличение безработицы и дополнительное снижение зарплаты. Очевидно, что пережить новое ухудшение условий существования измученному российскому народу будет крайне трудно. Опасность социальных потрясений, в том числе и радикального характера, весьма велика.

Ситуация принципиально может быть улучшена только в условиях экономического роста. Если под воздействием общехозяйственного подъема спрос на труд возрастет, то равновесная точка О сместится выше – в сторону более высокой занятости и зарплаты. Тогда переход предприятий к рыночно обоснованным размерам найма рабочей силы перестанет автоматически вызывать ухудшение положения трудящихся.

Неформальная занятость. При современном депрессивном состоянии отечественной экономики своеобразным амортизатором негативных социальных последствий реформ является резко возросшая так называемая неформальная занятость: разовые подработки и особенно деятельность мелких торговцев (включая торговцев с рук, палаточников, «челноков»), общая численность которых, по различным оценкам, колеблется от 10 до 40 млн. человек. По данным Минтруда России за 1999 г., в «неформальном» секторе экономики страны уже занято примерно 30% трудовых ресурсов.

Описанный способ смягчения социальных проблем имеет и обратную сторону. В «теневой» экономике занятость нередко сочетается с низкой ценой трудовых услуг и плохими условиями самого труда при полном отсутствии каких-либо социальных гарантий. Кроме того, неформально занятые легко вовлекаются в криминальные связи.

Государственное регулирование рынка труда – необходимость для России. Все более настоятельной необходимостью для России является целенаправленное и эффективное государственное регулирование рынка труда. Уповать и надеяться лишь на позитивные результатысамо­регуляции рынка трудовых ресурсов ни в коей мере нельзя. Ведь в нашей стране широко распространена монопсония, достаточно слабы профсоюзы, отсутствуют традиции поиска компромиссов и социального партнерства между трудом и капиталом, словом, край­не велика степень несовершенства рынка и, следовательно, крайне ограничены возможности автоматического устранения существую­щих диспропорций. В этих условиях государство должно быть га­рантом обеспечения нормальной жизнедеятельности лиц наемного труда, выступать в роли главного «социального контролера».

Государственное регулирование рынка труда — комплекс экономических, законодательных, административных и организа­ционных мер, направленных,

· во-первых, на стимулирование роста занятости;

· во-вторых, на подготовку и переподготовку работников;

· в-третьих, на содействие найму рабочей силы;

· в-четвертых, на введение системы социального страхования безработицы и обязательного пенсионного обеспечения.

В России формирование конкретных механизмов этого регули­рования идет в настоящее время параллельно со становлением самого рынка трудовых ресурсов. Определенные шаги здесь уже сделаны: принят Закон о занятости, создана государственная служба занятос­ти, развертывается система переподготовки кадров, официально устанавливаются прожиточный минимум и минимальная заработ­ная плата. Впрочем, пока два последних индикатора являются в России (в отличие от высокоразвитых стран с рыночной экономи­кой) лишь условными показателями. Дело в том, что минимальная заработная плата установлена на таком низком уровне, что любая — даже откровенно грабительская ставка — легко укладывается в этот норматив.

 

Рынок капитала в России .

 

В начале проведения реформ Россия столкнулась с проблемой отсутствия в стране крупных капиталов. В конце 80 – нач. 90-х гг. в собственности российского государства находилось более 80% предприятий и организаций. Среди них были гиганты АвтоВАЗ, КамАЗ, Уралтяжмаш и др., стоимость которых измерялась миллиардами долларов. Вместе с тем десятилетия уравнительного распределения доходов при социализме практически полностью исключили существование крупных личных состояний, а значит и возможность прямого выкупа государственных предприятий частными лицами.

Таким образом, проблема первоначального накопления капитала в новейшей истории России выступила в необычной форме: она состояла не в трудности аккумуляции стартового капитала для создания предприятий (заводы и фабрики были созданы еще при социализме), а в его нехватке для их выкупа в частную собственность. Следовательно, необходимо было создать условия для приобретения прав собственности частными лицами, причем теми, кто мог бы извлечь из них большую пользу и способен лучше управлять предприятиями. Поэтому в нашей стране стало жизненно важным проведение процедуры приватизации в виде продажи или безвозмездной передачи государственных предприятий коллективам и частным лицам.

Для решения проблемы выкупа предприятий в России в качестве главного был избран метод бесплатной передачи государственного имущества в частную собственность. Были выпущены и безвозмездно розданы населению приватизационные чеки или ваучеры, на которые в дальнейшем распродавалась государственная собственность.

Основными формами приватизации стали:

1. преобразование предприятий в акционерные общества с последующей продажей акций;

2. купля-продажа.

Основная масса отечественных средних и крупных предприятий приватизировалась путем превращения государственных предприятий в акционерные общества.

Приватизация в современной России выполнила главную задачу периода первоначального накопления капитала – перевела основные предприятия в частную собственность и тем самым создала предпосылки для рыночного функционирования фактора капитал. Уже к 1997 г. 87% всех предприятий страны были частными, т.е. доля частного сектора вышла на тот уровень, который существует в большинстве развитых стран с рыночной экономикой.

Вместе с тем в ходе приватизации был резко нарушен баланс перераспределительного и сберегательного механизмов первоначального накопления капитала. В условиях трансформации социалистической экономики в рыночную существовал ряд способов сверхбыстрого обогащения отдельных лиц за счет основной массы населения.

Ценовой путь, состоявший в использовании разницы между старыми фиксированными и рыночными ценами. Государственное предприятие продавало коммерческой фирме материальные цен­ности по старым государственным ценам, а та реализовывала их потребителям по многократно более высоким рыночным ценам. Разумеется, продажа по старым ценам производилась не любому желающему, а только «своим людям». Практически всегда долю от сверхприбылей в таких сделках имело и руководство государственного предприятия.

Кредитный путь, заключавшийся в получении по низким ставкам и на длительный срок государственных кредитов либо в задержке платежей (скажем, заработной платы бюджетников) и «прокрутке» соответствующих сумм банком. Он был весьма эффективен в период гиперинфляции, когда деньги обесценивались столь быстро, что взятая в долг сумма через несколько месяцев превращалась в ничто. Получение кредита под низкий процент в таких условиях было равноценно праву вообще не отдавать долг. Излишне даже говорить, что и эта возможность обогащения была открыта лишь для избранных.

Внешнеторговый путь, обеспечивавший сверхприбыли импортерам потребительских товаров (игра на дефицитах внутреннего рынка страны) и экспортерам сырья (игра на разнице внутренних и мировых цен).

Ростовщическийпуть, состоявший в кредитовании государства и (в меньшей степени) предприятий реального сектора под грабительские проценты. Примером его могут служить государственные кредитные обязательства (ГКО), к выпуску которых государство вынуждено было прибегнуть из-за дефицита бюджета. Проценты по ним на протяжении 1994 — перв. пол.1998 г. превосходили доходность от вложения в любой другой вид экономических операции.

Криминальный путь, включавший целый набор откровенных экономических преступлений (подделка платежных документов, перевод денег в фирмы-однодневки и т.п.).

Во многом с помощью перечисленных путей обогащения в по реформенной России возникли крупные частные капиталы.

Еще более опасным для российской экономики в наши дни является то, что приоритет сбережения над потреблением (веберовский «дух капитализма») не стал господствующей формой хозяйственного поведения всей предпринимательской элиты (особенно после кризиса августа 1998 г.). В конце концов не так уж важно, как исторически произошло первоначальное накопление капита­ла, если функционально возникшие предприятия работают на на­копление капитала и расширение производства за счет доброволь­ного самоограничения потребления властвующей элитой. К сожалению, в современной России демонстративная расточитель­ность затрат на личное потребление — от вошедших в анекдоты причуд «новых русских» до гигантских представительских расходов фирм на пышные особняки, дорогие автомобили и т.п. – стали нормой ведения бизнеса.

Недостатки процесса приватизации безусловно сказались на ходе и качестве проведения реформ в экономике России, став важным фактором ухудшения хозяйственного положения страны.

 

 

Рынок земли в России.

 

Россия принадлежит к числу богатейших по своим природным – как возобновляемым, так и невозобновляемым – ресурсам стран мира. К сожалению, в России значительная часть природных ресурсов пока не поставлена на службу производству и даже не стоит на его пороге, а является потенциальным, т.е. весьма неопределенным достоянием. Если бы большая часть российских поистине гигантских потенциальных богатств была превращена в реальные, то страна уже сегодня стала бы одной из богатейших и высокоразвитых.

Тем не менее роль природных ресурсов в современной экономике страны исключительно велика, а возможно даже гипертрофирована. Дело в том, что процесс адаптации к рынку у ресурсодобывающих отраслей оказался легче, чем у обрабатывающих. В условиях конкуренции с ведущими мировыми производителями, значительно проще создавать, скажем, созданную природой нефть, чем автомобили.

Удельный вес основных видов топливно-энергетических ресурсов (нефти, нефтепродуктов, газа и др.) в общем объеме экспорта составлял в 1997 г. 46,1%, черных и цветных металлов – 16,3%. Если же учесть все статьи сырьевого экспорта, то более ¾ экспорта России приходилось на прямой и косвенный (в слабо обработанной форме) экспорт невозобновляемых ресурсов. На международном рынке современная Россия выступает почти исключительно в качестве поставщика сырья и полуфабрикатов.

Продажа за пределами страны стала главной целью добычи и первичной переработки рысья, тогда как внутреннее потребление отступило на 2-й план. Так за рубеж вывозится более половины всей добываемой нефти (в форме сырой нефти или нефтепродуктов), свыше 2/3 проката цветных металлов, еще большая часть производимого алюминия и других цветных металлов. В целом, согласно оценкам экспертов, от 1/3 до ½ всех производимых в стране товаров и услуг прямо или косвенно связано с экспортом сырья и его обслуживанием.

Это обстоятельство оказывает двоякое воздействие на российскую экономику. С одной стороны, добывающие отрасли (и в первую очередь топливно-энергетический комплекс — ТЭК) слу­жат своеобразным амортизатором современного кризиса в стране, смягчают общее падение производства и зарабатывают средства (в том числе и валютные) для решения социальных проблем. Если готовая российская продукция с трудом пробивается на мировой рынок, то сырье пользуется там значительным спросом.

Несмотря на 4-кратное снижение внутрен­него потребления проката, основная причина которого состоит в тяжелейшем кризисе отечественного машиностроения, отрасли благодаря расширению экспорта удалось почти не сокращать размеры производства. А, следовательно, сохранить в работоспо­собном состоянии производственные мощности, поддержать заня­тость, продолжить платить налоги и приносить стране валютную выручку.

С другой стороны, национальные природные ресурсы во все большей степени используются за пределами страны, что:

1) делает экономику уязвимой по отношению к падению мировых цен на сырье;

2) порождает опасность растраты невозобновимых ресурсов.

Рассмотрим оба этих момента подробнее.

Гипертрофированное значение вывоза невозобновляемых ре­сурсов ставит успехи и провалы экономического развития России в прямую связь с уровнем мировых цен. В частности, одной из глав­ных причин тяжелейшего финансово-экономического кризиса 1998 г., перечеркнувшего надежды на быстрый переход российской экономики к росту, было резкое падение мировых нефтяных цен с 20—22 долл. за баррель в 1996 г. до 10—12 долл. в конце 1998 г. Оно резко сократило валютную выручку экспортеров, уменьшило предложение долларов в стране и, как следствие, спровоцировало падение курса рубля и последовавший за ним кризис.

Более того, гигантские объемы российских продаж сырья сами оказывают понижательное воздействие на уровень мировых цен, т.к. изменяют соотношение спроса и предложения в глобаль­ных масштабах. Это произошло, в частности, в последнее время с ценами на алюминий, медь и никель.

Одновременно ускоренное расходование российских невозобновляемых ресурсов оказывает повышательное воздействие на будущие цены, по которым пойдет реализация законсервированных (но – увы! — не Россией, а более предусмотрительными странами) ре­сурсов. Прямое негативное воздействие на нашу страну это может оказать в случае ее превращения из экспортера в импортера отдель­ных ресурсов. Применительно к нефти такая перемена, в частности, возможна уже в первое десятилетие нового тысячелетия.

Опасность растраты невозобновимых ресурсов вызвана тем, что в современных российских условиях рыночные механизмы спо­собствуют одностороннему предпочтению текущего (экспортного) использования невозобновляемых ресурсов над их консервацией. Причины низкой привлекательности консервации ресурсов в первую очередь связаны с неопределенностью прав собст­венности и высокими экономическими и политическими рисками в России.

Так, находившиеся в 1998 г. на рекордно низком за последние 25 лет уровне цены на нефть, по мнению большинства экспертов, в среднесрочной перспективе должны резко повыситься. В этих условиях консервация нефтяных запасов в принципе является весь­ма выгодным делом. Однако с позиций нынешних российских соб­ственников данного ресурса она все равно может представляться нерациональной. Ведь неизвестно, останутся ли они владельца­ми соответствующего месторождения через 5 лет, когда придет время получать прибыль от повышения цен.

С другой стороны, текущее экспортное потребление невозобновляемых ресурсов исключительно выгодно:

1) из-за сохраняющейся еще разницы экспортных и внутренних цен (мировые цены выше, особенно возросла эта разница пос­ле девальвации рубля);

2) из-за того, что экспорт дает доступ к «живым» деньгам.

Но именно «живые» деньги и только они могут быть с бешеной прибылью использованы в финансовых операциях. До середины 1998 г. это были сделки с ГКО, приносившие в наиболее выгодные моменты до 200%, а в среднем 50—70% годовой прибыли. В насто­ящее время сопоставимый уровень доходности обеспечивают валют­ные операции. Совершенно очевидно, что доходы от повышения цен на невозобновляемый ресурс при принятии решения о его консер­вации даже отдаленно не приближаются к такому уровню. Чистая дисконтированная стоимость консервации (NPV) в таких условиях неизбежно будет отрицательной и собственники будут постоянно предпочитать текущее потребление ресурсов.

Необходимость государственного регулирования.      В силу сложившихся в России специфических экономических и политических условии стихийные силы рынка ассиметрично способствуют текущему потреблению невозобнавляемых ресурсов в ущерб их консервации. Значительную роль в нормализации этой ситуации может и должно сыграть государство.

Главная проблема в данном случае состоит в том, что государство, как получатель налогов, тоже объективно заинтересовано не в консервации, а в продаже ресурсов. Ведь надо где-то брать день­ги, чтобы платить бюджетникам и пенсионерам, содержать армию и т.д. Кроме того, государство не может игнорировать уже описан­ную роль экспорта сырья в качестве антикризисного амортизато­ра. Тем не менее демократическое государство с его разделением властей и представленностью «в верхах» разных заинтересован­ных сторон (центра и регионов, «сырьевиков» и представителей обрабатывающей промышленности и т.п.) в принципе может обес­печить соблюдение долгосрочных российских интересов в сырье­вой сфере. Прежде всего именно оно своими регулирующими ме­рами должно не допустить утечку за бесценок ресурсов за границу.

Современное состояние сельского хозяйства. Сельское хозяйство в настоящее время еще не вышло на оптимальный уровень своего развития и характеризуется, к сожалению, низкой эффективностью. По основные экономическим показателям аграрный сектор России ощутимо отстает от передовых хозяйств США и Западной Европы, причем этот разрыв продолжает увеличиваться.

В целом в последние годы за счет импорта обеспечивается примерно треть общего потребления продовольствия и свыше половины его розничного товарооборота. Это обстоятельство и стало одной из главных причин резкого снижения уровня жизни населения после августа 1998 г.: импортное продовольствие резко подорожало, а своим – при современном уровне его производства – страна уже не могла обойтись.

Частная собственность на землю. Ее в настоящее время в России нет вообще. Раз она отсутствует, значит нет ни рынка купли-продажи земли, ни рынка ее аренды. Другими словами, в отличии от остальных типов рынков – как готовых товаров, так и ресурсов – рынок земли в нашей стране не создан даже в общих чертах.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.